Токио. Отражение.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Токио. Отражение. » АРХИВ ИГРЫ » Собственная квартира Имая Хисаши


Собственная квартира Имая Хисаши

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Пятидесятиэтажное современное здание в центре, разделенное на несколько блоков. Первые три этажа занимают кафе, магазины, курительный салон и фотоцентр, оборудованный по последнему слову техники. В здании имеется двухэтажный лифт. Одна его кабина останавливается на четных этажах, другая на нечетных. Вход в кабину лифта открыт как из подземной части сооружения, так и с улицы. В подземной части здания – многоэтажная автостоянка.

Квартира выдержана в стиле минимализма с преобладанием контрастных тонов белого и черного.
В ней имеется просторная зала для приема гостей, две спальни (каждая со своей ванной комнатой), кабинет, кухня, являющаяся логическим продолжением залы, специальная комната с коллекцией костюмов и игрушек. [
b]Двери [/b]
Раздвижные перегородки и ширмы.
Мебель
Простая, легкая, мобильная и изящная. Шкафы встроены в специальные ниши.
Свет
В квартире много света: абажуры из рисовой бумаги простых форм, лампы напольные и потолочные.
Аксессуары
Шкатулки, миниатюры-нэцкэ, статуэтки, свитки с иероглифами, светильники, картины, зеркала.
Цветы
Искусственные в вазах и живые в горшках

«Темная» спальня

Не очень большая комната, ассиметричного вида, выполненная в черно-персиковых тонах.
Низкая простая кровать с бельем черных или персиковых цветов (по настроению). Над кроватью висит зеркало в черной раме, визуально расширяющее пространство комнаты. У изголовья кровати маленькая тумбочка, напротив деревянный стеллаж под потолок, на котором стоит «искрящийся» светильник и фотографии в рамках. Большее время стеллаж ничем не заполнен, но иногда на нем появляются книги и личные вещи хозяина квартиры. У стены, напротив кровати стоит напольная ваза с искусственными цветами.
На полу светло-персиковое ковровое покрытие. Светильники встроены в стену. Окон в этой спальне нет. Спальня снабжена своей ванной комнатой, отделанной в тон спальне. В ванной комнате напольная лампа из рисовой бумаги.

«Светлая спальня»

Довольно большая комната, выполненная исключительно в бело-черных тонах, с окном во всю стену. Стилизация под западный стиль минимализма. В комнате имеется двуспальная кровать, над которой висит картина-абстракция. Рядом с кроватью небольшой стеклянный столик. Освещение комнаты: два шаровидных светильника на стенах и прямоугольный на потолке. Рядом с кроватью встроенный шкаф из черного материала «под стекло». Пол-наборный паркет из натуральной древесины, покрытый небольшим пушистым белым ковром. Его мягкость приятна для ног.

Гостиная

Гостиная выдержана исключительно в светлых тонах.
Шкафы отсутствуют. Вместо них – разнообразные ниши, в которых стоят небольшие вазы и статуэтки.
На полу тонкий снежно-белый ковер. Посередине комнаты большой разборный диван нежно - салатового цвета, усыпанный подушками. Возле дивана стоит невысокий двухъярусный лаковый столик с фотографией на нем. По периметру гостиной располагаются живая растительность в горшках черного цвета. Около окна – телевизор с большим экраном.
Окна высокие под потолок. На них органза, вышитая по низу иероглифами. Освещение представлено множеством прямоугольных или сферических ламп, находящихся на потолке.
Раздвигающиеся двери гостиной ведут а кухню.

Кабинет

Просторное помещение с рабочим столом около окна. На столе стоит компьютер и принтер, много документов. Окно не имеет штор, только жалюзи, которые чаще всего бывают опущены. По периметру трех стен комнаты располагаются стеллажи с книгами о театре, искусстве, экономике, финансах.

увеличить

увеличить

0

2

Имай

Ситуация становилась все более странной. Предложение Сакураи могло бы показаться бессмысленным, если бы не факты, говорившие, что не все так однозначно с простым учителем, как он хочет показать. Вместо того, чтобы потребовать объяснений, возможно, разозлиться или же посоветовать хорошего доктора, и настоять на том, чтобы лично проводить до кабинета, Бенджиро просил оставить все так, как есть. В голове мелькнула пока еще нечеткая догадка, но озвучивать ее не стал. Лучше потом, чтобы вопрос был неожиданным, а ответ правдоподобным. А еще лучше быстрее покончить с этим разговором, тем более есть причина. Своими подозрениями я могу испортить нам вечер, а ведь так ждал этого, что скрывать. Скорее всего, Бенджиро все же неприятно, но он деликатно не желает обсуждать эту тему. Может быть, хочет, чтобы я сам все решил?

Не удержался, разговор саднил как заноза. Сакураи развернул к себе, зажимая и заставляя прижаться к раковине. Зачем же так напористо? Имай постарался мягко отстраниться, но не получилось. Ого! Только начались отношения, а ты уже пытаешься мной руководить? Я не привык к подобному. Конечно, если просят…Даже тогда не готов подчиниться. Хм, ну, конечно, если просишь ты: - Хорошо, если тебе доставит это удовольствие, то я оставлю решение проблемы до завтра, Бенджи. – Слова о честности вызвали удивленный взгляд и нервно раздутые ноздри. – В делах стараюсь, по необходимости, быть честным, а необходимость диктует рынок. Просто честность в бизнесе – своя, но объяснять тонкости нет времени и желания - профессиональные секреты. Что же касается отношений, то в таких вещах обманывать просто не имеет смысла, - улыбнувшись, - эту небольшую ложь будет легко проверить, а я очень не хочу портить наши отношения.

Видимо, ответ удовлетворил. Бенджиро расслабился, поглаживая щеку. Его близость приятна и хочется забыться рядом, ощущая мерное, теплое дыхание на своей груди. Прикрыв глаза, ощутил, как сознание захватывает нежность. Не просто чувства, а странная смесь эмоций, слишком гипертрофированных для ситуации. Позволив себе прислушаться к ощущениям и еще несколько раз отереться щекой о теплую ладонь: - Скажи, это все из-за твоих необычных способностей? Это они повлияли? – Теперь уже очередь Имая смотреть пристально в глаза Бенджи. Не отступить, и не соврать.

Сакураи

- Спасибо. Да, мне это доставит удовольствие. Тебе уже на работу вставать буквально через несколько часов, а мы будем тут разговоры вести не о том. И сейчас никакой работы, хорошо? Делай там, что хочешь, мне важны только наши отношения. Будь честным со мной. Понимаешь, - Сакураи улыбнулся, - я не хочу проверять. Я хочу тебе верить. – Иначе начнутся приказы. Жестоко, конечно, но бывают случаи, когда готов наступить на горло собственным принципам. Бенджиро уже решил, что тема замята и больше неприятных сюрпризов на вечер не предусмотрено, Имай уже был не так напряжен и тихо наслаждался нехитрой лаской, что вызывало прилив трепетной нежности, за которой скрывалось нечто более сильное и важное, словно молочный ликер, обволакивающий и пьянящий, тягучий как карамель, коротко обжигающий и оставляющий приятное послевкусие, как сейчас ощущение прикосновений на подушечках пальцев. Только не думай, что теперь отпущу, слишком долго тебя искал, уже думал, что не суждено встретить, а ты был совсем рядом. Золотистые нити скользнули вдоль ауры Бойца, не касаясь, приближаясь до опасного, но держась на минимальном расстоянии, оплетая со всех сторон тончайшей невидимой паутинкой.
От слов Имая улыбка мгновенно исчезла, а нити резко втянулись, даря Бойцу полную свободу, которую еще и отнять-то не успели. Бенджиро выжидающе посмотрел в глаза мужчины, ожидая продолжения и каких-либо уточнений, но их не последовало.
- А, может, из-за твоих? – сенсей хмыкнул и сделал шаг назад. – Не скажу, что я тут не при чем, и разбирайся сам, но тут дело Пары все же. – Значит, ты все-таки не в курсе, иначе прямо заговорил бы про Владеющих Силой обычной терминологией. И уже жестче, - с кем ты об этом разговаривал?

0

3

Имай

Имай стоял, прикрыв глаза, оперевшись руками о край раковины, и чуть наклоняясь вперед, вслед за пальцами молодого человека. Вкрадчивый голос Сакураи приятно обволакивал мозг, и вот, мысли уже хаотично блуждают в голове, навевая приятные воспоминания их последней встречи. И как это понимать, Сакураи-сан? Если как угрозу, то звучит она довольно нестандартно. Предостережение? И в чем же? Если бы были способы уберечься от обмана, люди были бы гораздо счастливее: - С тобой – буду, - прошептал тихо, одними губами. Теперь обещал, и, если потребуется, придется искать обходные пути.

Совсем расслабившись, мужчина даже зевнул, прикрывая рот ладонью. Захотелось опуститься на прохладные простыни, крепко обнимая и прижимая Бенджиро к себе. А потом слушать его дыхание до тех пор, пока не наступит рассвет, и еще долго – долго и так до конца…

- Никакой работы? Хорошо. Ты прав. Давай не будем. - Ускользая, наклонился, стаскивая боксеры, кидая их в корзину для белья и разворачиваясь всем телом к Сакураи: - Значит, мы все-таки пара? Я могу расценивать это как твое согласие? – Улыбнулся. Нет, он ничуть не пользовался ситуацией. И он вовсе не хотел поймать Бенджиро на слове. Наконец-то ты дал ответ на мой вопрос. Пусть он формален, пусть ничего не меняет, но мне нужно понимать, с кем ты, и в каком статусе рядом. А, может, просто пришлось к слову, но не зацепиться за это невозможно. – Подошел, кладя руки на плечи Бенджиро. – Я предполагал, что ты примешь верное решение. – Предупреждая все возможные возражения, Имай притянул молодого человека к себе за шею, целуя крепко-крепко.

Но Бенджиро вел себя настороженно: - Что ты имеешь ввиду? Прости, но как бы тебе не хотелось, мои родители – самые обычные люди, живущие на средние доходы. Они вырастили двух, ничем не выдающихся сыновей, если, конечно, не считать моих скромных способностей успешно разрешать денежные вопросы. А так, все очень буднично и традиционно: никаких излишеств, никаких отклонений и даже никаких необычных болезней. Конечно, если мой парень столь любопытен, могу дать их адрес, но не думаю, что отец придет в восторг от разговора с мужчиной, который живет с его сыном.Вряд ли он будет неучтив, но обсуждать ничего не станет. Мать могла бы тебе показать пару альбомов с фотографии милого и страшненького мальчика, но она делает все так, как скажет ей отец.

Подойдя и сделав вид, что случайно, но с явной охотой, прикоснулся к оголенному животу Сакураи: - Может быть, раз уж я почти доставил тебе удовольствие, ты тоже, кое что сделаешь для меня? – Выразительно, похоже на откровенный намек, посмотреть в его задумчиво-серьезные глаза. – Ты же сам сказал, что ночь – коротка, а времени так мало для нас двоих. Разденешься и в постель или сначала все же примешь душ? Похоже, тебя что-то серьезно озадачило. Надеюсь, не настолько, что ты проведешь время, медитируя в ванной.

Сделав ударение на слова «все же», Имай провел по бедру Сакураи, с удовольствием чувствуя через ткань рельефное, подтянутое тело. И от одной только мысли, что этот человек теперь «принадлежит» ему, передергивало. Пройдет время, возможно, он привыкнет к ситуации и сможет спокойно появляться со мной в общественных местах. Успешный человек, должен быть успешен и благополучен во всем.Решив проявить инициативу, Имай отодвинул дверцу душевой кабины и включил воду: - Так душ? – Подходя, сунул Бенджиро в руки полотенце. – А о чем об этом? Спинку потереть, мой любимый дознаватель?

Хотелось быстрее замять этот разговор. Если я скажу, что говорил о чем-то с Сигеру, то это будет как красная тряпка для быка, что сейчас совсем ни к чему.

0

4

Сакураи
Слова Имая сначала поставили в тупик, казалось, что тема работы закрыта, и сейчас речь идет несколько о другом, а потому на быстрый переход на личное и отреагировать не успел, только удивленно моргнул, ощутив давление на шею и последовавший за этим поцелуй. Хватило ума не отшатнуться от неожиданности, и секунду спустя Бенджиро обнял мужчину за шею, и отпустил уже с неохотой, а золотистые нити снова потянулись к Бойцу, настойчиво требуя своё, но тут же были остановлены. Вряд ли ты стал бы сейчас притворяться, ситуация не та. Либо твои родители действительно не обладают этими способностями, либо, оценив уровень, не захотели и пытаться обучить, но, скорее, первое.
- О, тогда интересно, что же такого особенного во мне? – Взгляд метнулся к руке Имая, а мышцы пресса рефлекторно напряглись, и дело было не только в касании, но и общей напряженности. Проигнорированный вопрос ситуацию не исправил, так что пришлось попытаться перенаправить разговор в нужное русло, при этом не растягивая во времени, ведь только что попросили. Пронаблюдав за действиями Хисаши, усмехнулся, выбор был сделан хоть и не им, но правильный. – Да, сначала “все же”, - повертев в руках полотенце, затем повесил его на ближайший держатель, подошел к Имаю со спины и обнял его, не давая обернуться, - но мы еще не закончили разговор, верно? Если мой вопрос показался тебе второстепенным, прости, я с тобой не соглашусь и повторю еще раз: с кем ты об этом разговаривал? Мне приходит в голову только один человек, который мог бы тебе сказать подобное и боюсь представить, в каком контексте. Мне важно знать, он это или нет, - развернул Бойца к себе и прижал спиной к стенке душевой кабины, заглядывая в глаза, - кои, я прошу тебя, - интонацией подчеркивая “прошу”. Не вынуждай, не хочу начинать существование Пары с этого.

Имай

Разговор получался странным. Молодой человек явно был слишком напряжен, чтобы это можно было списать на усталость. Имай постарался расслабить лаской, свести ситуацию на «нет», но Бенджиро упорно не хотел этого замечать. И даже обнаженная, подтянутая мужская задница не произвела никакого эффекта. В чем дело? Такое поведение все больше смахивает на мазохизм. Пришел ко мне в ночи, чтобы мучиться? Это что, такая приятная боль, слышать периодически имя человека, к которому испытываешь бурные отрицательные эмоции?
Решив, что будет все же терпелив и внимателен мало ли, что произошло у него за день, теперь снимает стресс таким образом, мужчина с сожалением проследил за полотенцем. Кажется, он не намерен отступать. В подтверждение Сакураи подошел сзади. Его руки скользнули по плечам, осторожно отводя их назад, обнимая, притягивая. Чувствуешь мое тепло? Ощущение мужчины сзади – будоражит, но это не просто физическое желание. Что это такое? Впервые чувствую подобное.

Разрывая цепочку ощущений, Сакураи повернул к себе, пристально всматриваясь в лицо. Ну что такое снова? Ревность? Возможно. Мысль, что Бенджиро просто ревнует, приходила в голову Имая последней. Вызывая недоумение, она, тем не менее, была даже приятна и наполняла осознанием собственной значимости в глазах того, с кем так нестерпимо хотелось быть рядом. Если так, тогда мучить партнера недомолвками и тянуть из верности своим принципам, слишком жестоко.

Поерзав по прохладному стеклу кабинки, но не уйдя от пристального, просящего взгляда Бенджиро, Имай вскинул руки вверх, пытаясь напряжение, повисшее вокруг, обратить в шутку: - Ну, хорошо, сдаюсь. Если ты просишь, мне придется объясниться, иначе я рискую всю ночь вытирать стены ванной собой. Ревнивцы – жестокие люди, впрочем, я его прекрасно понимаю: то, что принадлежит мне, не должно больше принадлежать никому. Пусти, - попытался отодвинуться, но встретил преграждающие путь руки, - пусти же. Ладно, - отодвинувшись от стенки и практически прижавшись к телу Сакураи, мужчина отвел глаза в сторону, обдумывая, как лучше преподнести информацию, связанную с Сигеру. Предположить, какую реакцию снова вызовет упоминание этого имени, было не сложно. Картину довершал серьезный вид молодого человека и стальные нотки в голосе, которые он тщетно старался прикрыть ласковыми словами.

- Как ты мог заметить, Сакураи-сан, я человек очень наблюдательный и предприимчивый. Поэтому, сопоставив ряд довольно странных событий, пришел к выводу, что есть нечто, что неразрывно связывает тебя, Сигеру, известного нам всем финансового аналитика и таинственное появление студентов на улице. Воспользовавшись удобным моментом, я задал несколько вопросов Сигеру-сану, и получил, хотя и пространный, но довольно подробный ответ на свой вопрос. Его рассказ был туманен и мало что мне прояснил, но в довершение нашего разговора, Зайлен-сан упомянул, что ты – человек необычный, наделенный определенной способностью убеждения, - на языке вертелась точная формулировка, которую тогда, в разговоре, употребил его компаньон – «способностью приказывать», - и мне это совсем не понравилось. Я не привык быть марионеткой в чужих руках, даже, если это очень близкие мне люди, и вряд ли смогу вытерпеть вынужденное подчинение. Надеюсь, сказанного довольно, чтобы не возвращаться больше к этому вопросу на сегодня? Хотя бы сейчас просто скажи мне «да».

Вывернуться удалось. Удалось и ускользнуть, нахмуриться и сделать вид, что такого рода принуждение – совсем не по вкусу. Отошел, перебирая халаты, висящие тут же.
- Да, - продолжил, как ни в чем не бывало, - мне тоже очень важно знать, но ты упорно уходишь от ответа на те вопросы, которые интересны мне. Полагаю, тебе известно, что такое взаимные уступки? Мой разговор тогда тоже еще не закончен, Сакураи-сан.

Сакураи

Попытки Имая уйти от ответа всеми возможными способами результатов, как и ожидалось, не дали, Бенджиро лишь выставил вперед руки, упираясь в стенку душевой кабины, тем самым преграждая пути к отступлению. Мужчина придвинулся ближе, и тогда, казалось, сердце пропустило пару ударов, инстинкты навязчиво напоминали о себе, природного Бойца отпускать не хотелось даже на расстояние вытянутой руки, но, когда Имай согласился рассказать, оправдания такому поведению исчерпали себя.
Подозрения подтвердились, Сигеру как будто постоянно стоял за спиной, но каким-то мистическим образом оказывался на шаг впереди. Это злило, но злость удалось забить куда подальше, не на Бойце же своём её вымещать, есть куда более подходящие кандидатуры. Улыбнулся такой перспективе и обернулся к мужчине.
- Ну, и что мы с тобой, наблюдательный предприниматель, делать будем? В чем бы бы эдаком мне тебя… убедить, - проговорил медленно, смакуя это слово, и подошел к Имаю ближе, смотря в глаза. Ему ты готов поверить, даже если говорит о каких-то способностях, что не совсем естественно для обычного человека, а ко мне не прислушиваешься, когда факты реальны? Плохо, очень плохо, кои. – А ты не думал, что если бы я обладал подобным “даром”, ты давно делал бы то, что мне нужно, то, что я хочу, м? – опустил глаза, рассматривая пол ванной, затем резко подался вперед и обнял Хисаши, проходясь руками по бокам и проглаживая вверх по спине. – Ты прав, хватит на сегодня. Остались твои вопросы. Договорим сейчас или после душа? – отстранился и замер снова встретившись взглядом, затем неловко улыбнулся, - прости, мне не следовало так настойчиво, пожалуй.

0

5

Имай

Раздосадованный тем, что Бенджиро больше интересуется подробностями сторонних разговоров, Имай постарался сделать вид, что сосредоточен на выборе. Пальцы медленно перебирали ткань, как будто фасон и цвет халата были очень важны для двоих, которые собирались провести ночь в одной постели. Пусть выговорится, если так нужно, быть может, смогу понять истинную причину подобной настойчивости.
- Я думал над этим, - рассудительно ответил Имай почти каждую ночь думаю над твоими способностями своей правой рукой, делая вид, что не замечает настойчивой ласки молодого человека, не слышит извинений. В конце концов, что интересует тебя больше: дела Сигеру или мы?

Рука Сакураи замерла на боку – Имай придержал. Прекрати.Не дави на меня. Секундная заминка и вот, уверенное движение вверх по спине обожгло, даря волну удовольствия. Даже странно, что я с ним столь мягок.Они снова стояли рядом, почти сливаясь телами в единое целое. Вот какая разница сейчас, что сказал Сигеру, когда сказал, почему? Это всего лишь интересная деталь твоей, явно бурной, биографии. Чутье подсказывает, Зайлен-сан не соврал, не то состояние было, да и ситуация не располагала к наговорам: - Все это могло бы быть так, если бы не одно «но»: у тебя нет абсолютно никакой мотивации для того, чтобы заставлять меня. Да и сама формулировка предполагает набор неких физических или психологических инструментов. Первое вряд ли. По телосложению ты мне даже проигрываешь, да и постоять за себя я смогу. Если второе, то зачем? Деньги нужны? Я могу итак тебе их дать, если хочешь во что-то вложиться.

Руки настойчиво проглаживали спину, отчего делать серьезный и отрешенный вид получалось уже не столь убедительно. Давишь на жалость? А я сделаю вид, что не обращаю никакого внимания.Халаты закончились, и Имаю пришлось повернуться к Бенджиро: - Насколько я смог убедиться, ты человек не глупый, но и я, при желании, смогу узнать про тебя все, что мне будет нужно.

Сакураи отстранился и замер, неловко улыбаясь. Ты верно понял, мой единственный, несвоевременной настойчивостью от меня вряд ли добьешься желаемого.
Да, он захотел закончить этот разговор, возможно, по-быстрому раздеться, принять душ и сделать вид, что ничего такого не было, но рука Имая решительно легла на плечо. А разговор не окончен: - Поговорим сейчас. - Я довольно ждал и был снисходителен. Увильнуть, сбросить свою руку не позволил, разворачивая спиной и прижимая за плечи к себе: - Если будешь слишком долго смотреть на воду, то она остынет, Сакураи-сан, - вкрадчиво произнес мужчина, ловя пальцы Бенджиро, зажимая в своих, и проводя так по его плоскому, обнаженному животу. – Видимо, все же придется помочь. – Пальцы Имая быстро расстегнули тяжелый ремень и ширинку на брюках, приспуская их с бедер вниз. Рубашку стащил, не расстегивая рукавов и повесил тут же на крючок. Как же хорошо рядом с тобой. – Может, постараешься меня убедить в том, что нравлюсь? Уверен, ты знаешь парочку нехитрых способов.

Сакураи

Бенджиро уже собирался ответить, что вообще не является сторонником подобных методов, но последние слова, мягко говоря, расстроили, уже в который раз затрагивалась одна и та же тема, причем в определенном контексте.
- Имаи-чан, - Сакураи замолчал ненадолго, акцентируя внимание, - давай раз и навсегда закроем тему денег, идет? Мне от тебя ничего не нужно, и я не хочу, чтобы этот вопрос всплывал в наших разговорах. Что касается информации обо мне – прошу, копай, но разве не проще у меня спросить, м?

Бенджиро уже собирался выслушать Хисаши, раз тот хотел поговорить, но мужчина предпочел несколько иные действия. Сенсей принял правила игры и подался назад, прижимаясь плотнее и взглядом изучая потолок. – Если будешь слишком долго смотреть в бездну, начинает казаться, что бездна смотрит в тебя, - прошептал Сакураи где-то услышанные слова, не будучи полностью уверенным в точности воспроизведения. Клацнула пряжка ремня, а затем пришлось встать прямо. – Мне нравится, как ты это делаешь, - повернувшись к Бойцу, проговорил Бенджиро, - может, каждый вечер меня раздевать будешь? – разделся, но сразу в душ не пошел, решив сначала потискать Имая, обнял его, - может, помоешь меня тоже ты?

Имай

Простой путь не всегда самый верный и однозначный, - уклончиво ответил мужчина, позволяя себе еще раз поцеловать Бенджиро в обнаженное плечо, - а ты, полагаю, не тот человек, который откроет все секреты даже самому близкому. Надеюсь, я стал тебе близок за эти дни, хотя, период нашего знакомства – вовсе не срок для крепких отношений. Только первые шаги. Притирка и испытание на прочность.
Резкий холод пробежал по телу, заставляя сомкнуть руки, обнимая крепче. Чувства вертелись калейдоскопом: на смену ощущению одиночества тут же приходило тепло единения. Вот так просто взять и спросить? А ты вот так просто возьмешь и расскажешь, что связывает тебя с госпожой Тинианой, и почему так важна была кассета с записью вашего разговора.
Отношения к деньгам и понравилось Имаю, и нет. По крайней мере, ему не нужно то, чем я владею, но, если я могу помочь своему парню осуществить какую-нибудь мечту, то, почему бы, этого не сделать? – Не сердись, но нам все же придется вернуться к теме денег в дальнейшем, ведь это то, что составляет неотъемлемую часть моего бизнеса, но точно не сегодня, мой сенсэй. Лучше согласиться с тем, что хочет сейчас он, чтобы получить то, что хочу я.

Сложно быть бесчувственным, когда теплое тело само ластиться к тебе. Главное не торопиться, не быть с ним излишне поспешным. Вертелось в голове. А мысли о том, что через несколько мгновений мужское мускулистое тело прижмется «по-настоящему», волновали. Когда он смотрит так расслабленно, все остальное кажется уже не столь существенным.

С Бенджиро частенько приходилось быть в напряжении, чтобы не пропустить нечто важное. И теперь, отвернувшись, Имай не сдержал улыбки. Каждый вечер? Это и есть ответ на мой вопрос или просто шутка к ситуации? - Ну что же, раздевать других у меня получается гораздо лучше, чем одевать. Спешить по вечерам домой?В этом что-то есть. Торопиться, чтобы увидеть тебя снова. – Слова Сакураи требовали однозначно трактуемого подтверждения, очень не хотелось принять желаемое за действительное.
Мужчина отошел, со стороны наблюдая за быстрыми движениями, которыми Бенджиро стаскивал одежду: - И помыть? Конечно. - Обнимать его наслаждение, главное не передержать, чтобы не показаться слабым. - Полагаю, ты где-то был, раз пришел так поздно. Устал. А я немного отдохнул, поэтому с удовольствием все сделаю.

Сакураи

Порой сложный путь - лишь оттягивание по времени момента развязки, а простой путь - всего-навсего более быстрое решение, не всегда угадаешь. Уже оглянувшись назад поймешь, что к чему. Что касается секретов, то во многом люди боятся признаться сами себе, - Бенджиро взял Имая за руки и потянул на себя, отходя назад. Наконец, дойдя до душа, мужчины остановились, и сенсей обнял Хисаши, после чего, немного помолчав, ответил:
- Я не сержусь. Просто не понимаю этой навязчивости. Для меня бизнес как темный лес, и забредать туда ну совсем не хочется. Мне нравится моя жизнь такой, какая она есть, и менять её нет необходимости. В ней появился ты, это вносит свои коррективы, но не на таком же уровне, - Сакураи примиряюще улыбнулся, затем потянул Имая за руку и первым затолкнул в душ, затем зашел сам и задвинул дверцы. Рывком сделав шаг вперед и перехватив руки, Сакураи прижал Хисаши к стене, затем неторопливо коснулся губами шеи.
- Устал, но если бы я пришел раньше, поверь, тоже где-нибудь был бы до этого.
Бенджиро отрегулировал воду и подставил голову под льющийся сверху поток. Волосы моментально налипли на лицо и, отступив на шаг назад, пришлось убрать их, а так было непривычно, уже много лет носил длинную челку. - Ну и где обещанное?

Имай

Страсть – это когда разгорается, умирает и вспыхивает вновь. Пальцы Имая скользят по рукам Бенджиро, прихватывая чуть сильнее на запястьях. Помнишь? Им обоим уже есть что вспомнить за время недолгого знакомства: - Потом поймешь разницу между навязчивостью и заботой, сенсэй. - Кажется, я невольно сделал ему больно тем, что для меня естественно. Отчего, Бенджиро Сакураи? Что было в твоем детстве, что ты отрицаешь естественное, отстраняешь?
Хорошо, хорошо, оставим это. Для видимости покивать головой. Не о том говорим сейчас. Кончики пальцев задерживаются на жестких, темных волосах, пытаясь через спутавшиеся от воды пряди добраться до кожи.
Неспешно чертить абрис скул, лаской пройтись по сомкнутым губам. Смущенный взгляд. Только не отстраняйся: - Спасибо, что внес коррективы в свою жизнь. Не могу представить, но хотел бы, насколько сложно перекроить расписание обычного учителя и найти минутку на парня. Теперь уже твоего - это обнадеживает. Мы рядом, Бенджи, значит ты уже захотел поменять свою жизнь, иначе в тот вечер я поехал бы другой дорогой, а ты – остался дома.

Сакураи притянул к себе, заталкивая в душ и поворачиваясь спиной, чтобы прикрыть дверцы.
Какой! И тут же нахлынувшие фантазии и ассоциации: его спина, прорезанная узкими косточками позвоночника; прилипшие ко лбу волосы; расфокусированный взгляд; сухие, покусанные губы и полузадохнувшееся, быстрое «да».
Может быть Имай и хотел бы услышать, что Сакураи готов поменять свою жизнь ради них двоих, но…Это было бы излишне поспешно, я не поверил бы ему. Я и теперь не до конца поверил в нас, уж слишком быстро все началось, а эмоции приводят мысли в сумбур.

- Поедешь со мной в офис? – Неожиданно спросил. - Посмотришь, где и как я провожу весь день. Мой секретарь готовит отличный кофе, тебе понравится. Завтра или выберем время на неделе. – Прижаться к стене, разглядывая расслабленное лицо Бенджиро под потоком воды. Вот он сидит против света и курит, а легкий дым кольцами расползается в ярких лучах студийного осветительного оборудования. Он сидит в вполоборота к объективу, а черно белый фильтр преобразует цветное изображение в монохром.У него фактурное лицо, хорошо сбитая фигура. А что, если…? – Да, да, конечно, ты бы тоже был где-то, но я тонко чувствую запахи – издержки рода деятельности, а твой сегодня напомнил мне оттенки…ммм...дешевых кварталов города.

Его сексуальная энергия сродни животному магнетизму. Возможно, он и сам не осознает, чем притягивает и женщин и мужчин. Не осознает, но успешно пользуется в своих целях. Что между нами? Я и сам уже не понимаю однозначно, но это был лучший, чувственный секс в моей жизни - тогда, и потрясающее ощущение близости - теперь.

Какая невозмутимая осторожность. Хочешь перевести тему или заняться сексом прямо сейчас? - Обещанное? – Повторил Имай, пристально вглядываясь в глаза Сакураи. Неспешно прижал к себе, жадно проводя руками по спине: - Помыть, а потом в комнату? - И еще тише. - Я хочу почувствовать, как ты меня любишь. Прямо сейчас хочу… Но, можно и позже.. – Бенджиро мог услышать шумное дыхание Имая рядом со своим ухом, но не мог увидеть блеска глаз мужчины.

0

6

Сакураи

Только здесь сарказма не хватало. Сакураи глубоко вдохнул и выдохнул, закрыв глаза и сделав шаг назад. Еще шаг – и уперся бы в стеклянную дверцу, но не стал.
- Представь себе, у “обычных учителей” не так мало работы, как ты можешь подумать. Она не ограничивается лекциями, но не думаю, что тебе это особо интересно. – Зачем смешивать это – подначивать разговорами и смотреть так, как можешь только ты? - Офис? – Сакураи удивленно посмотрел и усмехнулся, - с удовольствием, но в другой раз, мне завтра нужно в школу, много дел. Только не подумай, что в отместку, у “обычного учителя” и правда много работы.
Хотелось курить. Внезапно и взахлеб, но не только курить. Бенджиро быстро неосознанно облизнул нижнюю губу, затем заметил взгляд Имая, кивнул вопросительно – что-то не так? - Давай посмотрим на неделе, как только будет свободный день, я обязательно скажу, - примиряюще улыбнувшись, сенсей снова сделал шаг навстречу и обнял Имая, с нажимом проходясь пальцами вдоль ребер и поднимаясь вверх по спине. Коснулся щекой щеки Бойца и продолжил, не отпуская из объятий:
- М, может, поругаешь меня за это? Запретишь ездить? Хорошим мальчикам не нужно бывать в таких местах, верно? А меня плохо воспитали, привычки не те и манеры ни к черту, но разве не это тебе во мне понравилось? – Бенджиро, жестко проглаживая, опустил руки на бедра мужчины и прижал к себе сильнее, - прямо сейчас, верно? Постараюсь, чтобы ты ощутил это как можно полнее, кои, - прошептав последнее, прикусил на шее пульсирующую венку, аккуратно, пока аккуратно. Золотистые нити скользнули вдоль ауры Бойца, одна за другой, опутывая невесомой паутинкой, которую тот не в силах порвать. Снова и снова, пересекаясь и не оставляя шансов продолжить отдельное существование Бойца и Жертвы. Пока рано. Или нет? - С силой прижал к стене, блуждая руками по телу Имая, оглаживая, спускаясь поцелуями до линии ключиц и снова поднимаясь к шее, легко прикусил мочку уха. Не давая ему выбора – разве так можно? Но если кто-то другой привяжет раньше, не смогу себе этого простить. Сакураи улыбнулся и нехотя отстранился, затем заглянул в глаза Имая.
- Ничего не спрашивай. Просто скажи “да”. Хорошо?

Имай

Запах молодых мужских тел, свежести и легкой прохлады водяных струй бодрит и расслабляет одновременно.
Октябрь подходит к концу. Клёны растеряли свои шапки, усеяв красным ковром придорожные стоки, и каждый новый день город встречает сдержанной промозглостью. Яркого солнца почти нет, и, порой, это угасание убивает напрочь. Все могло бы быть так размеренно: весна, лето, осень, зима и снова весна, если бы не твоя улыбка. Странная встреча: - Представляю, сенсэй. – Легкие нотки возбуждения в голосе, и все совсем как в первый раз. В первый или последующий день их знакомства. Все почти так же, только теперь у них масса времени, теплый душ и уютная кровать. Да и Сакураи чуть мягче, нежнее, предупредительнее: - Думаю, что совместить расписание двух столь занятых людей будет не так сложно, при условии, что оба будут к этому стремиться.

Имай поддался назад, с удовольствием подставляя гладкую после душа спину под ласку. Ему нравится чувствовать нажим рук Бенджиро, а потом рассматривать на теле темные отметины синяков – следы их любви. Они как напоминание.
Потерся щекой и потянулся за ладонью, словно ищущее ласки животное: - Может быть и поругаю. – Тяжело выдохнул в ответ. - Запретить не смогу, но, не думай, что мне понравится каждую ночь вдыхать эти запахи, не спать, мучиться и думать о том, что ты мог там делать.

У Имая закружилась голова. Руки на бедрах проглаживали, выдавая желания своего «хозяина». А сможет ли он привыкнуть к присутствию в его постели такого жаркого, ежеминутно требующего ласки мужчины, как я ночью и к отстраненному и расчетливому бизнесмену днем? – Прямо сейчас и до конца, - прошептал в ответ, жмурясь и покусывая от удовольствия губы. Он невероятен. Он самый лучший любовник, и никто не сможет доказать мне обратное.

Хорошо, что не прячешься от меня, не отворачиваешься сейчас. Глупо. И тогда было глупо прятаться от меня за дурацким полотенцем, как будто оно сможет разделить нас, скрыть что-то, чего я не знаю, и что ты не хочешь показывать. Ты отстраняешься от меня, Сакураи, не понимая, что этим, только еще больше подчеркиваешь возможность зависимости. Сегодня я, а завтра ты будешь нетерпеливо ждать моего звонка, ловить интонацию моего голоса, пытаться угадать настроение. И это ты будешь в ночи задыхаться от ревности.

И Имай улыбается в ответ на слова Сакураи. Он готов сказать ему «да» и все, что тот сейчас пожелает. И он просто готов. Да, готов переспать с ним еще раз, но нежно и так осторожно, как Сакураи сам того захочет. И он будет снова умирать в нем, слушая горячее дыхание, медленно отсчитывая в голове такт, чтобы не сбиться с «ритма». И он будет улыбаться, целуя мокрый лоб, и втайне гордится тем, сколько удовольствия он может доставить своему мужчине: - Совсем ничего не спрашивать, Сакураи-сан? – Рука опустилась вниз, по-хозяйски запуская пальцы в мокрые волосы на лобке мужчины. - Тогда я просто говорю тебе «да».

Сакураи

Бенджиро улыбнулся. Не сказать, чтобы спокойно и как обычно, все же положение не располагало к спокойствию, и вдохнул глубже, чем до того. Чуть помедлит – и будет, конечно, приятно, но откладывать начатое недопустимо. Это из перечня тех жизненных моментов, которые ничего не стоит упустить, которые потом можно попытаться повторить, но сомнения будут расти с каждой попыткой, и в результате ждет провал. Решил – действуй!
Факт согласия не только развязывал руки, но и давал возможность действовать так, как Сакураи посчитает нужным, он еще и подчеркивал доверие, которое и должно быть у Бойца по отношению к Жертве. Цвет ауры Имая уже практически скрылся из вида из-за опутавших золотистых нитей. Бенджиро сплел пальцы Бойца со своими, прижимая тыльными сторонами ладоней к холодному кафелю, затем сделал шаг назад и потянул мужчину за собой, отпустил руки и обнял, жадно, как тигр, не желающий делиться своей добычей. В долю секунды одна из нитей скользнула за спиной Бойца, за ней еще и еще, понемногу укрепляя едва установившуюся Связь, Бенджиро закрыл глаза и только наслаждался ощущениями. Затем – первая попытка. Казалось, что впервые он делится Силой с таким наслаждением. Немного. Всегда нужно начинать с малого, чтобы было, к чему стремиться дальше и было приятно продолжать.- Ты только мой, ясно? Теперь точно, - целуя, подтолкнул назад, чтобы снова уперся в стену, не давая опомниться, прижимаясь. Оторвавшись от губ, спустился к шее, целуя и время от времени легко прихватывая зубами влажную кожу. И пусть только попробуют покуситься.

Имай

То, что делал Сакураи было больше похоже на игру. Жизненно необходимую игру на двоих. В объятиях Бенджиро было так спокойно, как ни в чьих других до этого, и каждая минута, наполненная пьянящим прикосновениями сильных рук, приносила ощущение полного единения. Никто не знает, каким он может быть наедине. Даже он сам не знает, я – знаю. И кто придумал, что люди, которым сложно даже дышать друг без друга должны прощаться? Ощущения были настолько реалистичны, что спазмами сдавило горло, и Имай схватился за шею, пытаясь выровнять дыхание и сделать его более глубоким.

М? Какой же ты…Встречаясь с карими глазами Сакураи, мужчина видел только странную, смешанную с желанием нежность. Желание было во всем его существе. Желание чего? В глазах молодого человека можно было увязнуть, так казалось Имаю, и он плавился в них словно золото в опытных руках мастера. Наверное, даже таким скрытным людям, как он, иногда требуется быть совершенно откровенными в проявлении чувств. Имай хотел погладить молодого человека по голове, зарыться в мокрые волосы, но пальцы Сакураи надежно переплелись с его пальцами, с силой прижимая.
И все же, ощущения были такие, будто-бы Бенджиро совершенно беззащитен и просто опасается показать свои истинную хрупкость, прячась за ненужной маской: - Если бы ты только знал, как невыносим каждый твой уход. – Ласкаясь и наслаждаясь новыми, странными ощущениями, казалось, Имай разговаривает сам с собой. – А ведь ты еще не ушел, но мне заранее плохо без тебя. Странно? Я и сам хотел бы знать, отчего. – Сакураи всем своим видом расплавлял мозги и тело Имая до состояния отрешенности. А оно жило по каким-то своим законам. Бенджиро утянул за собой, крепко обнимая, а Имай не стал сопротивляться, просто «упал» в объятия, невольно закрывая глаза. Не знаю, как ты это делаешь, но ты все делаешь правильно. Он уже успел привыкнуть к мысли, что любовь всей его жизни случилась, и все дальнейшее лишь жалкое подобие того, что было. А тут такое. И это полностью перевернуло привычный жизненый уклад, но к трудностям мужчина был готов. А в силу возраста - и к ответственности тоже: - Я твой, и я буду рядом с тобой, чтобы оберегать. – Над смыслом фразы: «теперь точно», которая в другое время непременно бы заинтересовала, думать не стал, слишком уж всепоглощающе было ощущение тепла по отношению к Сакураи.
Двигаться нехотелось, и мужчина с удовольствием подумал, что это очень хорошо, что Бенджиро взял на себя активную роль. Рука безвольно блуждала по волосам сенсэя, подталкивая, направляя, а сквозь отяжелевшие ресницы, Имай удовлетворенно наблюдал, как порывисто тот покрывает поцелуями мокрую кожу. С одной стороны хотелось устало опуститься по стенке, располагаясь на полу душевой, с другой, проявить активность, показать свою силу. Рука скользнула по стене, ища упор и цепляясь за небольшую полочку для душевых принадлежностей. Не могу представить, что точно так же он может делать это с кем-то другим. Эмоции захватили. Упор. Нажим. Нехотя перевести взгляд, обнаруживая в руке «добычу»: - Видимо, слишком некачественно сделано. – Улыбнулся, разжимая пальцы. Полка с глухим стуком ударилась о кафель душевой. Пустяк. Мелочь. Не прерывать же из-за этого процесс.

Сакураи

- Невыносим, да? – промурлыкал на ухо, прижимая к себе сильнее. – Ничего странного, кои. Ты не хочешь оставаться один, а я рискну предположить, что моя, - замолчал на секунду, подбирая слово, - компания – не самый худший вариант. - Поддержав Бойца, Бенджиро довольно улыбнулся, подобная расслабленность означала немалое доверие, а подтверждение подобного всегда приятно.
- Конечно, будешь, кои. Куда ты денешься? – Сакураи тихо засмеялся, но по-доброму, ни капли злорадства. – Знаешь, мне очень приятно, что ты все так воспринимаешь. – Сенсей удивленно посмотрел на то, что немногим ранее служило полкой. Хмыкнул, - видимо.
Звук от падения показался слишком громким, но недолгим. – М, а ты совсем расслабился. Потерпи немного.
Мужчина выключил воду и взял большое мягкое полотенце, не забыв закрыть за собой дверцу душевой, из которой неприятно пробегался по коже холод.
- Иди сюда, вот так, - “отлипив” Бойца от стенки, Бенджиро обнял его, оборачивая полотенцем и вытирая влажную кожу. - Теперь я буду заботиться о тебе, ведь мой защитник всегда должен быть в состоянии меня оберегать, верно? Имаи-чан, подожди еще секунду, угу? – наскоро вытеревшись, чтобы не возвращаться и не оставлять Бойца одного, Сакураи взял его за руку и потянул на себя, - ну, что, пойдем? Не думаю, что время до утра нужно коротать в душевой, не так много его осталось.
Войдя в комнату, Жертва не включая свет завалил Бойца на кровать и навис сверху. Освещения из коридора было достаточно, чтобы насладиться, рассматривая знакомые черты лица, а потом закрыть глаза и замереть, целуя шею.

Имай

Кончиками пальцев Имай осторожно трогал плечи Сакураи, улыбаясь: - Красивая фигура, выгнутая спина, тонкие кисти рук – как такое может быть у столь мужественного мужчины, Бенджи-кун? А твои глаза…В сочетании с легким, профессионально наложенным макияжем, они смотрелись бы выразительно. – Сначала нехотя приподнял руки, чтобы обтерли, а потом опустил, целиком погружаясь в тепло полотенца и крепких объятий молодого человека.
И неожиданно прислонившись к виску Сакураи, прошептал: - Куда я денусь? Так уверен? А вот возьму и денусь. - Лукаво прищурился, и в глазах промелькнули задорные искорки. И еще он хотел сказать: «спасибо, что так заботишься обо мне», но озвучивать мысли было лениво. Нужно было постараться прийти в себя еще до того, как они вместе окажутся в постели. А Имай не мог себе позволить оказаться в глазах Сакураи несостоятельным. Я – его мужчина, значит, просто не имею права заснуть, если этот ненасытный кошак захочет ласки: - А как я все воспринимаю? Так же, как и несколько дней до сегодня. Только, теперь, я полагаю, между нами нет никаких тайн и напряжённости, не так ли? И больше не будет наших ночей в одиночестве. Вряд ли он проводил ночи в одиночестве все это время. Ему то все равно, смолит не прекращая и от дешевого курева и кумара наутро синяки под глазами, а вот остальных, вероятно, это заводит. – Моих ночей, - решил уточнить, чтобы отсечь ненужные и, скорее всего, болезненные подробности вечерней жизни Бенджиро. Плохой мальчик, который гуляет по дешевым кварталам? Ладно, с этим потом разберемся, возможно, он просто меня провоцировал.

Имай стоял, стараясь все время найти опору, но ноги подкашивались, а во рту ощущался приятный, сладковатый, смешанный с остатками сигарет, привкус. Знакомое уже послевкусие: - Конечно, разве может быть иначе? Но не думай, что у меня нет на это сил. – Широко улыбнулся Бенджиро самой счастливейшей улыбкой, подоткнул края полотенца плотнее и обернулся: - Идем, это было не совсем то, что я обещал, но не говори, что недоволен.
Бенджиро протянул руки, увлекая в спальню. На кровать упали вместе. А, ведь я выдержал рядом довольно долго, и, с упорством мазохиста продолжаю просто лежать под ним, позволяя делать с собой то, что удобно ему. Но, если ему нравится именно так,то я готов разделать на двоих это пристрастие: - Все было очень эротично, Бенджи-кун, - выдохнул мужчина, чувствуя горячий поцелуй на своей шее. Происходящее казалось настолько домашним, что желание уснуть, уткнувшись в спину сенсэя, только усилилось. Но это только если сам Сакураи попросит, а так, расслабиться, поддавшись своим желаниям – невозможно. Имай открыл глаза, рассматривая потолок: - Да, вот так хорошо. Так приятно.

0

7

Сакураи

Сенсей приподнялся и заглянул в глаза Бойца.
- Спасибо, я старался, - Бенджиро лег рядом, заложив руки за голову и рассматривая Имая. Устал и завтра вставать рано. Бедняга, - я сейчас, - сжал руку мужчины и вышел ненадолго. Вернулся почти сразу, устроился на кровати рядом, поставил перед собой пепельницу и закурил.
- Помню, что тот случай был не исключительный, поэтому возражать не будешь, правда-правда? Могу дать затянуться, - но тут же затянулся сам и выпустил в полутемное помещение сизый дым, сейчас кажущийся светлым. За видимым беззаботством ежевечернего ритуала отравления своих легких в голове Сакураи продолжали вертеться мысли о том, что говорил до этого Хисаши. Рассуждения о внешности были секундными или способ подготовить к чему-то? В принципе, профессиональный интерес, - поймав на себе взгляд Имая, улыбнулся в ответ, - Нет тайн после того, как ты признался, что продолжаешь общаться с Сигеру, только еще продуктивнее, чем раньше? Отлично, теперь я смогу спать спокойно, в рабочее время его охрана обеспечит твою безопасность, - втянул в легкие еще дыма и стряхнул пепел. Решив сейчас не начинать по новой разговоры о том, из-за кого приходилось волноваться за Бойца, Бенджиро решил поднять другую тему.
- Я сейчас думал о том, что ты говорил в душе, - замолчал ненадолго, делая последнюю затяжку, - вроде, ничего особенного, но произнесено все было как-то, как будто ты что-то надумал. Хотя я могу ошибаться, - решив, что по такой несвязной и неконкретизированной речи понять что-либо не представляется возможным, затушил сигарету. – Я про свою внешность. Может, тебе не нравится что-то, - Нет, не то. Ксо, и зачем начал весь этот бред? Поставил пепельницу на тумбочку рядом. – Ладно, забудь, это мои загоны. Тебе не холодно? Давай укрою, уже время много, а я тут развел разговоры.

Имай

Говоришь, что старался? Я мог бы сказать, что ненужно, но это секрет. Имай осозновал, что Бенджиро мог бы не и стараться, а просто долго и неотрывно смотреть своим всепоглощающим взглядом, а потом улыбнуться, как умеет это только он. Досадно, что каждый раз, как я вижу его хрупкую фигуру, затянутую в совершенно невыразительные оттенки черного, у меня встает. Каждый раз, как первый. А это обязательно нужно постараться как-то скрывать, иначе он и сочтет меня излишне эмоциональным.Мужчина только и успел перевернуться и ответить скомканным пожатием, как Сакураи вскочил с постели и скрылся в коридоре. Когда босое шлепанье затихло в районе кухни, Имай довольно причмокнул, закидывая руки за голову и свободно разваливаясь на постели.
Никакой злости на то, как все прошло, только нежность по отношению к Бенджиро. Ну, почти «только». Сейчас бы ласкать себя медленно, не подгоняя, чтобы в процессе успеть вспомнить каждую черточку его лица. А эти странные ощущения: как будто у него несколько рук и они проникают в меня, дергая за ниточки-нервы так, что дыхание перехватывает в груди. Необъяснимо и непохоже на обычное желание просто получить разрядку.

Сакураи вернулся, вынуждая преодолеть тормозное состояние и подвинуться. Третьим рядом с ними оказалась пепельница, которую молодой человек довольно быстро нашел на кухне. Все. Пора привыкать к новому. Просящий голос Бенджиро хотелось сейчас слышать меньше всего, потому что отказать при такой интонации очень сложно: - Возражать не буду, - и медленно покачал головой, отказываясь от затяжки: ощущения могли легко ускользнуть, а Имаю этого не хотелось. Наполненные острым пьянящим чувством минуты летели слишком быстро, и прерывать неспешный разговор Сакураи ни о чем было лениво. Сейчас я соберусь с силами и тогда…Слушая, Имай пристально смотрел Бенджиро в глаза, уверенно, но вяло оглаживая ладонью теплое бедро: - Да, да, и что же я говорил в душе? О чем ты, кои? А разве я вообще говорил там о чем-нибудь? А, ты про внешность.

Ощущение внутреннего покоя, которое дарило присутствие этого мужчины, его несочетаемая с отстраненностью застенчивость – вызывали желание улыбаться какой-то совершенно идиотской улыбкой. Улыбаться просто так: - У тебя самая потрясающая внешность в мире, кои. Разве это не само собой разумеющееся? И мне все в тебе нравится. Ты сомневаешься, потому что опасаешься, что недостаточно хорош? - Имай прикрыл глаза, нащупывая пальцы Сакураи и переплетая со своими. – В жизни важно все, даже самые нестандартные вопросы. И да, укрой меня и иди ближе, хочу еще раз прочувствовать тебя. Я сейчас немного полежу, а потом сделаю то, что захочешь. Всего десять минут с закрытыми глазами.

Сакураи

Хей, похоже, кто-то сейчас отрубится. Сакураи уткнулся в шею Бойца и обнял.
- Не льсти, я серьезно, - пробурчал, не отрываясь, коротко поцеловал и поднялся, но остановился, когда Имай задержал, сплетя пальцы. Бенджиро улыбнулся и покачал головой. – Конечно, десять минут полежи, а потом усни, договорились? Я так хочу. - Еще не хватало, чтобы ты сонный потом ходил весь день и, уже накрывая одеялом, - И завтра утром, как встанешь, меня тоже разбуди, хорошо?

Сенсей устроился рядом, обнимая. Теперь хотелось быть как можно ближе к своему Бойцу, а осознание того, что произошедшее - правда, никак не приходило. Сакураи казалось, что так и должно быть, и годы поиска – часть заранее запланированной череды событий.
- Кои, мне нужно будет с тобой поговорить серьезно, это не так срочно, чтобы сейчас, но и откладывать надолго не хочу. Это нас с тобой касается, да и тебе станет понятно многое из моей биографии, та же привязанность к школе и в некотором роде даже наши взаимоотношения с Сигеру. Думаю, это как-то определит и наши отношения. Разговор долгий, думаю, у тебя возникнут вопросы, поэтому как только у тебя появится свободное время, надеюсь, ты будешь не против его уделить. А сейчас не бери в голову, мое желание поговорить не улетучится, а завтра утром я хочу видеть тебя выспавшимся. Спи, - Сакураи поцеловал Бойца в висок и замолчал, надеясь вскоре услышать мерное дыхание Имая.

О вещах вроде того, что ты один из Владеющих Силой лучше узнавать рано, чем поздно. В том состоянии, в котором все находится сейчас, у нас нет ни единого шанса выжить, сколько бы ударов я не стерпел. Начнем с атаки, а с защитой можно повременить.

Имай

Так бы и лежал до утра, слушая его дыхание. Нет, это вовсе не было похоже на желание умиляться над каждым вздохом любимого, скорее – знать, что он продолжает дышать.
- Я тоже серьезно. Что может быть серьезнее, чем добровольное желание мужчины быть рядом чуть меньше двадцати четырех часов в сутки? – Имай натянул одеяло до подбородка, чувствуя, как между их телами возникает долгожданное общее тепло. Запах тела Сакураи был какой-то пряный, обволакивающий естественностью, будто со сна. Похоже, туалетная вода с добавлением пудры или это и есть запах моего парня? Мужчина даже вздрогнул, припомнив, что этот же запах исходил от одежды и мягких, блестящих волос Бенджиро. Странно, но он не испытывал никакого раздражения, какое обычно бывает после пары ночей с еще малознакомым человеком, когда тот начинает устанавливать в доме чужие порядки. Сакураи казался «своим» и находящимся тут всегда. - Кои, если бы я хотел от тебя что-то получить, возможно, и польстил бы. А я уже все получил от тебя. Ну, все или почти все – вопрос времени. - Когда ты улыбаешься, то я вижу перед собой самое прекрасное существо, которое когда-либо видел в жизни. Непривычно слышать? Да, мне тоже непривычно, что часть постели занята.
Слова Бенджиро вызвали улыбку. Как получится, кои. Не могу отказать себе в удовольствии какое-то время посмотреть на тебя помятого и мило причмокивающего. Ничего не ответил, пропуская пальцы через темный шелк волос и думая о том, что так хорошо уже давно не было.

Какой же ты неугомонный, Бенджиро Сакураи: - Поговорить? Что, серьезно? – Имай лежал и таял от осторожных прикосновений. – А может, займем твой рот чем-нибудь другим, более интересным? Наверное, смотрит сейчас обиженно. Осуждает. – Я не шучу, Бенджи-кун. – Рука прошлась по плечу вверх, давя на шею. – Ну, а, если серьезно, то мы обязательно поговорим. Наверное, для тебя нечто очень важное, если ты в который раз за вечер озвучиваешь это. И да, я бы очень хотел определить наши отношения: упоминание имени Сигеру, Kanako, Aiko, госпожи Исигуры и всех других потенциальных жертв любви к тебе - нервирует. Поговорим завтра вечером. За ужином.
И точка. Время и место определены, попробуй сказать что-то против. И не ты ли сам просил меня о сне?Последний поцелуй в висок. Имай снова закрыл глаза. Так можно делать вид, что спишь и одновременно думать. Думать есть много о чем, но о чем конкретно важнее и нужнее сейчас – вычленить сложно. Казалось, что еще долго не мог заснуть, на самом деле, просто думал во сне.

Сакураи

Пальцы Имая приятно гладили, расслабляя и усыпляя, заставляя придвинуться ближе, подставляя голову под руку, но из приятного забытья вывели слова Бойца. Более интересным? Учили меня в детстве: держись от геев подальше, теперь понятно, почему. Но если это твой Боец, значит, судьба такая, детишек гонять и рот занимать. Сакураи хмыкнул, ход мыслей поднял настроение, убив зарождающееся желание наговорить что-то, что в результате могло бы вылиться во что-нибудь нехорошее, но вот по следующему предоставившемуся поводу не удержался:
- Потенциальных жертв любви, скажешь тоже. Ну и фантазии у тебя, - уткнулся носом в плечо, и пробурчал, - хорошо, завтра за ужином.

Все время тянуло заговорить, но сенсей себя каждый раз одергивал, решив дать Бойцу поспать. Очередная “гениальная” идея не удержалась в голове.
- Имаи-чан, - ответа не последовало, только мерное дыхание, теплое и домашнее. Бенджиро улыбнулся и прошептал, - сладких снов.
Уютно и правильно. После этого уснуть оказалось куда проще, прочти сразу.

Имай

Проснулся неожиданно, как будто выдернули из сна, но сразу же осознал, что уже не спит. Или спит, но рядом явно чувствуется присутствие. Поворота головы достаточно, чтобы упереться взглядом в смятую со сна копну темных волос. Сакураи. Значит, это все-таки был не сон. Вчера, когда он остался со мной. Нет, когда мы остались вместе, и, видимо, заснули.
Имай влюблено посмотрел на раскинутое на постели, практически не прикрытое тонким шелком покрывала, тело. Осторожно, боясь даже излишне шумно дышать, пододвинулся ближе, с интересом осматривая изгиб шеи; обтянутый тонкой, «фарфоровой» кожей позвоночник; плечо с красноватым от пальцев и поцелуя пятном.
Вспомнил, как вчера обнаженные тела прижимались друг к другу, предвкушая объятия. Вспомнил и облизнул пересохшие губы. Но гораздо интереснее было другое.
Дыхание прошлось по коже Сакураи, когда Имай склонился ниже над спиной, пристально вглядываясь в то что было или могло бы быть на его шее.
Дыхание перехватило, когда нечеткое…Что же это у него такое? А у меня? Сел на кровати, исследуя пальцами и стараясь на ощупь определить хоть что-то неестественное на своих шейных позвонках. Как и говорил Сакураи, дискомфорт исчез, а состояние диагностировалось как удовлетворительное. И даже слишком. Тяжесть в паху. С утра стояло, но это было нормально. А вот странное ощущение вчерашней наполненности никуда не исчезло и вызывало беспокойство, но рядом спокойно спал его мужчина, даря тишине комнаты теплое дыхание.
Имай соскользнул с кровати, осторожно ее обошел и присел на корточки у изголовья. Долгие минуты он сидел так, пытаясь запомнить черты лица и особенности тела Бенджиро. Когда ты спишь, то похож на подростка. Ты настолько беззащитен, что сама мысль о том, что кто-то может, пусть и неумышленно, причинить боль, нестерпима.
Веки Бенджиро едва заметно вздрагивали, а на лбу выступила голубоватая, напряженная венка.
Странное противоречие: хотелось скользнуть рядом, жадно вдыхая запах чужого тела, будя поцелуем, и одновременно быстро собраться и отправиться в офис. Показалось, что именно сегодня что-то будет не так, как обычно: все проблемы удачно разрешатся, а времени хватит на многое.
С сожалением поднялся. Зачем будить его сейчас? Есть время принять душ и приготовить кофе. Я привык просыпаться рано, а ему нужно отдохнуть.
Прикрыв двери, Имай ушел в другую спальню, в ванну.
Встал под душ, выкрутив краны на полную. Обжигающие, тугие струи грохотали о поддон, «массируя» тело и бодря, хотя энергии и без того хоть отбавляй. Это было и больно, и одновременно приятно. Почти так же, как жесткие пальцы Сакураи. Имай оперся рукой о стенку кабинки, надо же как-то избавиться от избытка энергии, быстро приласкав себя и тщательно смыв остатки любви с самим собой.
Тело обмякло, а вот внутреннее волнение никуда не исчезло. С непривычки. С утра с кем-то вот так – первый раз за долгие годы. Любовь, как правило, всегда стремится к абсолюту, поэтому бывшие любовники чаще затмевают нынешних - память услужливо подбирает только приятные моменты, не отпуская, заставляя сравнивать.
Сравнение с Томео вряд ли было бы в пользу Сакураи, но Имай и не хотел пускаться в череду сопоставлений. Он пытался оставить все в прошлом, опасаясь потерять Сакураи. Почему? До конца было неясно, но они сплелись друг с другом не только сиюминутным желанием тел, но еще и чем-то большим, чему пока не находилось логического объяснения.
В прекрасном расположении духа, мужчина обернулся полотенцем и отправился на кухню загружать кофе в автомат. И, хотя ему и показалось, что это прерогатива Бенджиро подавать с утра ему кофе в постель, все же захотелось показать себя с чуть лучшей стороны.
Только когда кофе был готов и разлит по чашкам, Имай решился потревожить сон молодого человека. Он поставил посуду на блюдца, и, весело мурлыкая себе под нос, отправился с ними в спальню.

0

8

Сакураи

Система. Удар за ударом. Не нужно было тянуть время, но поздно, теперь главное – не расслабиться и не дать Бойцу почувствовать свою боль, сам виноват, самому и терпеть, терпеть и надеяться, что их первый бой не станет последним. Хотя какой там, сейчас единственный вариант – не удерживать сознание, когда поведет из-за потери крови. Внезапно пришло понимание, что боли как таковой и нет, только внутренние терзания и слабость во всем теле, затем – понимание того, что все только снится, затем – что уже не снится, а через пару минут он уже с трудом вспоминал, что именно видел. Услышав, как открылась дверь, Бенджиро, наконец, открыл глаза и сонно посмотрел на Имая.
- Охайо, - пробормотал он, потирая глаза, затем, заметив кофе, - ну, зачем ты… - сенсей смущенно улыбнулся, садясь на кровати, - спасибо. И все же мог разбудить, тебе на работу собираться надо, а я задерживать буду.
Сакураи устроился удобнее, обернувшись одеялом, и похлопал рядом с собой по кровати.
- Иди сюда. Ну, как, визит к доктору, надеюсь, отменяется? Дай, посмотрю, - и, не дожидаясь ответа, скользнул за спину и, едва касаясь, провел подушечкой пальца по проявившимся буквам Имени. Не сказал бы, что тебе подходит в полной мере, но и не скажу, что совсем не идет. Пожалуй, полностью оно вообще никому подходить не может. Коротко поцеловал плечо и сел обратно, принимая из рук Бойца чашку.
- Не боишься разбаловать? К хорошему быстро привыкаешь, а если я каждое утро буду канючить, чтобы мне принесли кофе в постель, и отказываться вставать до этого момента, думаю, твои опаздания на работу станут регулярными. До того момента, когда ты пошлешь меня куда подальше, разумеется, - наконец, умолкнув, Бенджиро сделал пару глотков. – Отличный кофе. Одного не хватает, - поставив чашку на тумбочку, мужчина взял оставленные на ней же еще с ночи сигареты, достал одну и протянул Имаю, - будешь?

Имай

То ли присутствие Имая, то ли запах хорошо сделанного кофе заставили Сакураи открыть глаза. Мужчине, конечно, хотелось думать, что первое, поэтому он беззаботно улыбнулся в ответ на сонное приветствие, неторопливо подходя и ставя чашки на столик.

Поддернув длинное полотенце до колен, залез на кровать, устраиваясь удобнее и косясь на одеяло, которое молодой человек натянул на себя. Что ты там решил спрятать от меня? Если свою сексуальность, то поздно, я уже прочувствовал ее на вкус, и не желаю отказываться: - Зачем? Я тоже задал себе этот вопрос, ведь на моем месте с этими чашками я представлял тебя. Но знаешь, мне просто не хотелось, чтобы ты клевал носом на занятиях. Студенты бывают жестоки, а я не хочу, чтобы кто-либо был с тобой жесток. – Имай вдруг посерьезнел, как будто и правда кто-то посмел посягнуть на его Сакураи. А в жизни может случиться всякое. Да и знакомства у тебя, мой сенсэй, ой как не простые. Прошептав что-то невнятное про то, что задержать его нельзя, ведь он сам решает, насколько остаться, Имай слегка откинулся назад, упираясь ладонями в поверхность. Что-то в голове переклинило, и пришла мысль, что, наверное, он смог бы даже убить, если бы понял, что Бенджиро действительно грозит опасность. И он даже представил, как острие ножа вспарывает чужое тело, и «услышал» звук лопающейся кожи. – Не люблю насилия, но это единственно верный путь, когда речь идет о том, чтобы защитить жизнь и достоинство близкого человека. – В темных глазах мужчины, пристально смотрящих на Бенджиро, не было ни капли насмешки.

Бенджиро приблизился, и Имай заерзал, стремясь отстраниться, но был мягко остановлен тонкой рукой, обнявшей за шею. Ну что же это такое? Трешься о мою шею так ласково, как будто это твой фетиш. Внимательный взгляд уловил в движениях и поведении сенсэя даже, пожалуй, излишнюю нежность. Сдержанную, но все же чувствовавшуюся: - Тебе так нравится моя шея? Вообще, я не против, даже за, ведь такое внимание достается не каждой шее, - и рассмеялся, склоняя ниже голову, - визит к доктору отменяется. Пока отменяется. Надеюсь, эта проблема не потребует от меня кардинальных мер.

Мужчина пододвинулся ближе, получая законный и такой благодарный поцелуй в плечо. Он мягко поймал подбородок Сакураи, натыкаясь на пронзающий взгляд черных глаз: - Я не боюсь, потому что я делаю это для себя. Это мне приятно видеть тебя довольным. Что касается «посыла», то я сам хозяин своего бизнеса и четко распределяю время. Прости, при всей моей любви к тебе, я не смогу позволить частых опозданий, но я решу проблему твоего кофе как-то иначе. И я не могу прогнать тебя, потому что остаюсь рядом добровольно, все осознавая. Да и не хочу.

От сигареты отказался. Остаться рядом с Бенджиро сейчас было слишком заманчиво, и уж лучше побыстрее одеться, чтобы не было искушения снять все лишнее. Имай нехотя слез с кровати, открывая шкаф и выбирая костюм и белую рубашку: - Да, хотел рассказать тебе свой сон, но, кажется, заснул вчера, извини. Поэтому вкратце расскажу в машине, если это интересно. Хотя, в нем и нет ничего необычного. Несущественно.

Сакураи

Нет, так нет, - пожал плечами мужчина, вытащил зубами из пачки сигарету и прикурил, внимательно слушая то, что ему говорил Боец. Сакураи неторопливо выдохнул струйку дыма, и она почти сразу растворилась в воздухе. - В какой-то мере ты прав, самые жестокие из людей - дети, хотя чаще всего они этого не осознают, но, поверь, я не первый год с ними работаю и уже разные случаи наблюдал. Ко всем можно найти подход, безнадежность случая может говорить только о недостаточном профессионализме преподавателя. Они научили меня не отступаться от запланированного, говорить с ними на чистоту, взвешивая каждое слово, - Бенджиро замолчал ненадолго, делая еще затяжку. - Они еще не умеют прощать и мириться с тем, что они - далеко не центр вселенной, хотя есть и те, кто наоборот себя недооценивает, подход индивидуален. Так, прости, что-то я уже ухожу в курс детской психологии, - коротко улыбнулся, - не переживай, я могу за себя постоять, а на мою жизнь студенты пока ни разу не покушались.

Что-то в словах Имая заставило задуматься о том, что Бенджиро ошибся, когда думал, что придется много времени потратить на то, чтобы тот психологически был готов стать Бойцом. Защитить свою Жертву - основа основ, которую, если верить его словам, прививать не придется. Установленная Связь делала эмоции Бойца еще более доступными, так что в серьезности сказанного сенсей не сомневался.

Сакураи стряхнул пепел и отпил еще кофе, кивнув в ответ на слова о докторе.
- Это не проблема, а если и проблема, то не твоя. Поговорим за ужином, как и договаривались, только со временем уточним, потому что еще не знаю, во сколько сегодня освобожусь, некоторые проблемы в школе, - Бенджиро сделал последнюю затяжку и затушил сигарету, затем легко поднялся, что было уже непривычно после сна, у себя дома привык прятаться под подушку от звонка будильника и всячески лениться. Уже скрываясь за дверью ванной:
- Раз упомянул, значит, не так уж и несущественно, расскажешь обязательно. Я быстро, - умывшись, насколько это возможно приведя волосы в нормальное состояние и одевшись, Сакураи вернулся, на ходу застегивая рубашку, и остановился у тумбочки. Мужчина допил уже почти остывший кофе и повел плечеми, отгоняя остатки сна.
- Ну, я готов, теперь домой и на работу.

Имай

Сакураи закурил, заполняя воздух приятным сладковатым запахом сигарет. Имай молчал, неторопливо одеваясь и стараясь быстрее застегнуть рукава рубашки на все три небольших пуговички, чтобы потом ловко вставить рядом запонки-обманки. Поддернул рукав, привычно справляясь с непростой задачей.
Как минимум несколько дней своей жизни, и какое-то количество часов в одной постели с Сакураи, мужчина был счастлив, поэтому в полуха, но внимательно слушал все, что тот ему рассказывал. Это была не только привычка, выработанная годами, но и необходимость узнавания другого человека: - Ну отчего же, очень интересно то, что ты говоришь, ведь в некотором роде я тоже сенсэй, правда порядки у меня в «школе» гораздо жестче, да и говорить с людьми начистоту всегда – не самый лучший вариант решения глобальных проблем. Быть может, тебя это разочарует во мне, но обстоятельства иногда диктуют нам необходимость недоговаривать какие-то вещи. Если угодно: ложь – это тоже инструмент бизнеса, к которому приходится прибегать не так уж и редко.

Имай подошёл к Бенджиро и провёл тыльной стороной ладони по его щеке: - Студенты очень быстро становятся взрослыми, а некоторые из них в своем возрасте не имеют никаких ограничителей и уважения. Помню тот вечер на улице. Я тогда не сказал ничего, но теперь – мне не нравится это, Сакураи. Не хочу неожиданностей. – И мужчина поправил накрахмаленный воротник своей рубашки, отходя и смотрясь в зеркало. – Можешь постоять. Не сомневаюсь. Но теперь у тебя есть я, и это не только номинальное слово.

Улыбнувшись своему излишне аккуратному и свежему отражению в зеркале: - Скажи, я выгляжу как брутальный гей или просто как гей? Если завяжется потасовка, на меня не нападут, потому что геев не бьют или потому что по виду я не способен ударить в ответ? - Прохрипел, закашлявшись сквозь смех. – Общим видом остался доволен. Дело не в массе тела, а в умении им владеть. Если что-то случится, я смогу постоять за обоих, но пусть он пока не знает об этом до ситуации, которая, надеюсь, никогда не случится.

Через какое-то время мужчина был одет и единственное, что оставалось – это добавить к образу немного сладковатого запаха и смазать кремом гладко выбритый подбородок. Сакураи легко, нехотя покинул кровать, а еще неохотнее сигарету и отправился в ванну. Когда проходил мимо, Имай с какой-то неуклюжей нежностью захватил за шею, целуя в висок: - Иди. Интересно, чьей же проблемой может быть мое здоровье? Уж не хочешь ли ты сводить меня к школьному доктору? Такая забота улыбнула. Я могу купить себе любого врача, посетить любую клинику на выбор, а мой учитель предлагает мне разом решить мою проблему. Ну что же, не буду его разочаровывать, ведь пара лишних часов вместе – уже хорошо. За ужином, значит за ужином.

Все было так по-домашнему, так сказочно, но мелкие штрихи из слов, объятий и поступков казались чем-то неестественными. Так, как будто все вокруг знали то, чего сам Имай не знал. Это не просто настораживало – это раздражало временами. А ляпнуть какую-нибудь глупость не хотел, нужно было осторожно, потихоньку, выяснить то, о чем так упорно молчал Бенджиро.

- Готов? Отлично! Выглядишь потрясающе! – Подошел ближе, как бы склоняясь для поцелуя, но, вместо этого несколько долгих секунд рассматривал готовое к ответному поцелую лицо, наслаждаясь иллюзией власти. – Идем, я подвезу тебя домой, кои.

Они спустились вниз, где, на стоянке, Имай придирчиво осмотрел машину. С тех пор, как там осталась небольшая вмятина, он так и не успел ею заняться. И вроде бы совсем незаметно, но педантичность требовала довести дело до конца: - Садись, пожалуйста. - Услужливо открыл дверь, обходя машину с другой стороны и занимая водительское место: - Так вот, про сон. – Зажигание включено и двери заблокированы. Теперь от силы минут десять, и им предстоит расстаться. За это время нужно успеть вкратце все рассказать. – Выехали с подземки. – Помнишь, вчера вечером я открыл тебе дверь, а ты удивился? – Задумчиво нахмурившись, вытащил из пачки сигарету, затягиваясь так, как будто она могла спасти от неприятных воспоминаний. Да он и не мог понять, отчего вообще хотел огласить весь этот бред подсознания. – Мне просто приснилось, что ты пришел. Нет. Не так. Ты пришел ко мне, и мы вышли вместе. На улицах было темно, но я ощущал твое присутствие где-то позади. Не знаю, зачем мы пошли в какой-то закоулок, но меня позвали из темноты… и убили. Просто убили, а ты сказал, что мне нужно было сражаться. Глупый сон. Может быть, я просто устал. – Недокуренная сигарета потухла в пепельнице. – Плохой рассказ для начала столь прекрасного дня, не кажется?

Сакураи

Имай еще собирался, и Бенджиро сел на кровать и провел еще пару минут, слушая Имая и при этом подбрасывая и ловя зажигалку. Услышав вопрос Бойца, усмехнулся:
- Просто как гей. Будь ты брутальным, не задавал бы таких вопросов. И не нападут, потому что, надеюсь, ты не окажешься в той ситуации, в которой на тебя должны были бы напасть. И что за кашель? Кои, сакэ с мороженым – не лучший вариант, - засмеялся, поймав ответный взгляд, продолжил уже серьезнее, - тот вечер – исключение, поверь. Эти студенты не из нашей школы, хотя они тоже ребята способные. Из школы-конкурента, если так можно сказать. Возможно, мне скоро с ними снова придется пересечься, а, может, и нет, но уже не при таких обстоятельствах. Правда, скрывать не буду, приятно слышать, что за ты за меня беспокоишься.

Мучить зажигалку, наконец, надоело, и Бенджиро поймал её в последний раз и направил на Имая:
- Ты! – Улыбнулся, убирая её в карман, - хватит уже наряжаться, ты на работу или на свидание собираешься? – Бенджиро взял телефон, уже в коридоре натянул френч, и они спустились на подземную стоянку.

>>> Улицы города

0

9

Сакураи

(Имай, Бенджи) >>> Улицы города

- Небольшое чувство собственника – это по принципу “так не доставайся ты никому”? Опасный вы человек, Хисаши-сан. Теперь не смогу нормально спать в одной квартире с вами, а в скором времени мания преследования доведет меня до сумасшедшего дома. Неплохая перспективка, правда? – Бенджиро засмеялся, глянув на Бойца через зеркало заднего вида. – Чувствую, на кухню мы скоро переселимся. Купим огромный стол и будем спать на нем, чтобы ты мог наслаждаться моим видом каждый день. Жалко только, что если во сне с него упасть, могут быть последствия не очень, так что тебя я положу к стеночке, - держа руль одной рукой, другую Сакураи положил на колено Имая. – Ну, как, рискнешь открыть бутылку в машине? – на светофоре переключился огонек, и несколько машин замерло, их в том числе. Сенсей обернулся к Бойцу, улыбаясь, но по взгляду того было понятно, что лучше поторопиться домой, а не упражняться в красноречии, что сенсей и сделал, как только предоставилась такая возможность.
Знакомая парковка, знакомый дом и знакомая квартира, которые появились в его жизни совсем недавно, уже рождали множество приятных ассоциаций. Как ни странно, за все время, пока они добирались до дома, Бенджиро молчал, а уже перед самой дверью в квартиру облокотился о стену рядом, стараясь поймать взгляд мужчины, пока тот искал чип и, когда ему это удалось, улыбнулся.
- Скажи, только честно, ничего, что я так часто к тебе заглядываю? Наверно, глупо, но никак не могу отделаться от мысли, что меня в твоей жизни становится слишком много. Боюсь надоесть.

Имай

Имай рассмеялся. А, ведь действительно, если копнуть чуть глубже, то небольшое чувство собственника можно расценить и как осознанную ревность взрослого мужчины. Подобное заложено природой, и только разумность и желание партнерства останавливают от проявления нелучших качеств и неосознанных порывов. Имай не помнил, чтобы неподдающиеся контролю эмоции привели к поступкам, последствия которых были бы необратимы, и, скорее в делах рабочих, нежели в личных отношениях, его можно было назвать человеком "опасным" и жестким. - Возможно, в этих словах и есть доля правды, Бенджи-кун, но не думаю, что тебе стоит меня опасаться. - Они вдвоем в ночном городе, что может быть правильнее и лучше этого? Словно в подтверждение мыслей, рука Сакураи по-хозяйски опустилась на колено, обжигая.
Они такие разные, но, все же что-то в них едино, иначе, откуда такая уверенность в том, что какой-бы внутрений раскол не случился, Бенджиро поддержит, подстрахует, опустив на время противоречия. Крайняя форма доверия, граничащая с неосторожностью.

- Не уверен, - резонно прокоментировал мужчина, - мания преследования всего лишь форма психического расстройства и проявляется тогда, когда объект преследования не видит субъекта, но полностью уверен в ложной цепочке своих логических умозаключений. Мания не имеет под собой оснований, а является иллюзией больного разума. А я рядом. Я с тобой, значит, не смогу преследовать тебя и не дам времени на размушления. Уверяю, ты можешь спать спокойно. - Да, он очень умный. Настолько, чтобы осторожно перекрыть все пути к отступлению. - Но, если, все же, твои опасения перейдут допустимую границу, то вот, можешь лечь в отдельной комнате и закрыться изнутри ключом.

Сейчас так, но говорить о том, что, в случае, если в холодной постели станет слишком тоскливо, то найдется масса способов проникнуть к нему, Имай посчитал излишним. Когда двое так осторожно и поступательно стремятся друг к другу, хлипкая дверь, вряд ли станет серьезной преградой.
- Как итог, твое предположение не имеет под собой оснований, к тому же, для моей карьеры это будет слишком чувствительно, дешевле купить соседнюю квартиру и построить там для тебя личный сумасшедший дом. Как тебе такая перспектива?

Тему кухни мужчина предпочел дальше не развивать. В памяти были слишком свежи воспоминания о том, как им было удобно, а ему хорошо на кухонном столе, и контролировать себя с картинкой довольного, стоящего перед тобой на коленях Бенджиро, сейчас сложно. - Чтобы наслаждаться тобой, я могу обойтись и без кухонного стола. У меня еще есть прекрасный, рабочий. - Мужчина прикрыл глаза, явно что-то припомнив. - Кстати, о шампанском. - Перегнулся назад, доставая из пакета бутылку. Посмотрел на этикетку, повертел в руках, оценивая марку. - Знаешь, наверное, не совсем удобно делать это сейчас. Поедем за город, тогда. А сегодня я подожду, пока мы останемся вдвоем, уже недолго.

Они въехали на подземную парковку, забрали все необходимое и быстро поднялись на нужный этаж. У порога мужчина поставил на пол пакет, роясь в портфеле и виновато улыбаясь. Оказалось, что какое-то время назад, он был действительно слишком расслаблен, и теперь точно не помнит, перекладывал ли куда-то ключ или нет. Бенджиро терпеливо ждал рядом. И, когда, они встретились взглядами, вдруг задал вопрос. Раньше, Имай ответил бы на подобное уклончиво, чтобы его слова не прозвучали как обещание или что-то в этом роде, но теперь...
- Я предложил тебе разделить со мной не только постель, а ты говоришь о частоте визитов, - он поставил портфель на пол, подходя ближе, обнимая Бенджиро за шею и целуя в висок. - Обыйденность - это и есть реальность жизни, которую стоит принять и понять. Если мне понадобится кто-то ненавязчивый, схожу в театр или в клуб, развлекусь.
Похлопав себя свободной рукой по карману пальто, улыбнулся, доставая ключ. - Рискуем остаться тут. Проходи.

Сакураи

Улыбка вмиг исчезла, уступив место небольшому раздражению в купе со злостью, которые на проверку оказались наигранными. Бенджиро деловито прошел в квартиру и остановился в коридоре, развернувшись на сто восемьдесят градусов и скрестив руки на груди, затем пристально посмотрел на Имая и, дождавшись, когда тот закроет дверь, начал:
- Какой еще клуб? Мы сегодня были в клубе. Отвлекся? Замечательно. Значит, в ближайшее время я тебе надоесть не должен, - примостив пакет тут же, Сакураи стянул обувь и верхнюю одежду. – А если серьезно, я правда этого боюсь. Ты привык к определенному распорядку жизни, а тут каждый день является некто, кто еще и на что-то претендует, чего-то требует. Хотя, с тобой нужно быть поосторожнее, а то и правда обзаведусь личным сумасшедшим домом. Кстати, - незаметно подкрадываясь по мере разговора, остановился перед Бойцом, запуская руку под пиджак и обнимая, - а медсестры там симпатичные? – Почти беззвучно засмеялся, уткнувшись лицом в плечо Хисаши. – А, может, и правда, ты – плод моего больного воображения. Скажем, я так сильно хотел найти своего природного Бойца, что теперь вижу его в тебе, причем тебя я сам выдумал? А я видел нечто подобное в одном фильме, - забрал пакет Имая и, прихватив свой, направился на кухню, рассказывая по дороге, - не помню, как называется. От следователя ушла жена, и он придумал себе новую. Идеальную. Естественно, кроме него её никто не видел, так что его принимали за сумасшедшего. Смотрелось очень мило.
Часть продуктов уже перекочевала в холодильник, но в какой-то момент это резко наскучило, и Бенджиро сел на одну из табуреток так, чтобы Имай оказался напротив, а остатки еды - на столе.
- Рабочий стол – это тоже не так-то просто. Уж я-то точно на роль секретаря не подхожу, так что придется тебе как-то выкручиваться, чтобы не получилось некрасиво, - улыбнулся, склонив голову, и так глядя на мужчину, немного усталого, но безумно близкого. – А можем совместить приятное с приятным. Мне завтра нужно встретиться со студентами, но не думаю, что это займет чересчур много времени. Если у тебя будет свободная минутка, могу заехать и скрасить твой рабочий день этой самой бутылочкой шампанского, которую ты так отчаянно пытаешься сохранить до выходных

Имай

Не успел Имай войти, как Бенджиро изобразил крайнюю степень недовольства очень похожую на продолжение игры, мужчина так толком и не понял, есть ли граница. Он удивленно приподнял брови, но только улыбнулся в ответ, уж слишком живописно выглядел Сакураи, стоящий посередине коридора и что-то пылко выговаривающий. Вот теперь налицо все признаки того, что мы вместе: - На этом предположении и остановимся, мой мальчик, - мужчина спокойно снял пальто и повесил в шкаф, - в ближайшее время надоесть не должен, поэтому нет никакого повода для беспокойства.

Имай вспомнил точно такой же вечер какое-то время назад. Тогда он был очень внимателен и крайне сдержан, и даже сам помог Бенджиро снять ботинки. Сейчас все тоже самое, только размах недовольства шире, но, ведь, это тоже часть их близости и нереального обаяния Сакураи, а, может, и вполне реальное беспокойство за их совместную дальнейшую судьбу. Все это вызывало странное чувство умиления вкупе с толикой снисхождения: пусть говорит, ведь и ему и мне это нравится. – А, если серьезно, мир не стоит на месте, он меняется каждую секунду, так неужели ты думаешь, я не смогу постараться поменять что-то в своем распорядке? Тебе сложнее, у меня подобное было, – Имай тут же поймал в захват подкравшегося Бенджиро, обнимая так крепко, будто они готовились расстаться на годы, - но совсем не так, как с тобой. С тобой все иначе. - Одни. И можно не отводить заинтересованного взгляда, а просто стоять и смотреть в глаза друг друга. Редко, но иногда и без слов все понятно. – Для тебя я постараюсь подобрать медсестер попривлекательнее, ты ведь так любишь нравиться окружающим. – Мужчина подтянул Сакураи за спину, касаясь губами его, отпуская и чувствуя как тот улыбается, утыкаясь в его плечо.

- Может быть и выдумал, Бенджи-кун. Опасно создавать иллюзию, я вовсе не такой, каким ты себе меня представляешь, но я постараюсь быть рядом, если тебе понадобится помощь. Думаешь, так не бывает? Бавает. - Мужчина снял сапоги и прошел следом на кухню, где начал хозяйничать Сакураи. Имаю ничего не оставалось, как дождаться, пока выдалась возможность подойти ближе, притягивая его и зарываясь рукой в волосы. - А знаешь, заезжай. Дверь можно закрыть, и в нашем распоряжении рабочий кабинет и комната отдыха. Может…доставим друг другу пару секунд удовольствия, м? – Мужчина рассмеялся, а потом замолчал. Первому продолжать не хотелось, и все же: - Ты сказал "природный"? Это значит, мы только друг для друга? - Слово "природный" Имаю было даже симпатично, а вот "боец" воспринималось настороженно.

Сакураи

Да, “природный” значит, что только друг для друга. Вернее, не совсем так, но в целом, - Бенджиро прикусил губу, замолчав на пару секунд, - максимально приближенное к идеальному сочетание, скажем так. Максимальное дополнение друг друга, максимальное раскрытие потенциала обоих за счет взаимодействия. Но это по теории боя, а на деле мне просто хорошо с тобой так, как не могло бы быть ни с кем другим, и очень надеюсь, что это взаимно. - Сенсей улыбнулся, крепче обнимая Бойца и выдыхая ему в шею, прошептал, - может, лучше сам медсестрой оденешься и уделишь мне достаточное количество внимания? – засмеялся и, коротко поцеловав, продолжил разборку продуктов.
- На самом деле, мне интересно, какой ты на самом деле, раз уверен, что я себе тебя представляю неправильно. Может, ты у нас какой-нибудь засекреченный агент государственных спецслужб? Тогда, прошу, убей меня сразу, чтобы не мучился, - улыбнулся, искоса глянув на Имая и, закрыв холодильник, облокотился о него спиной. – Знаешь, если это так, - несколько раз коснулся указательным пальцем виска, - то я – самый большой кретин в истории… - мафии. Договаривать не стал, он пока не решил, стоит ли знать Хисаши эти подробности, уж слишком сложный вопрос. Для начала было бы неплохо пообщаться на эту тему с Такаторо, но попробуй пробейся, он вечно в разъездах, а разговор не телефонный.
- Если честно, ума не приложу, как лучше поступать. Не хочу подставлять тебя под удар, но и то, что ты – мой Боец, от других Владеющих Силой не скроешь. Ладно, что-нибудь придумаем, - Сакураи притянул мужчину к себе за полы пиджака, - если ты серьезно, я заеду. Главное, не притащиться посреди какого-нибудь очень важного совещания, - улыбнулся, - созвонимся ближе к делу, а сейчас ты не на работе, - провел ладонями вверх по скользкому шелку рубашки, стягивая пиджак, и, когда взгляд упал на рисунок, который до этого просто не заметил, поднял вопросительный взгляд на Бойца, - любишь драконов?

0

10

Имай

Максимально. Очень правильное слово, чтобы выразить те чувства, которые мужчина испытывал по отношению к Бенджиро. И дальнейшее с ним нужно только по-максимуму.
- Идеальное сочетание? - Имай замолчал. Эти слова казались ему настолько же заманчивыми, насколько и сомнительными. Влюбился, готовый примириться со многим, но то, что они, такие разные, оказались половинами одного, верилось с трудом. Но нужно ли разбираться в значении понятий, если в голове только самые "правильные" мысли, а впереди еще целая вечность вместе с Сакураи. - Бенджи? - Позвал Имай, удовлетворенно улыбаясь и чувствуя его дыхание на своей шее. - Какой ты. Хочешь пошалить? - Мужчина стянул висящее рядом кухонное полотенце и обернул вокруг бедер, имитируя женскую юбку. - Нравятся люди в форме? - Представив, насколько странно смотрелись бы его подкаченные мужские волосатые ноги и узкие ягодицы в подобной одежде, расхохотался. - О, господи, нет. Даже не думай. А вот внимание я тебе уделить готов. Все свое внимание. - Примеряясь, подошел сзади к уже возящемуся на столе Сакураи, кладя руки ему на бедра и недвусмысленно пристраиваясь сзади.
- Я пол дня думал только о тебе, не знаешь, что это значит? - Прошептал на ухо голосом, больше похожим на тихий стон. - О, тебе действительно настолько интересно? - Мужчина томно прикусил губу, когда Бенджиро обернулся и ловко утянул из пакета конфету, отходя в сторону.
На самом деле ему очень хотелось побыстрее приготовить купленное, переодеться, и, удобно устроившись на полу одной из спален, в полной мере насладиться обществом друг друга. Можно было и поторопиться, но он ждал. Игрался.
- Знаешь, наша встреча - моя самая красивая мечта. Ты единственный, кому я сейчас доверяю.

Если бы Бенджиро был женщиной, пришлось бы сдерживаться, показывать только одну, более мужественную сторону, чтобы ничем не уронить перед прекрасным полом свое лицо, но, тут нет женщин, есть только Бенджи, а, значит, нет и необходимости что-то скрывать. Можно рассказать о своей любви, как бы глупо и сентиментально не звучали подобные признания, вместе посмеяться и даже поспорить.
- Не хочется тебя разочаровывать, но нет. Я не агент и не состою на тайной службе в местном отделении полиции, - перешел мужчина на деловой тон, - впрочем, эта роль нравится мне больше, чем образ медсестры.
Бенджиро подошел, притягивая к себе и стаскивая пиджак.
- Конечно, я настроен очень серьезно, - Имай приобнял Сакураи за плечи, расслабляясь. Хорошо. Не просто хорошо: можно не думать, а принимать и чувствовать себя в безопасности. - Дразнишь меня? - В темных зрачках мужчины отразилась реакция на эти прикосновения. - Драконов? Ах это. Видимо, драконов любит мой стилист, но я тоже ничего не имею против. Нравится рубашка? У меня и халат есть расшитый драконами, помнишь? - Звучало как напоминание конкретного факта. - Он твой, тогда.

Сакураи

-Обожаю людей в форме, - выдохнул на ухо и негромко засмеялся, - если это не полицейские, конечно. Нет, так нет, но, уверен, это было бы незабываемо, - улыбнулся, неторопливо спускаясь взглядом от шеи и останавливаясь на застегнутых пуговицах, - всего полдня, так? – Хитро посмотрев, отпустил зажатые пальцами края одежды, - это значит, что еще много работы предстоит, чтобы ты думал обо мне постоянно.
Аккуратные, мягкие, ни к чему не обязывающие объятия дарили тепло и неповторимое умиротворение, которое испытываешь крайне редко и от того пытаешься растянуть время.
- Нет, спасибо, я просто заметил, что там был схожий рисунок, не более того. И что-то ты часто говоришь об этом своём стилисте, аккуратнее, я ревнивый, - клацнул зубами и следом стянул с Имая пресловутый пиджак, который повесил туда, где немногим ранее висело полотенце.
- Знаешь, очень приятно, что ты мне доверяешь, но, скажи, у тебя серьезно нет больше ни одного знакомого, на которого можно было бы положиться, м? – внимательный взгляд замер, встретившись с глазами Бойца, после чего сенсей молча подошел и обнял мужчину, коротко, отрывисто целуя шею, прошептал, - я сделаю все, чтобы ты не пожалел о том, что мне доверился. Ты себе не представляешь, как я боюсь, что с тобой может что-нибудь случиться, а я не окажусь рядом. Знаю, о таком лучше не думать, но ничего не могу с собой поделать, я не могу позволить себе тебя потерять, понимаешь?

Имай

Конечно. Имай улыбнулся. Ощущения себя в роли сообщника убийцы, откровенно говоря, ему нравились отчасти и оттого, что где-то в глубине души он все еще не верил в реальность происходящего. Человеческая природа часто упорно не желает смиряться с услышанным, а, иногда, и увиденным.
Незабываемо? – Задумчиво потер переносицу. В принципе, нет ничего недопустимого в том, что делают двое в собственной спальне. – О, кои, если ты хочешь, - замолчал, лихорадочно блестящими карими глазами внимательно следя за пальцами Бенджиро, сжимающими ткань. Завораживало: этот хитрый взгляд, вовсе не похабная, но на грани с кокетством улыбка, практически интимный шепот. В приглушенном свете матовых кухонных ламп глаза молодого человека отливали иссиня-черным. И нечто легкое, немного сладковатое, но осторожно, исподволь обволакивающее мозг легчайшим дурманом, исходило от него в эти минуты. - Я уже готов подумать о том, чтобы сделать для тебя нечто незабываемое, раз тебе так нравится форма. – Тело напряглось под руками. Надеюсь, приятно трогать его рельефность? Ощущение тепла даже через ткань. Имай оторвал свой затуманенный взгляд – слишком явное признание. Почти что согласие. Необычное предложение, однако, любопытство пересилило смущение. Как далеко они смогут зайти вдвоем?
Мужчина весело рассмеялся. Собственные мысли не так уж и нелепы теперь. С Бенджиро все действительно по-другому, так отчего же просто не идти в темноте, чувствуя рукой его плечо. - Я постараюсь не давать тебе повода, мой сенсэй. - Это серьезно, и он обязательно исполнит сказанное. – Имай помог стащить с себя пиджак, и тут же обнял Сакураи, по-взрослому нежно, прижимая к себе. – Не нужно так. Мы будем рядом по-максимуму, а я постараюсь быть предельно острожным. Понимаю, что это всего лишь слова, и, я, конечно, вряд ли смогу когда-то стать партнером, достойным тебя в этом, но сделаю все от меня зависящее, только бы ты был спокоен. - Имай хорошо представлял, что заботит Бенджиро, ведь он и сам пережил горечь утраты и страх. И он целовал ресницы и скулы Сакураи. Шептал, что любит, что не жалеет ни о чем и не представляет теперь свою жизнь без него.
Потом отпустил. Нужно заняться ужином, иначе, есть риск остаться вовсе без него. Прошел в комнаты, включая подогрев пола и зажигая светильники. Вернулся и занялся доведением до готовности к употреблению нехитрых закусок и блюд.
- Позволь узнать, и кто же твой э..руководитель? Полагаю, не директор же школы. Если он существует, а, скорее всего, это так, то, вероятно, придется поставить его в известность, что мы вместе? Или ему необязательно знать о такой мелочи?

Сакураи

Имай взялся за приготовление их ужина, как бы между делом задавая вопрос, очень важный, тот, о котором только-только думал сам Бенджиро, а потому молодой человек настороженно посмотрел на Бойца, стараясь понять, выдал ли как-то своим поведением, но с такой точностью воспроизвести мысли сложно. Связь была совершенно не на том уровне, и вряд ли когда-нибудь его достигнет, но если у Имая так развита интуиция или он просто так хорошо чувствует свою Жертву, то и проблемы с дальнейшим обучениям становятся не такими уж и проблемами. Конечно, судить пока рано, но почему бы и нет? Стандартным Бойцом его назвать было уж точно нельзя.
- Ну, почему же? Формально мой руководитель – как раз директор Школы, и я на практике тоже получаю указания от него, просто он – не главный, с ним я могу поспорить, а не тупо выполнять все распоряжения. А есть тот, кого я ослушаться и правда не могу, - Сенсей остановился за спиной мужчины, обнимая, и коротко поцеловал плечо. – Пока не думай об этом, я все сам улажу и, если понадобится, представлю вас друг другу. Пока эту тему закроем, угу? - Конечно, Боец хотел знать больше, это и не удивительно, ведь рядом находится человек, с которым знаком слишком мало времени, и чем дальше происходит общение, тем понятнее становится, что общение не слишком безопасно для жизни и здоровья.
Чтобы не оставлять паузу, в которой Боец мог задуматься о насущном и сделать одному ему понятные выводы, Сакураи постарался ненавязчиво вернуться к предыдущему разговору, который оборвался как раз в тот момент, когда мужчина вышел из кухни.
- Кстати, в какой-то степени водолазный костюм – тоже форма. Конечно, это незабываемо, но оно того стоит? – улыбнулся, чуть сильнее сжал объятия и отпустил через секунду, вскоре удобно разместившись на одной из табуреток так, чтобы видеть выражение лица собеседника. – Ты как-то загрузился по этому поводу. Расслабься, меня сейчас все более чем утраивает, - перехватил руку Бойца над столом и чуть сжал, заглядывая в глаза. - Из тебя получится отличный Боец, самый лучший, ясно? Независимо от уровня овладения боевыми навыками. Просто живи и будь со мной, - улыбнулся, отпуская руку.

Имай

Бенджиро расслабился и плавно улизнул от дальнейших приготовлений, поэтому мужчина закатал рукава рубашки и принялся сам выкладывать готовые суши и роллы из упаковок на бамбуковые подносы. Он был только «за». Возможно, этому поспособствовали теплые объятия, которыми торопливо и щедро делился с ним молодой человек, а, возможно и те жадные поцелуи, что сам Имай стребовал пару минут назад.
- Бенджи, ну что ты творишь? У меня же заняты руки, - довольно протянул мужчина, подставляясь, - закроем, да. Возможно. Значит, все же есть тот, кого ты не можешь ослушаться? Никогда? - Следующий вопрос прозвучал, как провокация. – Если однажды, этот человек решит, что тебе удобнее и проще без меня на этой земле, ты тоже не сможешь ослушаться?
Вокруг все слишком зыбко, и ему необходимо знать, при каком условии может произойти выдергивание в реальность и может ли вообще. От мысли, что Сакураи не хозяин себе и своим желаниям становилось мерзко и болезненно.
- Ну ладно. – Он поймал пальцы Бенджиро, пожимая. Не будем. – И сделал вид, что самое увлекательное занятие сейчас, это открывать бутылку рома. – Не могу сказать, что испытываю желание познакомиться с этим человеком. В конце концов, то, что он думает обо всем этом, меня совершенно не интересует, но, к сожалению, касается. – Бутылка поддалась не сразу, пришлось приложить усилие, в которое Имай вложил все то, что могло бы трактоваться как негодование, вырази он свои мысли словесно. – В первую очередь, меня заботят твои желания и чувства. – Главное, выбрать правильную тактику поведения с Бенджиро, что, теперь может быть проблематично, слишком уж непрост его внутренний мир и жизненные обстоятельства.
- На твоем месте я бы это немедленно испробовал, - Имай налил в бокал рома на пробу и пододвинул молодому человеку, - чем разбавить – найдешь в холодильнике.
Мужчина почувствовал, что напряжение внутри ушло, и он снова позволил себе до неприличия обаятельную улыбку:
- О, однако, Сакураи-сан, вы все же больший эстет, чем я мог предположить изначально. – Мужчина рассмеялся, но тут же умолк. – Надеюсь, что лучший. Я с тобой, иначе и быть не может, а, если ты вдруг задумаешь сбежать, завалю дверь твоей квартиры цветами, и разошлю соседям записки о том, как сильно хочу тебя. У тебя не останется выбора. – Все просто. Потому что с ним.
Мужчина открыл коньяк и налил себе в бокал.
- Опробуем вместе? И, если от тебя все равно нет никакого толка на кухне, то займись хотя бы спальней. – Улыбнулся. Ну же, малыш, давай. Не хочу тебя обидеть, но я немного устал, хочу расслабиться, и я соскучился... знал бы ты, как я по тебе соскучился.
Имай выглядел вполне счастливым, либо просто умело скрывал свое истинное настроения.

0

11

Сакураи

Сакураи возвел очи к потолку и вздохнул, расстроенный тем, что тема так и не закрылась, более того, перешла на более конкретный уровень с не самыми простыми и приятными вопросами. Взвесив все “за” и “против”, сенсей решил, что лучше Имай узнает правду сейчас, чем потом получится, что Бенджиро всем вокруг наговаривает невесть что, причем всем разное.
- Ну, почему же. Я могу ослушаться. Только это будет последний раз в жизни, когда я кого-либо ослушаюсь. Но ты пойми, ситуация не так однозначна, как может показаться. Если я сам предварительно поговорю и объясню, что и как, то нам нечего опасаться, а вот если кто-то доложит, то меня слушать не будут. Как в любой коммерческой организации, в общем-то, только мера наказаний другая. К тому же, как другой человек может знать, как удобнее и проще мне? Странные у тебя вопросы. Не ищи подвох, я расскажу все, что тебе нужно знать. Ты – мой Боец, и я в ответе за тебя в первую очередь перед самим собой. Не думай, что от меня так легко отделаться, - попытался улыбнуться, но получилось как-то искусственно, так что предпочел пройтись до окна, где и остановился, смотря на улицу и на какое-то время уходя в свои мысли, из которых вернул в реальность голос мужчины. Сакураи обернулся, кивнул в знак благодарности и взял подвинутый в его сторону бокал. Чем разбавлять, конечно, нашел, благо, покупки совершали вместе, а то Хисаши как сторонник всего полезного и правильного (как по крайней мере казалось на первый взгляд), вряд ли купил бы колу. Закрыв дверцу холодильника, Бенджиро встретил взгляд Имая и тут уже улыбнулся в ответ куда более естественно.
- Сбежать? О, нет, не мой профиль. Не люблю чего-то незаконченного. Это тяготит, да и от тебя сбегать как минимум неразумно по всем параметрам. Думаю, мне многие могли бы позавидовать. И вообще, я предупреждал, что не умею готовить. Притворно насупился, но тут же улыбнулся, поднимая бокал, - за тебя.

Имай

Вопрос не странный и совсем не праздный. Если кто-то доложит, а, может случиться и так, что при характере твоих занятий найдется парочка доброжелателей, которые поспешат доложить. Или уже доложили и что тогда?
На удивление о странности вопроса лишь нехотя кивнул головой, соглашаясь. Пускай это глупо, если хочешь. Между тем, даже ребенок знает, что в подобного рода организациях всегда и все решает кто-то один, остальные - лишь винтики в огромной машине. И этот некто, безусловно, для него, Имая Хисаши - соперник номер один.
Третий, кто управляет, нам не нужен. Возникла в голове совершенно логичная, ревностная мысль. Я его пара, его мужчина, значит важнее. А этот "руководитель" всего лишь человек, и, если, он сделает больно Сакураи, я от него избавлюсь.
Каким образом он это сделает, Имай себе не представлял, но сама возможность подобных действий странным образом успокаивала. Понадобится, уедем в Европу и где-нибудь затеряемся. Непрактичные, лишенные разумности мысли, прийди они в голову какое-то время назад, Имай решил бы, что слишком много выпил.
- Спасибо. Это хорошо, что ты меня оценил. - Мужчина опустился на стул, поболтав янтарную жидкость, и подняв бокал. - Предупреждал, но сказал, что неплохо научиться, нет? - Осторожно коснулся своим бокалом бокала Бенджиро, прислушиваясь к тихому звону стекла о стекло. - Знаешь, иногда излишняя разумность мешает нам быть счастливыми.
Имай отпил коньяк, смакуя вкус, удовлетворенно кивнул головой, подошел к Бенджиро, обнимая за талию и прикасаясь щекой к его щеке. Какое-то время стоял так, сквозь усталость ловя ощущение единения.
- Тогда бери поднос и тащи в комнату, - выдохнул Имай рядом с ухом Бенджиро, - надеюсь, это будет сделать совсем не так сложно, мою квартиру, я так понимаю, ты уже успел изучить. - Улыбнулся, пробираясь рукой в темные волосы, но тут же отпуская. Коньяк проник в желудок и теперь Имай вновь ощущал себя слегка пьяным и очень довольным.
- Скажи. Как мужчина я нравлюсь? Тебе? Насколько сильно? - Пальцы скользнули по своей рубашке, расстегивая ту пару пуговиц, на которой она держалась. Тонкий материал скользнул, обнажая рельефное тело.
Ему очень захотелось знать о Сакураи все. Досконально. Вплоть до того, какую пену для бритья он предпочитает и на каком боку любит спать.

Сакураи

Научиться не просто неплохо, это необходимо, - Бенджиро сделал пару глотков и кивнул, - иногда мешает, но ничего не поделаешь. Человек создан быть счастливым, стремится к счастью, но, достигнув его, погружается в сонливую апатию, из которой может вывести только стремление к какому-то другому счастью. Как говорят, лучшее – враг хорошего. Людям всегда мало, а иногда нужно просто уметь остановиться и понять, что, гоняясь за журавлем, рискуем упустить свою синичку.
Замолчав, сенсей выдохнул в шею подошедшего Бойца и прикрыл глаза ненадолго, но стоило Имаю заговорить, как тот снова поймал на себе внимательный взгляд. Услышав о том, что надо что-то делать (самую малость, но порой лень не хочет позволять даже такого. Или это просто природная вредность?), Сакураи насупился, но тут же улыбнулся.
- Да не сказал бы, я еще не везде побывал, но у тебя есть прекрасная возможность устроить мне мини-экскурсию. Только, думаю, не сейчас, - добавил, спускаясь взглядом вслед за расторопными пальцами Хисаши. – Правда, уточнение “как мужчина” мне пока несколько режет слух, но смысл ясен. Нравишься, иначе меня бы здесь не было, не находишь? – Еда была забыта, а бокал поставлен на стол, и это не из-за лени, просто внимание полностью переключилось на более важное сейчас.
- Насколько сильно – разве это можно словами объяснить? – шепча на ухо и обнимая, Сакураи подтолкнул Бойца к стене и, когда тот уперся в нее спиной, запустил ладони под рубашку, провел снизу вверх, затем по плечам, позволяя ткани упасть на полусогнутые руки, обнажая. Нити Силы медленно и осторожно скользнули по каёмке ауры мужчины, пересекаясь друг с другом, но не решаясь приблизиться к нему еще хоть немного. Бенджиро с полуулыбкой целовал плечи и шею, ненавязчиво и неторопливо, не тот случай, когда нужно спешить.

Имай

Сопротивляться не стал. Ему нравилось, как прикасался Сакураи - неспешные движения исследователя. Не просто объятия, а осторожная прелюдия перед чем-то большим, в которой чувствуешь себя необходимым. Эти ощущения Имай не смог бы передать словами, поэтому предпочитал помалкивать, временами ведя диалог с самим собой. Слишком много вопросов, на которые не было однозначных ответов. Двое мужчин не просто нравятся друг другу, но есть и что-то еще, что предопределило, как оказалось, их встречу.
Возможно, ты так до конца и не понял, насколько сильно я ждал вечера. Почти что до физического бессилия ощущал ее необходимость.
Наверное, нужно что-то ответить, но разговаривать совершенно не хочется. Осторожно обнять и привлечь к себе. Просто, чтобы полнее чувствовать рядом.
- Режет слух? – Мужчина пожал плечом так, словно это была исключительно лингвистическая ошибка Сакураи, и как бы нечаянно наклонился вперед, касаясь губами… макушки. Выцеловывающий неторопливо и со знанием дела его плечи, Сакураи в эту минуту был особенно близким и горячим. И Имай стал подумывать о том, чтобы отложить ужин на какое-то время, воспользовавшись столом по назначению, о котором они говорили чуть раньше. Мужчина доверительно прижался к рукам, неохотно разрушая тишину предвкушения:
- О, это даже больше, чем ужин, Сакураи-сан, – по телу прошла волна тепла. Практически такая же, как когда ты испытываешь послевкусие оргазма, только иной природы. Названия для этого не было, только дикое желание снова прочувствовать подобные ощущения. – Как ты это делаешь? – Или он просто недоговаривает правду? Лукавит? «Как мужчина» - режет слух, но вот прикасаться именно так, как нужно мужчине, Сакураи-сан, ты отчего-то умеешь.
- Имай приоткрыл глаза, наблюдая, с каким удовольствием на лице, Бенджиро проводит губами по его груди.
- Да. Это, действительно, не объяснить словами, кои. - Мягкий голос мужчины дрогнул. - Не знаю, как это точнее выразить словами, но как-будто прикосновения выворачивают меня наизнанку. Точно пальцами по обнаженным нервам: и сладко и опасно одновременно. Что же ты со мной делаешь, а? – Весь такой гладкий и изумительно стройный Бенджиро вызывал желание. Не мог не вызывать. Он притягивал, словно магнит, хотя и с самого начала интуиция подсказывала, что с этим парнем не все просто.
От очередного прикосновения, Имай вздрогнул, поводя плечами. По телу поползли колкие мурашки, он с шумом выдохнул, придержав Бенджиро за предплечься и уворачиваясь.
- Останемся тут до утра или все же отнесешь поднос в комнату? – Засмеялся, отстраняясь. Выражение лица Сакураи, которое следовало за первым предложением помочь, говорило о том, что оно ему не сильно нравилось. Имай стащил рубашку и кинул на стул. - Я готов показать тебе всю квартиру, спальни и ванну - подробнее. Но, может, сначала поедим и поговорим, ты, хотел ведь мне много что рассказать или показать?

Сакураи

- Как я делаю что? - прошептал, улыбаясь, и коснулся губами виска Имая. Конечно, сам знал, что и как, но выкладывать все сходу не хотел, куда приятнее было поиграться, подразнить, параллельно узнавая, что чувствует его Боец и как относится к таким действиям. - И сладко, и опасно? А в этом что-то есть. - Удивленно проследил за тем, как Хисаши вывернулся из объятий и едва заметно насупился, впрочем, подобное выражение лица было мимолетным и практически сразу сменилось прохладной сосредоточенностью, скрывающей легко покалывающее недовольство тем, что не все идет так, как ему хотелось бы.
- О, вижу, ты действительно проголодался и обессилел, - язвительно улыбнувшись, проговорил Сакураи, искоса глядя на Бойца, и, взяв поднос, направился в спальню, где и поставил его на прикроватный столик, решив, что и еду ставить на пол - слишком, а Имай поправит, если он что-то неправильно делает.
- Рассказать я тебе и правда много чего должен, и вряд ли удастся все сегодня решить. - Хочет поговорить - пожалуйста. Бенджиро привык в учениках ценить тягу к знаниям, правда, признаться, пока ни одного студента он к отношениям вне учебных занятий не склонял, со своим же Бойцом все выходило иначе. Если обычно обучение было на первом месте, и уже на втором какие-либо личные дела, то здесь уже имели место свои желания и потребности, с которыми нельзя было не считаться, ведь такое отношение к себе в результате вышло бы боком Паре в целом.
- Даже не знаю, с чего лучше начать. У нас еще не закончена тема "Зайлен - плохой", но тебя мои россказни не останавливают, вам бы еще на пару мир захватить, вообще будет шикарно. Или все же важнее "Как я это делаю", м? - сенсей опустился на пол, облокотившись спиной о кровать и обхватив руками колени, так и замолчал выжидающе, снизу вверх глядя на Имая. - Могу что-то еще. Всё сегодня не успеем в любом случчае, так что давай начну с того, что тебе сейчас было бы интереснее услышать.

Имай

Сакураи пришлось закончить издевательства над телом и совсем уж с явной неохотой заняться приготовлениями к ужину. Тонкие длинные пальцы Бенджиро ловко подхватили один из подносов.
- Проголодался - это ты верно подметил. С тех пор, как ты стал моей ежесекундной головной болью, моим наваждением, даже в состоянии сна я испытываю острое чувство голода. По тебе. Так может ли причина укорять следствие? - Имай как можно острожнее, чтобы ни в коем случае не соприкоснуться кожей с молодым человеком, поставил на поднос пару чистых бокалов. - Откровенный взгляд в сторону Сакураи. Более, чем откровенный. В конце концов в их доме никто не может запретить смотреть именно так, как хочется. - Уверен, силы мне еще понадобятся. Даже не надейся, что сегодня я засну очень быстро.

В спальне все как обычно, вернее так же, как и сегодня утром, когда мужчины вместе покинули дом, только постель тщательно заправлена идеально натянутым тонким, шелковым покрывалом.
Обстановка выглядела даже слишком аккуратно для одинокой квартиры не слишком хозяйственного мужчины, но тишина комнат теперь нарушалась низкими нотками язвительного голоса, которые Имай узнал бы из сотен других, в коридоре висела чужая одежда, а практически стерильный воздух наполнился едва уловимым присутствием постороннего.

Мужчина прошелся по кухне, и, захватив с собой открытые бутылки со спиртным, принес в комнату. Бенджиро уже удобно расположился на полу, обхватив руками колени. Завораживающее действо заставило Имая упрятать подальше заготовленный заранее скептицизм по поводу увлекательного разговора о Сигеру и улыбнуться. В конце концов, кто сказал, что это не совсем обычно для мужчины иметь такие тонкие запястья и соблазнительно улыбаться. И вот так сидеть, плотно сдвинув колени - это конечно же нормально для любого мужчины!

- Кстати, это отличная мысль! Захватить весь мир нам вряд ли удастся, но вот Европа, - мечтательно улыбаясь, Имай прошлепал босыми ногами к шкафу, - тебе хотелось бы посмотреть Европу, Бенджи, а? - И он тихо засмеялся, доставая пару халатов и кидая на постель. - Может, переоденемся? Теперь мы дома, впрочем, ты как хочешь, а на меня уже слишком давят джинсы.
Быстренько скинув остатки одежды и аккуратно убрав в шкаф, Имай натянул длинный халат, небрежно перевязав поясом и, закатав рукава по локоть, уселся на пол рядом с Сакураи.
- Обычно, на первом месте у меня стоит бизнес, - мужчина перевел взгляд на пульсирующую, голубоватую венку на шее Бенджиро. И этот его взгляд выражал восхищение, недоверие и неподдельный интерес. Он не удержался и коснулся пальцами кожи, проводя по тоненькой, проступающей через кожу полоске, чувствуя размеренную пульсацию сильного и надежного сердца, - но, кажется, у меня появилось исключение из правил.
Имай приподнялся, перемещаясь и, разведя колени Бенджиро, устроился между ними. Пальцы огладили скулу, спустились по подбородку вниз, ощущая прохладу цепочки на шее. Небольшой кулон-иероглиф лег прямо в ладонь.
- Можно? До утра. – Не дожидаясь ответа. Мужчина расстегнул замок и украшение змейкой соскользнуло с шеи. Имай сжал его в кулаке, а потом положил на прикроватный столик.
- Что-то еще? Я хочу знать все, думаю, ты это понимаешь. Еще, попробуй уверить меня, что наше случайное знакомство действительно случайно. Впрочем, тот, кто тебе не поверит - варвар! И ты говорил, мы теперь пара, а в твоей голове периодически появляется третий. Не думаешь, я ревную?
Палец Имая ловко поддел пуговицу на рубашке Бенджиро и заскользил по груди.
- Знаешь, возможно, мне придется уехать на какое-то время. Поедешь со мной? Отель в центре города, лучший номер с ванной посередине, да и нужно то всего пару дней. Или предпочтешь скучать тут?
В принципе, все эти слова были не так уж и важны: мысли то приходили, то ускользали из головы . Он никак не мог выделить что-то основное и на нем соредоточиться.

0

12

Сакураи

Понять Имая было сложно и обычно, но сейчас Бенджиро вообще терялся в настроениях своего Бойца. Пока что все попытки угадать его желания проваливались сразу, будто желаемое переставало быть актуальным, как только становилось понятым. Пару минут назад ухаживания были отвергнуты в пользу ужина и разговоров, теперь же мужчина снова к ним вернулся, отодвигая поднятую им же тему на второй план, что окончательно запутало Жертву, вызывая чувство растерянности, которое показать не хотел, но и не мог быть уверен, что Имай не заметил секундной тени непонимания во взгляде. Впрочем, Сакураи скорее был склонен считать, что он сам чего-то не понимает, либо что по ему одному известной причине Боец сам хочет его запутать, такой вариант после даже недолгого общения с Хисаши уже не вызывал удивления.
- Я люблю путешествовать, в том числе и Европа интересна, я почти нигде не был, - скрывать то, что за границу путешествовал уже не раз, сенсей счел излишним, в конце концов, своему Бойцу нельзя не доверять, хотя, конечно, не полностью, пока рано раскрывать все карты, он может не понять или неправильно воспринять информацию, всему свое время. Сейчас у них и привычки разные, хотя все корректируется, пока живешь с человеком, а им двоим было еще рано для подобных изменений. - Не люблю халаты, в них неудобно, - улыбнулся Бенджиро, запрокинув голову назад и так смотря на переодевающегося мужчину. Долго действо не продлилось, и через пару минут Имай опустился на пол рядом с Жертвой. Сакураи смотрел на Бойца, не двигаясь, лишь чувствуя легкое касание кожи, затем не успел возразить, только проводил взглядом кулон, без которого стало несколько не по себе, будто вдруг осознал, что лишился какой-то невидимой защиты.
- Я его не снимаю обычно, - сказал только, но возражать не стал, попытавшись переключить внимание на разговор и не показать своей зависимости от обычной на первый взгляд вещи. - Ни в чем не буду тебя уверять, я даже не знаю, как это сделать. Я долго искал тебя, но, если честно, уже практически смирился с мыслью, что не найду. В моей голове появляется третий, но уж точно не из-за моей к нему симпатии, я волнуюсь за тебя. Это сейчас ты ему нужен, но если что-то пойдет не так, пойми, это смертельная опасность. За ним стоит мафиозный клан, сильный, влиятельный, у них есть связи в правительстве и в преступном мире, и больше всего я боюсь того, что не смогу тебя защитить, - накрыл руку Имая своей ладонью, прижимая в районе сердца, и несколько секунд смотрел в глаза Бойца, - если с тобой что-то случится, я убью его.
Отпустил руку и похлопал себя по карманам, ища сигареты, будто сказанное немногим ранее было для него привычно. Сигареты нашел, и зажигалка привычно была в пачке, даже пепельницу с прикроватного столика поставил рядом на пол, окончательно удобно устроившись на полу.
- А когда нужно ехать? Я-то всегда рад, но с работой тоже нужно считаться, меня могут не отпустить из-за намечающихся соревнований.

Имай

Рука Имая замерла аккурат в районе сердца Сакураи. Он не стал вырываться и продолжать задуманное действие, лишь в ответ внимательно посмотрел в глаза Бенджиро. "Убью" - ведь это очень серьезное заявление: никогда не вынимай нож просто так, а вынув - бей. В иной ситуации Имай воспринял бы сказанное, как красивую аллегорию, иносказание и не более того, но в устах Бенджиро это принимало совершенно иную окраску.
- Это очень хорошо, если так. И я понял твои опасения, кои, - последнее звучало сдержанно и успокаивающе нежно, нехватало, чтобы его парень вбил себе в голову, что все его предостережения упорно игнорируются. Принимая к сведению, мужчина старался не показывать, что этот вопрос волнует его очень сильно. Имай прекрасно понимал, существует масса предпосылок для столь негативной позиции по отношению к Сигеру и одна из них - ревность. Ревность не только, как к мужчине, но, и как выяснилось, к тому, кто может иметь виды на него, как на пока что туманную составляющую - Бойца. - Прости, надеюсь, ты видишь сам, какие чувства я испытываю к тебе. Скорее всего, - Бенджиро отпустил руку, отводя взгляд и поспешно ища сигареты, - я должен прямо тут и теперь обещать тебе, что завтра же разорву все контракты с этим человеком и навсегда забуду имя Сигеру, - Несмотря на бродящий по телу алкоголь, Имай был очень серьезен и собран, терпеливо дожидаясь момента, когда его любовник ослабит бдительность и предоставит возможность крепко себя обнять. Остальное лишь фон, - но я не могу этого сделать, потому что один несу ответственность за всех людей, которые работают в моей компании. За них и за их будущее. И это большие деньги, Бенджи. Я проверял, сделка заключена с фирмами, являющимися единоличной собственностью господина Сигеру, поэтому ни клан, ни родственники, ни его партнеры не смогут претендовать на его долю в случае его кончины.
Имай переместился, стащил на пол одну из подушек, и облокотившись локтем о край кровати, с удовольствием наблюдал за движениями Бенджиро. Иногда он случайно касался пальцами его плеча, млея от прикосновений к желанному мужчине. Тема Сигеру, конечно же, не была закрыта, но это тоже не важно: голос Сакураи - долгожданная манна, чтобы он не говорил.
Приятно было и то, каким взглядом проводил Сакураи свой кулон. Ощущение собственной власти и незащищенности Бенджиро пьянило.
- Хорошо, в следующий раз просто сними его сам, если захочешь доставить мне удовольствие. А вообще, - Имай выудил сигарету, долго перебирал ее пальцами, словно решал, сказать или нет, - я просто хотел снять с тебя одежду. - Улыбнулся, закуривая и откидывая голову на край кровати. Бенджиро выбрал его, и Имаю это очень льстило. - Когда нужно ехать пока не знаю. Для начала - Осака. Вечерние прогулки, кафе на выбор и все, что тебе понравится, ну и одна-две моих встречи, не более. Но, если ты не сможешь, поеду один, но учти - буду скучать.
Даже если он не сможет, я вернусь, а он будет встречать.- Вернемся к тому, как ты делаешь "это" или...? Поправь меня, если не так: ты ведь имеешь власть не только над моим телом, да? Это приятно и неприятно одновременно.

Сакураи

- Имаи-чан, я понимаю, что не можешь, - Бенджиро затянулся и выпустил плотную струйку дыма вверх, после чего посмотрел на Имая немного блестящими глазами, - просто будь осторожен, он мог догадаться, что ты будешь его проверять, в бизнесе осторожничаешь не только ты. Тем не менее, ты заблуждаешься насчет его кончины. Клан - его родственники, так что по закону они смогут претендовать на его имущество, но он вроде пока умирать не собирается, и я ему без веской причины "помогать" не буду.
Сенсей стряхнул пепел и снова затянулся, вопросительно посмотрев на Имая, когда заметил на себе его взгляд, но никаких объяснений не последовало, впрочем, их и не требовалось. Бенджиро улыбнулся и несколько смущенно опустил глаза. Подумать только, совсем недавно увидеть его в таком состоянии было практически невозможно, а Боец своим появлением словно подарил умиротворение, сильно изменив характер и отношение к жизни в целом. Когда отвечаешь не только за себя, о многом начинаешь думать по-другому, учитываешь не только свое мнение. Это с одной стороны сильно усложняет жизнь, с другой дарит необходимое чувство того, что тебе всегда есть, куда идти, что есть тот, благодаря кому мир не рухнет из-за твоей очередной глупости. Раньше таким человеком был Такаторо, он им оставался и сейчас, но Имай - совсем другое, их связывают другие отношения, здесь больше собственной свободы, но и ответственность распределяется в обратной полярности.
Сенсей кивнул в сторону кулона.
- Чем он тебе так не нравится? Вроде, он - не часть одежды. Кто-то носит с собой кроличью лапку, а у меня вот такой талисманчик. На будущее учту, конечно, хотя и не понимаю, - сделав последнюю затяжку, Сакураи затушил окурок в пепельнице. - О поездке давай поговорим ближке к делу, когда и у меня будет ясно с работой, и у тебя со сроками, не люблю пустых обещаний, но и не хочу расстраивать раньше времени, пока ничего не ясно. А теперь интересная тема, поправляю: не совсем, здесь все не так однозначно, как может показаться на первый взгляд. "Имею власть" - некорректное утверждение, но отчасти так и есть. Существуют два мира: обычный человеческий, в котором мы живем постоянно, и Система. Есть еще подсистема, что-то среднее между мирами, это личное пространство Пары, где можно находиться только вдвоем. Как я тебе уже говорил, существуют Бойцы и Жертвы, которые и составляют Пары. В нашем мире Силу могут накапливать только Жертвы, чем выше уровень, тем больше резерв. Боец получает Силу от своей Жертвы, но использовать её может только в Системе, правда, находясь в человеческом мире обычно себя намного лучше чувствует, когда её достаточно. Жертвы могут видеть ауры, Бойцы же только чувствуют. Перейдем к практике или еще немного теории? - улыбнувшись, Бенджиро переместился, садясь напротив Бойца, и несколько секунд смотрел на него, после чего все же озвучил свое предложение, - как насчет подсистемы? Это очень важная часть, в ней можно не теряя лишних сил Связь укреплять, к примеру, и там ты сможешь потренироваться, создавая что-либо с использованием Силы.

Имай

Имай кивнул. Догадается Сигеру или нет о том, что он наводил справки - это уже неважно, ведь оба сделают вид, что ничего такого и не было. Острожность в мире бизнеса - дополнительный плюс партнеру.
- Я пытаюсь быть максимально внимательным, и ради тебя тоже, кои но меня сложно напугать. Я не тот мужчина, который видя всего лишь тень опасности, тут же опускает руки. Что же касается его кончины, то желаю Сигеру-сану долгих лет здравствования, потому что его жизнь приумножает мои капиталы. И я бы мог ошибаться, если бы не знал точно, что иногда даже самые близкие родственники не имеют права на то, что может получить совершенно постронний человек. - Имай довольно заулыбался, выпуская ровные колечки дыма в сторону от Бенджиро. Берег даже так и неважно, что Сакураи "тонул" в легком мареве собственных сигарет.
- Поцелуй меня.
Мужчина замолчал и отвел руку с сигаретой в сторону.
Закрыл глаза, слизав с губ сладковатый привкус. Застыл, сжимая в пальцах сигарету и довольно улыбаясь в ожидании.
Лишь сдержанность движений выдавали напряженность в теле.
"Я люблю тебя". Хотел сказать, но лучше всяких слов - чувствовать его губы на своих.

- Мне нравится твой кулон, - прошептал. Не говорить же прямо вот так с налета, что больше всего будоражит то ощущение полной незащищенности Бенджиро, которое дает отсутствие на шее украшений. Так же, как отсутствие одежды. Но какое-то объяснение логичное все же нужно придумать, чтобы не выглядело, как блажь. - Но знаешь, я не девушка. Мои руки намного сильнее, а в постели может быть всякое. Не хочу, чтобы цепочка неудачно зажала шею. - Мужчина провел тыльной стороной ладони по шее Сакураи. Еще раз. И еще, залезая за ворот рубашки.
Сейчас, рядом с ним, Имай ощущал полное спокойствие, даже отстраненность, поэтому предложение выбрать между теорией и практикой не вызвало никакой бурной реакции.
Он положил сигарету на край пепельницы, сглотнув и посмотрев на Сакураи, потянул за пояс своего халата, но остановился. То, что предлагал молодой человек, скорее всего было далеко от того, что предпочел бы сам Имай. Остановился, поправляя спустившийся в одного плеча шелк.
Приподнялся и подсел к Бенджиро еще ближе, обнимая руками его колени.
- Я предпочитаю практику, - улыбнулся. Сказанное выглядело безумием, но разрушать прекрасную иллюзию мужчина не хотел. - Мне нужно сказать какие-то магические слова, взмахнуть руками или что делают в подобных случаях? Ну же, давай, я постараюсь оправдать твои ожидания. Бред какой-то. Пусть. Ради того, чтобы быть вместе, я готов поддержать его фантазии. И это нужно. Обязательно нужно оправдать его ожидания, сказал же, что буду рядом, а это даже больше, чем обещание.

0

13

Сакураи

Бенджиро молча улыбнулся, смотря на размеренные движения Имая и прикрытые в ожидании глаза. Аккуратно, чтобы не нарушить сдержанное предчувствие Бойца, молодой человек перебрался к нему поближе и застыл на время, сверху вниз рассматривая сомкнутые в улыбке губы, близость могло выдать лишь едва различимое дыхание. Накрыв своими губами его, сенсей потянул один из краев пояса халата, но тут же его отпустил, с улыбкой отстраняясь, и сел на прежнее место, с нежностью смотря на мужчину.
- Ты всерьез думаешь, что можешь случайно причинить мне вред из-за неё? - прошептал в ответ и, усмехнувшись, бросил короткий взгляд в сторону столика, - она со мной много лет, и ни разу ничего подобного не случалось, но если тебе так будет спокойнее, хорошо. - Поймав цепкими пальцами только что огладившую его руку Бойца, улыбнулся и приложил её к своим губам, поверх глядя на Имая, затем отпустил, позволяя подобраться ближе и обнять, а после негромко рассмеялся.
- Возможно, ты волшебник, но в нашем мире никакую абракадабру заучивать не нужно. Жертва отдает Приказ словами, насколько это возможно четко и понятно, а Боец этот Приказ выполняет. В данном случае "Открыть подсистему" является условным Приказом, только произнося эти слова, я вложу в них часть своей Силы. Неподчинение вызовет у тебя неприятные ощущения, поэтому я сначала объясню тебе, что нужно делать, чтобы не замучать ненароком. То, как наша Подсистема будет выглядеть, решать тебе. Ты можешь скопировать эту комнату и ограничиться, а можешь создать со временем целую вселенную, можешь сделать абстрактное помещение, а можешь пустое пространство, в котором будет только пол, остальное - безгранично и недетализировано. Воссоздавать все ты будешь силой своего воображения, и детализировать на своё усмотрение, можешь каждый раз что-нибудь новое придумывать. Дава начнем с чего-нибудь простого, договорились? Скажи, когда будешь готов, а я тебя не буду торопить, - аккуратно, едва касаясь, поцеловал ямку на шее, после чего провел по ней подушечкой указательного пальца.
Наверно, стоило бы удивиться тому, что Хисаши так легко принял свою новую сущность, но сенсей об этом не слишком задумывался, для него было главным то, что они теперь вместе, и он знал, что не хочет теперь потерять своего Бойца. Наверно, он догадывался о чем-то подобном, чувствовал в себе какие-то способности, но не знал, что именно они значат, а теперь все встало на свои места. Было бы здорово, если так, но не буду сейчас отвлекать расспросами.
- Ты спрашивай, если что-то нужно, у меня в Школе специализация на Бойцах, так что, думаю, смогу помочь. Подсистема хороша тем, что в ней нас ничто друг от друга отвлекать не будет, только мы и наш мир, который для нас создашь ты. Здорово ведь, правда?

Имай

Они переключились на другое, а ощущения остались. Яркие. Живые.
Бенджиро неторопливо проводит губами, и Имай ощущает, как под ними тает горячая кожа. Сакураи кажется ему земным совершенством.
Конечно, мужчина не был идеалистом, не был слепым. Он прекрасно видел поросшие темной порослью подмышки, небольшие и кое-где неровные шрамы по телу, тонкую линия легкого оттенка загара, заканчивающуюся на линии шейной впадины и небольшие порезы от бритвы на лице. Да и жесткой настойчивости вкупе с язвительностью его совершенству было не занимать. И это он, конечно же, видел. Но, несмотря ни на что, Имай хотел этого мужчину - сильнодействующую смесь острой пряности и дикого, необъяснимого рационально, совершенства.
И он "пил" его губы, наслаждаясь минутами близости и абсолютного спокойствия.

Голос Бенджиро оторвал от воспоминаний о приятных ощущениях. Имай улыбнулся в ответ на смех Бенджиро.
- Жаль, что ненужно. Я бы предпочел нечто традиционно понятное этому странному миру, о котором ты, я так понимаю, готов говорить часами и которым живешь. - Не было никакого чувства сожаления о том, что их встреча состоялась и теперь он вынужден волей - неволей включаться в совершенно нереальный "проект" под названием "Система". Кто знает, быть может, это просто форма безумия? - Имай погладил острые колени Сакураи, - а ты умеешь отдавать приказы четко и так, чтобы твой Боец не смог их трактовать по-своему? Ты, и правда, можешь предумотреть все? - и стал неспеша расстегивать пуговицы на его рубашке. - А вот слова "приказ" и "неприятные ощущения" заставили мужчину насторожиться. О каких ощущениях идет речь? - Мозг методично искал лазейки в том, что говорил Бенджиро, а, находя, представлял ситуацию совершенно в ином ключе. То, что на "странность" Бенджиро можно было найти обходные пути, вселяло уверенность, что не все так уж безнадежно.
В конце концов, если быть осторожным, то балансировать - вполне реально.
- Пожалуй, я ограничусь все же этой комнатой. Тебе же тут нравится? По моему, чисто, уютно и довольно безопасно, нет? - В голосе Имая читалось уважение к сказанному, толика смирения и непередаваемая нежность. Странность Бенджиро не отпугивала, наоборот, притягивала, как магнит. Она казалась мужчине чем-то, способным придать их отношениям особую доверительность. Иногда, чтобы понять и принять человека, которого в принципе понять не можешь, двум здоровым мужчинам нужно подраться или заняться любовью - выявить лидера. В случае с Сакураи определенно требовался баланс тактичности, уступчивости и умения где надо нажать посильнее.
- Если да, тогда я готов. Пусть это будет мир только для меня и для тебя. - Справившись с последней пуговицей на рубашке, Имай внимательно посмотрел на Бенджиро и кивнул головой: - Конечно здорово!
Я сделаю то, что он просит, мы останемся тут вместе, и все будут довольны и...удовлетворены.

Сакураи

- В какой-то мере я действительно живу этим миром, но говорю о нем часами и так, обучая своих студентов, так что не думай, что мне не с кем эту тему обсудить. Насчет трактовки приказов по-своему, - Бенджиро усмехнулся, покачав головой, - ничего утверждать по этому поводу не буду. Все предусмотреть невозможно, но, конечно, всегда стараюсь максимально четко изъяснять желаемое, чтобы потом не было мучительно больно. – Сенсей коротко улыбнулся, прищурившись смотря на Бойца, - а ты уже собрался увиливать от приказов? Меня такие перспективы не радуют, поверь, и я все же надеюсь, что у нас все будет проходить без эксцессов, не люблю насилие, но иногда без него нельзя обойтись. – В голосе не было ни тени угрозы, обычная констатация факта с мягкой улыбкой и ожиданием решения или вопросов. Вопросы последовали первыми.
- По мне, так начинать лучше с простого, воспроизвести комнату достаточно сложно, хотя ты здесь достаточно долго живешь и уже, наверно, запомнил все до мельчайших подробностей, так что вполне вероятно, что получится. Для меня важен зам факт выполнения приказа, а качество мы натренируем со временем. Возможность открывать как Систему, так и Подсистему заложена у Бойцов на инстинктивном уровне, так что действуй по наитию и ничего не бойся, я здесь, чтобы помочь, если потребуется. В том случае, если ты что-то сделаешь не так, почувствуешь физическую боль, предупреждаю, так что если не получится – скажи, мы оговорим все еще раз и обязательно решим, что делать дальше, но, думаю, у нас все должно получиться, - Бенджиро перебрался поближе к Имаю и, обняв, коротко поцеловал в плечо. – Слишком много Силы в приказ вкладывать не буду, тебе нужно привыкнуть, со временем можно будет и посильнее. – Замолчав ненадолго, сенсей остановил взгляд на Бойце, раздумывая, не слишком ли давит на него, не требует ли результатов слишком скоро, ведь с начинающими он еще не работал и не знает точно, как все должно быть в идеале, но тут же отбросил эти мысли подальше. Владеющие Силой – тоже люди, а человек такое существо, дай ему расслабиться, и снова заставить работать уже очень сложно.
- Открыть Подсистему.

Имай

Улыбнулся в ответ.
- И все же просьба. Твой партнер - человек публичный. Так сложилось, я не привык исполнять чужие приказы, чаще другие люди исполняют мои, с этим тоже придется считаться. Но у нас же, мой мальчик, совершенно другой случай, правда? - Имай наклоняется. Близко-близко, насколько возможно. Его губы обжигают ладони Сакураи поцелуями - безмолвная форма согласия. Слишком быстро все поменялось, и переломить себя, "подписаться" на все словами, он еще не готов.
- Ты привык только к понятному тебе, пусть мягкому, но давлению. Я тоже, только, возможно, к более жесткому. И? И что же мы будем делать с этой нашей такой любовью? Что такое, кои? Никак не можешь смириться с тем, что ты - не единственный ведущий? - Мужчина протянул раскрытую ладонь и потрепал Сакураи по плечу так, словно проверял на крепость, - выглядит все непросто, поэтому я уточняю свои возможности и ограничения. И поверь, меня описанные тобой перспективы, тоже не слишком радуют.

Настойчивость Бенджиро была Имаю отчасти даже приятна. Мужчина иного склада надоел бы слишком быстро, оставив в душе пустоту и сожаление о потраченном впустую драгоценном времени.
Уверенность же молодого человека в реальности сказанного давало иллюзию свободы от необходимости постоянной оценки ситуации и принятия решений. Глупо сопротивляться неизбежному и от тебя независящему, проще расслабиться.
Зажмурившись от слишком яркого света электрических ламп, мужчина так и остался сидеть с закрытыми глазами. Он с сожалением подумал о том, что, несмотря на уверения Бенджиро, совершенно ничего не чувствует ни на каком из уровней, а наитие подсказывает, что лучше заняться вещами понятными, привычными и очень приятными.
Умиротворенно улыбнулся, почувствовав объятия. Конечно, он ничего не боится, тем более боли, ведь это частенько неотъемлемая часть отношений двух хорошо физически развитых мужчин. Имай уже готов был рассмеяться, завалить Бенджиро на пол, заставив лаской забыть про всякую, несомненно важную, но ерунду, как Сакураи закончил свою речь непонятными словами.

- Ну, потерпи, Сакураи-сан, - снисходительная и довольная улыбка одними уголками губ, - давай обойдемся без насилия, - толика заигрывания в интонации, - придется обойтись.
В голове пронеслось множество образов, фиксируясь на одном: он с легкостью прижимает Бенджиро к стене, лишая возможности двигаться, потому что сам он во много раз сильнее. А дальше все закрутилось, понеслось по узкому коридору, окрашенному яркими, цветными пятнами, навстречу свету. Мужчина хотел открыть глаза, но не смог, а вот его мысленный двойник уже стоял посередине абсолютно пустой комнаты, оглядываясь. Или не стоял?
Имай осмотрелся: все так же вдвоем и его рука сжимает колено Сакураи, только стены комнаты и предметы странно расплываются перед глазами, то появляясь, то исчезая. Мужчина попытался сосредоточить на них свое внимание, но настроить резкость никак не удавалось. Я же практически не пил. Сознательное упорно сопротивлялось происходящему просто потому, что такого не могло быть, а подсознание мучительно перебирало картинки одну за другой. Обхватив голову, мужчина зажмурился, пытаясь таким образом избавиться от галлюцинаций. Не помогло. Борьба сознательного с бессознательным проявилась в виде агрессии: Имай схватил Сакураи за рубашку, отталкивая от себя. Но тут же испугавшись подобной резкости попытался взять за руку. Он никак не мог понять, что происходит: в голове шумело, к горлу подступала неприятная тошнота - еще немного и сознание отключится от реальности, по ощущениям, будто кто-то тебя высоко подбрасывает в воздух и несет прямо на пол. Кровь из носа. Всего несколько капель, но кажется, они сливаются на полу в небольшую лужицу, образуя красивые узоры, растекаются по линиям пола, смешиваясь с цветом его поверхности. Надо приложить усилие, побороть головокружение и добраться до ванной, но он же не может оставить Сакураи тут одного. Почему? Самому непонятно.

Сакураи

Имай согласился с тем, что говорил Бенджиро, на данном этапе это было очень важно. Но согласился он не совсем.
- Дело не в любви, а предназначении. Ни ты, ни я не можем изменить положения в Паре, Жертва приказывает, а Боец исполняет, потому что Жертва видит, а Боец делает, способностями мы поменяться не в силах. Если ты не согласен с этими условиями, то лучше порвать Связь сейчас, пока это не так болезненно, как будет позже. Подумай над этим, я не хочу тебе навязываться и ставить под удар, если ты сам этого не хочешь.
На то, как Имай потрепал его по плечу, Бенджиро не отреагировал, слова Бойца его сильно задели, хотя где-то глубоко в душе он понимал Хисаши и, наверно, на его месте поступил бы так же. Сложно ориентироваться в мире, которого не знаешь, сложно оценить важность твоих слов для партнера, но с чувствами сложно управляться, они слишком сильны и молниеносны.
Настолько молниеносны, что и отступили тут же, перестав быть сдерживающим фактором и позволив, наконец, обнять Бойца.

Бенджиро огляделся. Такого он еще не видел, но теоретически знал о возможности.
- Сконцентрируйся на образе, нарисуй их поочередно, необязательно выстраивать разом всю подсистему, ты можешь добавлять предметы пооче... - договорить не успел, фраза оборвалась на половине от резкого движения Имая. Сенсей ошалело смотрел ему в глаза пару секунд перед тем, как его с силой отшвырнули от себя, этот поступок Бойца оказался для Бенджиро полной неожиданностью, а потому он не успел ни сопротивляться, ни как-то обезопасить себя перед встречей с полом и больно ушиб плечо.
- Твою мать, ты что творишь? - проорал Бенджиро, поднявшись и уже после этого заметил, что у Имая носом идет кровь, - Прости, я... - замер ненадолго, сделал шаг в сторону мужчины, но тут же отступил обратно, не хотелось снова оказаться на полу, - Имаи-чан, тебе плохо? Хочешь, вернемся?

Имай

Пятна собрались в красивые цветы и тут же распались на множество небольших шариков, похожих на ртутные, равномерно заполнивших пространство пола. Происходящее тревожило Хисаши, мучаясь, он уже сейчас не мог простить грубость по отношению к Бенджиро. Голос повышал в редких случаях, а рукоприкладство допускал в исключительных и только, чтобы защитить жизнь свою и близких.
Имай осторожно попытался подняться, но ему все время казалось, что "земля" ускользает из под ног. Через какое-то время мужчине все же это удалось, правда пришлось опереться о край кровати. Удалось и сконцентрироваться на Бенджиро. Впрочем, это было единственным, на чем вообще можно было сконцентрироваться. Что происходит? Похоже на действие сильного галлюциногена, но откуда ему взяться? Рядом никого не было последние несколько часов, кроме..Но эта версия показалась слишком неправдоподобной или просто Имаю упрямо не хотелось в это верить. Он же явно не ожидал резкости, по-моему упал на руку, ударившись. Но я не хотел причинить ему боль.

Закрыв глаза и постояв так какое-то время, резко открыл, успокаиваясь и сосредотачиваясь. Вокруг все стало боле менее статично, только по очертаниям больше напоминало рабочий кабинет.
- Поступай как считаешь нужным ты, но я хотел бы видеть тебя рядом, - Имай старался говорить как можно спокойнее и четче, будто бы ничего и не происходит вовсе, - я тебя выбрал сам, понимаешь, сам, и никакое предназначение не помогло бы в случае, если бы ты не понравился как привлекательный мужчина, как достойный соперник, а теперь и человек, поэтому мне не хотелось бы упоминаний про навязчивость. Что же касается партнерства - посмотрим, а время проверит само. Просто, я не совсем понимаю пока, что происходит но обязательно это выясню и постараюсь понять, - Имай решил не говорить о своих догадках про галлюциноген сейчас, они могли оказаться ошибочными, тогда это обидело бы и насторожило, а могли оказаться правдой.
Интересно, Бенджи, ты видишь все тоже самое, что и я или нет? Ты обеспокоен моим поведением, но ничем не удивлен, значит - нет. - Пожалуйста, не надо кричать, кои. Тише... Просто помоги мне добраться до ванной. Просто помоги. - Имай протянул руку, но Бенджиро стоял слишком далеко, чтобы дотянуться, а сделать шаг мужчина не решился, неизвестно, что последует за этим. - Я впорядке, ничего страшного, мне хорошо. Извини за резкость, просто...
Объяснить свой поступок было нелегко. Если все это вижу только я, наверное, он подумал черти что.
- Просто, все так неожиданно, - уточнять, что "все" Имай не стал, не до этого. А, вдруг то, что на полу - опасно? - Нет, подожди, не подходи. Я сам. - Мужчина осмотрел пространство перед собой, которое плотно покрывали странные шарики. Обходных путей не было. Стараясь не смотреть под ноги, Имай неуверенно шагнул вперед и остановился.

Сакураи

Имай закрыл на время глаза, а Жертва замер, пытаясь понять, что творится в его голове. Образы вокруг стали более четкими, но уже не напоминали ту уютную комнату, в которой они находились несколько минут назад.
- До ванной, да, конечно, только, - Бенджиро растерянно огляделся, пытаясь сообразить, что же теперь делать. - Прости, я не ориентируюсь в мире, который ты создал, поэтому, наверно, лучше вернуться, так? - Главное, чтобы от этого ему не стало еще хуже. Ксо, что же я наделал? Нужно было подождать, все проверить, выяснить, а не торопиться. Куда гоню события? А он страдает из-за моих оплошностей. Имаи-чан, я так виноват перед тобой...
Сакураи чувствовал себя отвратительно. Впрочем, это ощущение приходило к нему всегда, стоило не рассчитать именно случившегося исхода ситуации, только сейчас все было сильнее и больнее, ведь от его оплошности пострадал Имай, для Жертвы подобное непростительно. Теперь же Хисаши вел себя странно: не подпускал Бенджиро к себе, но и сам сделал шаг навстречу неуверенно, будто чего-то опасаясь, но чего, сенсей так и не понял, просто протянул руку и сплел пальцы, надеясь хотя бы этим успокоить, а не получить еще один удар, к которому теперь все же был готов.
- Знаю, это может оказаться для тебя сложным, но все же лучший вариант, который для нас сейчас вижу я. Нам нужно вернуться в привычный для тебя мир, - сенсей перевел дыхание, умолкнув на несколько секунд и пытаясь собраться с мыслями. - Закрыть подсистему!
Имай
Нащупав пальцы Бенджиро Имай, как мог, постарался сдержаться и лишь осторожно сплести свои холодные пальцы с его. Подсознательная уверенность в том, что поможет только это, подталкивала на более решительные и жесткие действия - быстрее вцепиться, прижать к себе, отдавая часть заполнившего сознание страха. Но, раздраженно подумав, что уже итак позволил довольно слабости и грубости, которую не оправдывает даже неясность всей ситуации и которую он сам себе не прощает, мужчина постарался проконтролировать каждое свое движение.
- Мне уже гораздо лучше, - прошептал Имай, изобразив некое подобие доброжелательной рассеянной полуулыбки. - Не нужно просить прощения, ты не виноват ни в чем. Вероятно, все дело только во мне. Это моя проблема. - Мужчина почувствовал, как его прошибает холодный пот. Быть может то, что сейчас происходит - "болезнь", симптомы которой нашел Бенджиро на его теле, и которую не записали в обычной медицинской карте? А вдруг, все изменения - только начало, и никто никаких галлюциногенов ему не подсовывал? Что, если Сакураи знает об этом, и просто не захотел говорить? Но тогда откуда, ведь он не доктор? Почувствовав себя совершенно беспомощным, Имай привлек Сакураи к себе, сначала положив руки ему на плечи, а потом крепко прижимая. Легкий запах шампуня и близость жаркого тела успокоили: даже, если все вокруг только плод его воображения, то уж его Сакураи рядом и это точно реальность.
Имай окончательно запутался в догадках, поэтому последние слова Бенджиро прозвучали спасением. Правда, в голове снова замелькали какие-то образы, заставлявшие Хисаши болезненно морщиться, но ощущение "конца" чего-то доставляло мужчине чувство удивительного облегчения.
В комнате вдруг стало душно. Тяжелый запах белых хризантем, стоящих на столике в углу, забивал все остальные запахи, но не настолько, чтобы Хисаши не почувствовал их резкость и насыщенность. Приглушенный свет ламп выхватывал знакомые очертания мебели и хрупкую фигуру, которую Имай цепко держал в своих объятиях. С трудом ослабив "хватку", мужчина провел рукой по волосам Сакураи и прислонился жарким лбом к щеке друга.

0

14

Имай

Нащупав пальцы Бенджиро Имай, как мог, постарался сдержаться и лишь осторожно сплести свои холодные пальцы с его. Подсознательная уверенность в том, что поможет только это, подталкивала на более решительные и жесткие действия - быстрее вцепиться, прижать к себе, отдавая часть заполнившего сознание страха. Но, раздраженно подумав, что уже итак позволил довольно слабости и грубости, которую не оправдывает даже неясность всей ситуации и которую он сам себе не прощает, мужчина постарался проконтролировать каждое свое движение.
- Мне уже гораздо лучше, - прошептал Имай, изобразив некое подобие доброжелательной рассеянной полуулыбки. - Не нужно просить прощения, ты не виноват ни в чем. Вероятно, все дело только во мне. Это моя проблема. - Мужчина почувствовал, как его прошибает холодный пот. Быть может то, что сейчас происходит - "болезнь", симптомы которой нашел Бенджиро на его теле, и которую не записали в обычной медицинской карте? А вдруг, все изменения - только начало, и никто никаких галлюциногенов ему не подсовывал? Что, если Сакураи знает об этом, и просто не захотел говорить? Но тогда откуда, ведь он не доктор? Почувствовав себя совершенно беспомощным, Имай привлек Сакураи к себе, сначала положив руки ему на плечи, а потом крепко прижимая. Легкий запах шампуня и близость жаркого тела успокоили: даже, если все вокруг только плод его воображения, то уж его Сакураи рядом и это точно реальность.
Имай окончательно запутался в догадках, поэтому последние слова Бенджиро прозвучали спасением. Правда, в голове снова замелькали какие-то образы, заставлявшие Хисаши болезненно морщиться, но ощущение "конца" чего-то доставляло мужчине чувство удивительного облегчения.
В комнате вдруг стало душно. Тяжелый запах белых хризантем, стоящих на столике в углу, забивал все остальные запахи, но не настолько, чтобы Хисаши не почувствовал их резкость и насыщенность. Приглушенный свет ламп выхватывал знакомые очертания мебели и хрупкую фигуру, которую Имай цепко держал в своих объятиях. С трудом ослабив "хватку", мужчина провел рукой по волосам Сакураи и прислонился жарким лбом к щеке друга.

Сакураи

Похолодевшие руки выдавали то, что Имаю действительно плохо, и не только морально, но и физически, связь была еще слишком далека от того уровня, когда Жертва смог бы посредством ощущений понять состояние своего Бойца. Мысли Бенджиро стали еще более угнетенными, он чувствовал себя загнанным в тупик зверем, которому теперь есть, что терять.
- Хорошо, что лучше, - прошептал в ответ, когда уже оказались в привычной комнате, где мебель приняла четкие очертания. - Не говори так, дело не только в тебе, и это не только твоя проблема, как раз, в первую очередь - моя. Не думай об этом хотя бы сейчас, - Бенджиро обнял Бойца крепко-крепко, так, как только мог, в объятиях вымещая скопившийся страх так глупо потерять того, кого долго искал.
- Тише-тише, - хрипловато произнес сенсей, гладя Бойца по волосам, - все уже позади и не повторится, если ты сам этого не захочешь. Тебе принести что-нибудь, м? Или давай отведу тебя в ванную, хочешь? Я виноват перед тобой, не умышленно, но я должен был предположить... Прости.
Молодой человек замер, целуя Хисаши в висок. Слова не были только словами, он действительно переживал, и дело было не только в том, что стало окончательно ясно, что полноценной боевой парой им не быть никогда, скорее, в том, что заставил ставшего ему таким близком человека пройти все эти мучения ради призрачной надежды осуществления своих желаний. Его призвание - учить, а не сражаться, давно пора было понять, а не гоняться за синей птицей, но от осознания не становилось легче. Клану подобное положение дел не понравится. Имай может пострадать еще сильнее. И в этом тоже виноват Сакураи и никто иной.

Имай

Имай мягко отстранился, поцеловал краешек губ:
-Тебе не стоит ни в чем себя винить, по крайней мере сейчас, хорошо? Мне уже гораздо лучше, и я предпочел бы твою помощь размышлениям о том, кто из нас и в чем виноват, - крепкие, искренние объятия Бенджиро говорили больше слов. В ответ Имай похлопал его по плечу - обычная, скупая ласка. - Уверен, повторится. Наверное, должно. - Это было не то. Абсолютно не то, что хотелось показать своему мужчине. Не только формальное одобрение, сколько близость. С трудом преодолев собственное убеждение, что мужчина не должен в поступках и словах допускать слабости, Имай порывисто обнял Бенджиро, поспешно и жадно гладя по спине. Без слов постарался объяснить, насколько произошедшее непонятно, насколько неопределенное внушает опасения. Никто другой не видел Имая в подобном состоянии, даже его собственная мать. Но Бенджиро не такой как все. С ним можно.

- Да, кои, - рукой бережно огладил щеку, - отведи, не уверен, что обойдусь без твоей поддержки, - улыбнулся Имай, стараясь не подчеркивать свое положение и обратить сказанное в шутку, - наверное, тебе непривычно "владеть" чем-то, что само себя не может защитить? - Он с силой выдохнул воздух, пошмыгал носом и только сейчас почувствовал неприятные ощущения от уже запекшейся крови. Значит, эта часть произошедшего - реальность. - Сейчас теплую ванну и чего-нибудь бодрящего. Принесешь? Такое чувство, что мне нужно хорошенько встряхнуться, тело как ватное. Но это пройдет...пройдет же?

Последнее могло быть воспринято как вопрос, как будто Сакураи мог знать на него ответ. На самом деле, просто нужно оставить самому себе призрачную надежду, что ничего, выбивающегося из привычного все же не произошло. Так проще. С языка просилось какое-нибудь ласково-успокаивающее слово: - Ты не должен ничего. Ты не знал, и в этом мы на равных. Оба как первый раз.
С облегчением обхватил Бенджиро за плечо, опираясь и тут же чувствуя надежную поддержку на своей талии. - Люблю тебя, - мужчина отвел взгляд, и сделал шаг вперед, прищурившись от боли в мышцах. Но он никогда не пожалуется Бенджиро на это.
До ванной добрались быстро. Имай опустился на бортик ванной, разминая ноющую шею, а Бенджиро включил воду. - Как будто после бессонной, бурной ночи, - снова отшутился мужчина.

Сакураи

- Да, конечно, прости, - разнылся как мальчишка в то время, как Имаю необходима реальная помощь, хорошо хоть, что Боец подсказывает, что правильно. Вроде, Жертва должна вести, но Сакураи совсем расклеился, самому перед собой было неудобно, но собраться оказалось непомерно тяжело. Что ему еще сказать? Все будут глупые оправдания и ничего больше. Ах, да, и еще немного нытья. Лучше переключиться на настоящее и на время закрыть глаза на то, что они - Владеющие Силой. Сейчас они просто люди, которые вместе, и одному из них нужна помощь. Внезапные объятия неожиданно успокоили. Сенсей закрыл глаза, обнимая Хисаши в ответ, стараясь показать, что тот не один и ничего слишком страшного не случилось, просто им обоим нужно немного времени чтобы успокоиться. Он даже шутил, а Бенджиро мягко улыбался на эти попытки привести их общее состояние в норму, именно так, общее. Казалось, после произошедшего сенсей стал чуточку лучше чувствовать своего Бойца.
Имай не очень уверенно держался на ногах, но как обычно и вида не подавал. Бенджиро приобнял его, чтобы подстраховать, если тот вдруг оступится. Конечно, все и его самого несколько измотало, но не настолько сильно.
- Не говори так, даже в шутку. Ты себя можешь защитить, да и не владею я тобой, - приобнял чуть крепче, - ну, разве что чуть-чуть, - улыбнувшись, Бенджиро помог Имаю опуститься на бортик, - конечно, пройдет, не сомневайся. - Отрегулировав воду до нужной температуры, Сакураи оставил её наполнять ванну. - И что бодрящее, Хисаши-сан, вы предпочитаете в это время суток?

Имай

- А я хотел. Хотел бы, чтобы ты владел, - Имай мягко улыбнулся, неспешно, но требовательно протягивая ладонь и притягивая Бенджиро к себе. - Пусть всего лишь на шаг, но они станут еще ближе. Общая слабость - сближает. А на сегодня Имай хотел обманываться. Заблужаться и падать в пропасть, чтобы ни на секунду не забывать ни сейчас, ни потом, теплые и по-мужски нескладные прикосновения Сакураи. Звук льющейся воды успокаивал. Хотелось опуститься на дно ванной, в прохладу глубины и отключиться.
- Ты лучшее, что я смог бы пожелать в это время суток, - мужчина запустил пальцы под рубашку, чувствуя неровность кожи молодого человека. Рядом стояла его мечта. Мечта его жизни. Хладнокровный убийца и большой ребенок. Но как сказать своей мечте и любимцу многих женщин, что все твои ощущения не вмещаются в простое словосочетание "я хочу тебя", и даже в слово "любовь" не вмещаются. Имай промолчал, не время для открытия подобных тайн.
- Иди ко мне. - Он провел ладонью по гладкой ткани рубашки, в который раз чувствуя острую, ничем не объяснимую потребность не разлучаться сейчас с Бенджиро.
Его мужчина, хоть вида и не показывал, но, скорее всего, был расстроен, хуже - подавлен случившимся. И мысль о том, что нужно поговорить, все обсудить и как-то ободрить Бенджиро, не покидала Имая.
В конце концов, он прав, мое состояние касается нас обоих.
- Принеси, пожалуйста, чего-нибудь бодрящего. Энергетиков в доме нет, если только сигареты или чай, - осторожно, двумя пальцами приподнял низко опущенный подбородок, ловя на себе взгляд Сакураи. Ободряюще улыбнулся, стараясь ничем не показать, что состояние тела далеко от идеального, а мысли и настроение - хуже некуда.
- Только возвращайся быстрее, - добавил, стаскивая халат и кидая тут же на пол. Красиво тело, правильный образ жизни и полная неспособность сделать что-либо. Но это совсем неверные, пагубные мысли. Сейчас неспособен, но достигнуть можно абсолютно всего, было бы желание.
- Можешь захватить документы. Кажется, в клубе я положил их в портфель. Ты же сенсэй, - поднялся, кладя руки на плечи Бенджиро и зарываясь лицом в мягкие волосы, - теперь и мой сенсэй, кажется так? - Знакомый запах заставил прикоснуться своей щекой к его. - Мой мужчина. И, Жертва - тоже моя? - Чмокнув Бенджиро в щеку, Имай выглядел вполне счастливым, даже на подъеме. - Тогда у нас должно быть секретов друг от друга по минимуму. Вдруг тебе будет интересно, чем я болел в юности. Кстати, тягу к парням я испытал еще со школы, так что это не лечится. Не надейся. - Позволив себе последнее прикосновение, Имай отпустил Сакураи.
- Себе тоже не забудь чего-нибудь повкуснее. То, что ты любишь. В этом есть своя корысть: ты напьешься, станешь мягким и податливым. Многое расскажешь. Ты же не сможешь мне отказать?? - Обрадовавшись своей шутке, Имай перевел взгляд на воду. Его совершенно не заботило, как все это может выглядеть. Побоку. Ведь они - единое целое в этой жизни. - Я понял, ты пытаешься за мной ухаживать? Тогда почему еще тут?

Сакураи

Я... да, конечно, - легкий, короткий поклон наподобие наигранного подчинения, и усмешка, прежде чем выйти и прикрыть за собой дверь. Только едва почувствовал, что отошел на достаточное расстояние, остановился и, облокотившись спиной о стену, закрыл лицо руками. Слишком много мыслей в голове, так не сосредоточишься, а Имай наверняка чувствует, что что-то не так. Бенджиро постоял так несколько секунд, после чего резко отделился от стены и уверенным шагом направился на кухню. "Бодрящее - это кофе, а не чай. Вообще, холодный душ - и все в норме", - Сакураи старался переключить свои мысли на насущное, и сначала показалось, что это даже получилось, но нет, проблемы не имеют свойства решаться сами собой. "Какой смысл владеть кем-то, когда и с собой справиться не можешь? Имаи-чан, ты не понимаешь, насколько круто попал. А я сам-то понимаю?" - хорошо, что сигареты с пепельницей были тут, Бенджиро решил, что Боец не обидится, если он покурит один. Втянув в легкие сладковатый тяжелый дым, Жертва почувствовал, как немного расслабляется. "Документы... завтра посмотрю, не хватало еще сейчас этим голову забивать, она и так сейчас лопнет. Возможно, там есть ответы, но несколько часов ничего не изменят, правда же?" Плотная струйка дыма направилась к потолку и мягко растворилась в воздухе. И почему таким же образом в воздухе не растворяются дотошные неприятные мысли?
Насчет того, что сделать себе, Бенджиро даже не сомневался, сигареты есть, так что теперь нужен кофе. А Имай, что бы он предпочел? Ему нужно выспаться, так что чересчур бодрящее тоже не подойдет, сенсей решил, что зеленый чай будет все же оптимальным, и некоторое время провел в поисках всего необходимого, благо, что хоть не зря. Сигарету докурил и затушил, и это называется постараться поскорее... но он правда старался, только в дверях ванной появился с виноватым видом.
- Несподручно на чужой кухне, я у тебя чай искал черт знает сколько, - пробормотал Сакураи, собственно, больше ничего и не в состоянии сделать: в каждой руке по чашке, а сигареты в переднем кармане джинс, все с собой. Наверняка у Имая есть поднос, но если бы Бенджиро решил поискать еще и его, вряд ли вернулся бы раньше, чем наступит утро.

Имай

В ответ Имай улыбнулся и махнул рукой, прощаясь.
Как только за Бенджиро закрылась дверь , а шаги удалились по коридору в направлении кухни, он на полную вывернул кран в раковине, жадно глотая холодную воду и поспешно умывая ею лицо. Хорошо бы еще и голову освежить, но, тогда Бенджиро обязательно заметит мокрые волосы и задаст массу ненужных вопросов. В наблюдательности его партнеру не откажешь, видимо, издержки рода деятельности. Все время под наблюдением, но лучше об этом просто не думать, не замечать.

Все так удачно изначально складывалось, а теперь я вымотан на этот вечер. Не думал, что галлюцинации требуют столько энергетических затрат, а, ведь, завтра нужно быть в форме. Случайность ли это все, банальное совпадение? Но разгадывать загадки сил не было. Имай утер мокрые губы и быстро оглянулся на дверь, мучительно прислушиваясь к шагам по ту сторону.
Очень не хотелось, чтобы Сакураи застукал за этим занятием. Из всего произошедшего, мужчина четко осознал, все что касается их совместного "предназначения", может сильно расстроить Бенджиро.
Еще бы! Я бы тоже расстроился, если бы управление моей компанией перешло в руки ребенку лет десяти - тринадцати. Но, ведь еще не все потеряно? Он же сам сказал, что, пока есть время, и я могу отказаться. Связь еще совсем слабая. Имай повторил это несколько раз, пытаясь осознать, что за этим следует. Вправе ли я соглашаться или стоит пойти на жертву и отказаться? Если я делаю его более уязвимым, быть может, самое верное решение - сказать "нет"?

Мужчина оперся о край раковины руками, покусывая губы и разглядывая свое лицо в зеркале на стене: сосредоточенность во взгляде и напряженность в мышцах.
Но, ведь, он всегда так смотрит на меня, довольно улыбается, и, кажется, был очень рад, когда все выяснилось. Смогу ли я теперь жить, как прежде, зная, что где-то рядом в его окнах вечерами горит свет, и, быть может, он сидит на полу, среди своих пустых бутылок, курит одна за другой, сожалея.
Как же поступить?
И тут Имаю пришла в голову мысль, а вдруг Бенджиро сейчас знает, что он чувствует на самом деле, что думает. Стало немного не по себе, мужчина постарался выровнять дыхание и успокоиться. Каждому свое предназначение, так почему я должен отказаться от своего? Нет, он будет рядом до их конца, когда бы он не случился, и будет смаковать каждый миг совместного бытия. А Бенджиро...Ему тоже придется это принять.

Оказалось все проще. Просто быть рядом и каждый день, как заново. Когда окончательное решение было принято, стало легче. Вместе. И завтра. И через месяц. Мы оба знаем, что это нужно, я же сделаю все, что смогу, чтобы защитить его.

Когда Бенджиро, наконец-то вернулся, Имай все так же сидел на краю ванны, терпеливо изучая незамысловатый узор кафеля. И без часов понятно, времени прошло довольно много, чтобы просто дойти до кухни и приготовить напитки.
- Привыкай, теперь она тебе не чужая, - мужчина поднялся, подходя и приобимая Сакураи за бедра. - Знаешь, я завидую сам себе. Теперь еще больше. - Он принял из рук Бенджиро одну из чашек, ставя на боковой бортик ванны, стаскивая белье и залезая в воду. Ну, наконец-то! - Вижу, ты не нашел мой портфель? Ладно. Все завтра. Сегодня наш день рождения, да? Мы теперь что-то единое, но, надеюсь, хотя бы имя у меня останется свое? - Он улыбнулся, жестом подзывая ближе. - Отпразднуем? Давай ко мне?

Сакураи

Бенджиро улыбнулся, сначала еле заметно, а потом покачал головой и негромко засмеялся.
- Имя у тебя теперь моё. Но имя останется своё, - не поясняя свой словестный каламбур, Сакураи отпил немного кофе, пока еще горячего, и сел на край ванной, так, чтобы можно было разговаривать, смотря на Имая. Тот выглядел расслабленным, наверно, и думал о чем-нибудь приятном, в голове же сенсея бродили мысли о том, заметит ли его Боец запах сигарет. Даже если и заметил, акцентировать внимание не стал, и Бенджи был ему за это благодарен, никогда не любил объясняться за свои действия, не во всем нужно искать смысл, а в некоторых поступках его просто нет.
- Портфель я, если честно, не искал, не хочу сейчас на этом заморачиваться, лучше с тобой время проведу, бумаги можно и на завтра отложить, верно же? - Сакураи отпил еще немного и поставил чашку на пол, поближе к стене, чтобы не опрокинуть невзначай, а после обернулся к Бойцу. - Может, еще что-то хочешь? Тебе нужно отдохнуть, сегодня тяжелый день был, правда?

Имай

Имай почти не удивился сказанному. В их отношениях изначально больше непонятного, это стоит принимать как днность. Однако, есть тут и свой, не слишком приятный для человека самостоятельного момент: получается, что и Имя теперь у них одно, и сам Имай принадлежит Бенджиро. Громко сказано, зато отражает субъективное восприятие факта.
- Надеюсь, хотя бы что-то у меняя останется свое, - Имай сполз по гладкому бортику ванны, задерживая дыхание и погружаясь на какое-то время под воду с головой. "Принадлежать" Сакураи было, несомненно, приятно в , межличностном понимании этого слова, но вот только он уже не может, а теперь и не умеет оставаться на вторых ролях. Приведет ли открытое настаивание на обратном к большим проблемам: ссорам, непониманию, как следствие - недоверию? Но как смириться с подобным положением?
Мелочь, но мелось на грани с разрывом.
Имай был безнадежно влюблен. Внутренне мучаясь и переживая за свое положение, он даже мысли не допускал, чтобы решить вопрос бегством или просто избавиться от обязанности быть "при" Сакураи. Главное не допустить срыва. Причем у обоих. Может быть, и хорошо, что так все повернулось. По крайней мере, теперь между ними почти нет никаких тайн и напряжённости. Но Бенджиро может исчезнуть так же, как когда то Томео, а он не должен этого допустить, иначе всю оставшуюся жизнь будет винить себя.

Вынырнув и протерев глаза, мужчина на мгновение улыбнулся, протягивая руку и прикасаясь тыльной стороной ладони к щеке Бенджиро. Слегка потрепал: - Красивый. Почти такой же красивый, как само совершенство.
Хисаши подумал, что ему нравится, чертовски нравится именно такой, измождённый, обеспокоенный и расслабленный Бенджиро. И его соблазнительный рот. Чуть более тёмный участок кожи во впадинке над верхней губой. - Дела можно и на завтра. Верно. - Пора было заканчивать и вылезать.
- Я подумал, тебе очень важно узнать все и прямо сейчас. - Ладно, хватит строить из себя убитого обстоятельствами вусмерть парня, Хисаши, тебе все равно эта роль никак не подходит. - Подай полотенце, - мужчина поднялся, поводя плечами. Вроде бы по ощущениям общее состояние нормализовалось, от воды или от присутствия рядом Бенджиро - точно неопределено, - пожалуйста.

Имай присел на бортик, неожиданно обнимая Сакураи за плечо, - брось думать, - и, прислонившись губами вплотную к его виску, прошептал: - Всё просто замечательно. Спасибо, что беспокоишься обо мне.

Слова Бенджиро были подтверждением. Имай довольно хмыкнул, заглядывая смеющимися глазами в глаза молодого человека: - Конечно хочу. Тебя. Если это как-то поправит наше с тобой общее состояние. - И посмотрев с долей вызова. - Эй, малыш, полотенце? И знаешь, я тут подумал все-таки, только не смейся. Может, теперь стоит внести в штат графу личный охранник? И вот еще, надеюсь, твоя приверженность господину Такаторо не помешает мне продолжать наши с Сигеру-саном общие дела?

Сакураи

- Конечно, останется, - негромко ответил Бенджиро и оперся обеими руками о бортик ванной, так проще удержать равновесие, - на самом деле, в твоей жизни не так уж и капитально все изменится, просто теперь нужно будет выкраивать время для занятий, но это только если ты сам этого хочешь. - Слишком настойчиво Сакураи начал убеждать бойца в том, что тому необходимо заниматься, и только сейчас начал это окончательно понимать. Желание освоить что-либо должно идти от самого ученика, его же первейшее правило, которое было нещадно забыто, стоило ему найти собственную Пару, недопустимая для сенсея его уровня оплошность. Уйдя в свои мысли, молодой человек даже не заметил, как Имай его коснулся, уже от ощущения его пальцев на своей щеке еле заметно вздрогнул, повернулся к Хисаши и виновато улыбнулся.
- Прости, задумался. Наверно, немного устал, - как-то неловко стало, да еще и Имай говорил такие вещи, которые вроде и должны были при их обстоятельствах восприниматься как данность, а вызывали смущение, уж совершенством себя Бенджиро точно не считал, но возражать тому, кто на тебя смотит так, как может только он, было просто невозможно.
- Мне важно сейчас быть с тобой, а остальное можно отложить, - Сакураи уже было собирался подать полотенце, как того и просил Боец, но был остановлен им же, и после недолгой паузы ответил, - хорошо. Постараюсь не думать, но только сегодня, - усмехнувшись, он коротко поцеловал Имая и, наконец, поднялся, чтобы через несколько секунд протянуть ему долгожданный кусочек ткани, - у тебя своеобразные понятия об отдыхе, нужно будет запомнить. А общие дела с Сигеру... - сенсей недовольно поморщился от необходимости произносить столь нелюбимое имя, - это точно никак нельзя прекратить? Конечно, я постараюсь представить Яото-сану все в нужном свете, но ручаться за его реакцию не могу, там все слишком сложно.

Имай

Имай неопределенно кивнул. Ему совсем ненужно и вовсе не необходимо выкраивать время для какого-то не касающегося бизнеса занятия. Непрактично как минимум. Время стоит ценить на вес золота, если хочешь быть успешен, а первого катастрофически всегда не хватает. Растрачивать часы и минуты впустую – не просто каторга, но непростительное преступление. Нужно все время быть «на плаву». Теперь у меня помимо основного бизнеса- салон, которым тоже придется заниматься. Или, скорее «у нас». Мужчина смерил оценивающим взглядом погрузившегося в раздумья Сакураи, прикидывая, как и когда лучше преподнести ему эту новость. Точно не сейчас, но можно и завтра. Бенджиро обещал заглянуть, как только закончит дела. И звучало это ногообещающе. Вот тогда все и оговорим. Еще он подумал, что было бы неплохо преподнести часть салона в личное владение Сакураи, хотя, вряд ли он будет этим заниматься, но нечто совместное неплохо сближает но этот вопрос требовал детальной проработки. В любом случае, подстраховка нужна. Неизвестно, как сложатся отношения через какое-то время, а порядочность – понятие весьма и весьма субъективное. Но об этом думать нехотелось. Сегодня они вместе, вполне довольны друг другом. Сейчас они отправятся в спальню, и в кромешной темноте посмотрят какой-нибудь интересный или не очень фильм. А позже можно распахнуть шторы, уложить Бенджиро рядом и любоваться мягким светом луны, отраженным его кожей до тех пор, пока оба не заснут.

Кажется, Бенджиро, несмотря ни на что, вполне воодушевлен. Расстраивать его нехотелось. Еще меньше хотелось отказывать категорически.
Мужчина принял полотенце, тщательно вытирая мокрую спину.
- Ничего, - сказать как можно бодрее, чтобы создалось впечатление, что ни завтра, ни послезавтра, а уже сегодня – все хорошо, - бывает. Я вижу, для тебя это все действительно такая же полная неожиданность, как и для меня? Ну вот и отлично. – Сейчас бы самое время размять плечи, спину, но Имай попросит Сакураи об этом позже. – Лучший отдых для меня – смена деятельности. – Получив законный поцелуй, Имай закинул влажное полотенце на батарею. – Но, если кое кто нам тут не рад, тогда отдохнем так, как это захочешь ты. - Довольно ухмыляясь, выжидающе посмотрел на Бенджиро, подхватил чашки и продефилировал мимо в комнату. – Кстати, кои, тут все свои, и, если ты все же хочешь потратить какое-то время на душ, он полностью в твоем распоряжении.
Поставив чашки на столик, мужчина упал на прохладную кровать, закидывая руки за голову. Хорошо.
- Ну скажи мне, как можно вдруг прекратить то, что обещает неплохие перспективы? Пойми, это огромные деньги. Если я разорву контракт без весомых причин, придется, скорее всего, выплатить какую-то неустойку. Могу обещать лишь одно: буду держать тебя вкурсе наших дел, ну, конечно же, без излишних, секретных подробностей и сведу встречи с Сигеру-саном до необходимого делового минимума. Устроит? -
Были у Имая соображения и по поводу разговора с Яото-саном, но пока он решил оставить их при себе. До более благоприятного случая.

Сакураи

- Да, такая же полная неожиданность, - негромко ответил сенсей, повернувшись к Бойцу, а потом проводил его взглядом, когда тот вышел из ванной и направился в комнату. Собственно, не смотреть на него и не получилось бы, оставалось непонятным, зачем вообще его компании нанимать моделей для рекламы, когда руководитель сам прекрасно смотрелся бы под прицелом видеокамер и фотоаппаратов. Жаль, что слова были не столь же упоительными как вид.
- Поступай, как считаешь нужным, а я постараюсь сделать все, зависящее от меня. В любом случае, думаю, лучше выплатить неустойку, даже большую, чем ненароком потерять жизнь, - Бенджиро сейчас был искренен и серьезен, с такими вещами лучше не шутить, и он надеялся, что Хисаши это понимает. - Ладно, я в душ, скоро приду, - махнув Бойцу рукой, Сакураи скрылся за дверью. Стоило повернуть защелку и обернуться, как в зеркале отразился удручайщий вид беглого преступника, невыспавшегося и нервного. Бенджиро недовольно поморщился и предпочел смотреть на пуговицы рубашки, которую как раз расстегивал, а ванна пока медленно пустела, оставляя только временное тепло. Стянув с себя одежду, Бенджиро сделал воду погорячее, почему-то никак не мог согреться, не смотря на то, что давно уже должен был. Мысли в голове текли вяло, а в слова, казалось, вообще отказывались преобразовываться, сейчас самым верным и полезным во всех смыслах решением было бы вообще не думать, а сосредоточить внимание на чем-то, не требующем особой умственной деятельности. Хоть садись на ноут и в Тетрис играй.

Минут десять, дольше и не требовалось, и Бенджиро, ёжась от в миг начавшего допекать холода, забрался под одеяло, со спины обнимая Бойца с корыстной целью быстрее согреться.
- Ну, что, скучал? - Сакураи легонько поцеловал Имая между лопаток и обнял крепче, - тебе завтра опять рано вставать, да?

0

15

- Неожиданность, но приятная? – Улыбнулся мужчина, переворачиваясь на бок, подпирая голову рукой, и рассматривая появившегося в дверях Бенджиро. Его скрещённые руки, так обманчиво спокойно лежат на широкой груди, но Имай то знает, помнит каждой клеточкой своего тела, сколько в них может быть силы и нежности. А сейчас – обманчивое, видимое спокойствие, вероятно, результат многочасовых тренировок. Или что там еще полагается наемникам.
– Подумать только, - вечер ушел далеко от того, что планировалось, а нужно обязательно вернуть предвкушение близости и теплоты, - еще какое-то время назад я не знал ни тебя, ни твоей кожаной, вкусно пахнущей куртки, которая до сих пор, кстати, висит в моем шкафу. Но, теперь, нет необходимости ее забирать, – Имай шумно выдохнул и снова откинулся на подушки. Тема денег откровенно не нравилась, но слова Бенджиро не были пропущены мимо ушей. И все же, кто не идет на риск, тот ничего не имеет, а глава компании «Idzumi Cosmetic» рисковать любил. Просто сейчас всплыли новые обстоятельства, и нужно время, чтобы все расставить на свои места.
-Жизнь я терять ни в коем случае не собираюсь, - в голосе Имая звучали довольные, мурлыкающие нотки, - теперь она принадлежит не только мне, - мужчина потянулся всем телом, чувствуя, как приятно ощущать напряжение мышц. - Но знаешь, я начинаю нервничать, когда ты говоришь слишком часто о ее потере. Просто давай пока оставим все как есть. – Обстановку надо как-то разрядить, но как? Он позволил себе воздушный поцелуй, и поманил рукой. – Ну посмотри на меня, разве я не до неприличия сексуален и обаятелен? Да? Одни только ноги чего стоят – натренированные. Нет, никак не могу позволить себе все это потерять.
Рассмеявшись, мужчина отмахнулся: - Ладно уж, давай в душ, иначе я за себя не ручаюсь. Сил, у меня конечно не так много сейчас, но, достаточно, чтобы ты во мне не разочаровался. – В подтверждение слов, Имай сделал движение вперед.
Бенджиро скрылся за дверью, и вскоре за оттуда послышался шум воды. Имай устроился удобнее на боку, отворачиваясь от двери в ванну. Совсем ни к чему, чтобы Сакураи видел озабоченное, уставшее лицо. Он услышал, что шум воды стих, почувствовал, как прохладные, пахнущие приятной чистотой и его мылом, руки крепко обняли.
-Скучал. – От поцелуя по телу пробежала волна тёплых щекотных мурашек, и Имай прикрыл глаза. Так, как с Бенджиро, не было никогда – полная гамма ощущений. И даже этот вполне целомудренный поцелуй пронизывал насквозь. – Никак не мог дождаться, но чувствовал твое присутствие. – С огромным трудом мужчина заставил себя вынырнуть из приятных воспоминаний. – Завтра вставать, но и тебе тоже. Да я и сам себе хозяин, могу позволить многое при острой необходимости.

0


Вы здесь » Токио. Отражение. » АРХИВ ИГРЫ » Собственная квартира Имая Хисаши