Токио. Отражение.

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Токио. Отражение. » НОЧНОЙ КЛУБ "ИРИС" » Элитный отдых


Элитный отдых

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ночной клуб «Ирис» представляет собой средних размеров трехэтажное здание с двухуровневой подземной стоянкой. Все интерьеры выполнены в современном западном стиле, однако присутствует неуловимый налет Азии, ощущаемый как послевкусие у дорого вина. Возможно, виной тому цветок, в честь которого назван клуб, его образ витает в дизайне каждого помещения.

**********
Второй этаж.
Элитный отдых.
ВИП-зал представляет собой овальное помещение, в центре которого около стены находится круглая вращающаяся вокруг своей оси сцена. ВИП-кабинеты находятся вдоль противоположной стены и являют собой полукруг таким образом, чтобы всем клиентам было прекрасно видно сцену. Все кабинеты отгорожены друг от друга звуконепроницаемыми перегородками. Также используются легкие, но непрозрачные ткани, которыми можно отгородиться от сцены. Большой низкий стол, выступающий также как мини-сцена для приват-танцев и представлений, самые мягкие в мире угловые кожаные диваны со множеством подушек и выдвижными столиками для еды и напитков. В диваны вмонтированы кнопки вызова обслуживающего персонала.
Позади кабинетов тянется коридор с рядами дверей по обеим сторонам. Двери по одной из сторон ведут ВИП-кабинеты, двери по другой – в ВИП-комнаты.
По обеим сторонам от сцены на значительном удалении от нее находится два небольших бара с несколькими высокими стульями, где смешиваются коктейли и напитки на самый взыскательный вкус.
Каждый вечер на сцене даются представления. Обычно это танцевальные или смешанные постановки всемирно известных пьес с элементами эротики.
Девушки и юноши на любой вкус, вкуснейшая еда всех стран мира, разнообразнейшие напитки, но основное – это индивидуальный подход к каждому клиенту с возможностью предоставления расширенного ассортимента услуг.
Отдельный паркинг и лифты, вход только по клубным картам. (с) Рэй Хонда

0

2

>>> (Айко Савасаки, Сейта Кавахара) Дискотеки, концерты, стриптиз-шоу.

- Разве? Я не собираюсь вас удерживать здесь силой. Вы можете покинуть «Ирис» когда пожелаете.  – усмехнулся Сейта, насмешливо вздернув тонкую иссиня-черную бровь. Незнакомка чуть изменила положение руки, давая ему больше простора для изучения. Подвижные пальцы тотчас же воспользовались столь щедрым предложением, привычно заскользив по хрупкому запястью и далее по рукаву вязаного кардигана. Подушечки чувствительных пальцев продолжали изучать, лениво перебегая то с бархатной кожи на мягкую ткань, то обратно, легко касаясь изящных девичьих пальчиков. Он только изучал, не пытаясь вложить в свои прикосновения даже толики страсти, кроме вежливого интереса. Всего лишь изучение, чтобы понять, что за человек находится рядом с ним. – Как мне обращаться к вам?
Острый слух привычно вычленял из общего шума, царящего в зале отдельные звуки: звенящие переливы гитарных струн, пьяный смех, раздавшийся со стороны VIP-столиков, шорох льющихся в стаканы напитков, а еще приятные интонации стоявшей рядом женщины, которую он не мог увидеть, только ощутить с помощью скользящих прикосновений.
Быстрый поворот, и вот уже хрупкие пальчики гостьи сплетаются с его, чтобы в следующий момент опустить их руки вниз. Точеные губы искривились в знакомой насмешке, когда он шагнул вперед, увлекаемый движением сплетенных рук.
«Хочешь поиграть со мной? Или тобой движут иные желания, девочка? Что ж мне будет интересно узнать это.»
-Не стоит извиняться. Вы не оскорбили меня, госпожа. Ваша реакция была… ожидаема. – Жертва улыбнулся, чуть склонив голову и позволив выбившимся из прически прядям упасть на лицо. – К сожалению, очки для меня не часть образа, как вы ошибочно предположили. Не всем приятно видеть затягивающую пустоту моих мертвых глаз… - он равнодушно пожал плечами. Подобные реакции окружающих его давно уже не трогали, да и очки были скорее определенной данью традиции, нежели действительной необходимостью.
Хмыкнув, когда гостья сильнее сжала пальцы на его ладони, увлекая его в сторону лифтов, ведущих на второй этаж, туда, где воздух, казалось, был пропитан желанием и страстью, где царила чарующая музыка, а танцовщицы могли подарить изысканные удовольствия.
- Снежная Женщина – холодная и бессердечная эгоистка. Мне безмерно жаль тех мужчин, которые имели глупость поверить ей. – мягко проговорил Сейта, нащупывая и нажимая нужную кнопку. – Возможно. Все возможно, моя госпожа. Быть может, моя мать столкнулась с нею в бесконечных переходах зимней ночи, преградив ей дорогу. Слишком дерзкая чтобы уступить или отойти в сторону, и слишком гордая, чтобы склонить голову перед ледяным равнодушием, за что и была наказана… Все возможно… - шорох одежды, когда незнакомка сделала новый шаг, приближаясь. Изысканный аромат духов коснулся его чувствительного обоняния, и Кавахара невольно поморщился, вдыхая его. Теплое дыхание, опалившее его щеку, и тихий вздох.
Сейта отрицательно качнул головой, чуть сжимая свои пальцы на узкой женской ладошке. Плавным, текучим движением он скользнул вперед, направившись к одному из свободных VIP-кабинетов, потянув девушку за собой. Трость привычно застучала по плитам, мягкой вибрацией отдаваясь в запястье слепого хозяина клуба. Легкая ткань заколыхалась, пропуская их внутрь небольшого кабинета, когда Жертва небрежным движением откинул ее в сторону, открывая проход.
- Все в порядке, моя госпожа. Желание гостя, закон для меня. – чарующие, бархатно-мурлыкающие нотки слышались в голосе Сейты, когда он заговорил вновь, а его подвижные пальцы, неспешно ласкали нежную кожу запястья незнакомки, - как вы смотрите на то, чтобы продолжить этот вечер вместе?
Дразнящая улыбка тронула точеные губы мужчины, пока он помогал гостье устроиться на мягком диване.

______________________________________________________________________________
Одет: холодного оттенка светло-серый костюм-тройка, белая матового шелка рубашка и черные со скругленными носами туфли. Серый ручной работы галстук заколот изящной булавкой с ониксом и такие же камни на платиновых запонках, скреплявших манжеты рубашки.
Черные, как ночь, волосы с тонкими, разбросанными тут и там, косичками, украшенными узкими, цветными, кожаными ленточками собраны в небрежный хвост и перевязаны черным кожаным шнурком.
Состояние: нормальное, аура яркая и целостная.
С собой:  бумажник, телефон, белая трость, черные очки в изящной оправе.

Отредактировано Кавахара Сейта (2011-03-05 10:38:39)

0

3

Подождав, пока гостья устроится на мягком диване, Сейта скользнул в узкий проход, чтобы сесть рядом. Трость щелкнула по ножкам низкого столика, служащего одновременно и небольшой сценой для приватных танцев, коснулась обивки дивана, указывая своему хозяину его местоположение. Овальный зал тонул в прозрачной полутьме. Лишь круглая, вращавшаяся вокруг своей оси небольшая сцена была залита мерцающим светом, озарявшим гибкие фигуры девушек, кружащихся в изящном, наполненном необыкновенной чувственностью и страстью танце.
Резко повернувшийся прожектор вдруг осветил приват-кабинет, в котором находились Сейта и его очаровательная гостья. Цветной лучик замер, а потом лениво прошелся по темным волосам, перебирая тонкие косички, поигрался вплетенными в них узкими кожаными ленточками, вспыхнувшими в его свете яркими пятнами. Вот шаловливый зайчик, перескочив на сиденье, заваленное шелковыми подушками, игриво заскользил по светло-серому пиджаку, словно любовался изысканным цветом дорогой ткани. И замер на руках мужчины, все еще сжимавших изящную белую трость. Некоторое время он не двигался, будто пытался решить возникшую дилемму, а потом, дрожа и переливаясь, побежал по гладко отполированному металлу, лаская его своими теплыми лапками. Последний раз осторожно тронув необыкновенно чувствительные пальцы, лучик упорхнул, чтобы вспыхнуть уже в другом месте.
- Удивительно. Я был уверен, что вы уроженка Кюсю. – в бархатном голосе проступило удивление, а тонкая иссиня-черная бровь, дернулась, вопросительно изгибаясь, но в глазах, теперь уже не скрытых за стеклами непроницаемых очков, по-прежнему царила мертвая, холодная пустота, – возможно, кто-то из ваших родственников был с юга и передал вам этот мягкий, завораживающий говор. – он улыбнулся, привычным жестом сложив трость и бросив ее рядом с собой на сиденье. Подвижные пальцы пробежались по волосам, сдергивая тонкий шнурок и позволяя им привычно рассыпаться по плечам и спине. Несколько прядей тут же упали ему на лоб, частично скрыв глаза.
А девушка продолжала говорить. Ее мягкий, глубокий голос, с немного резкими интонациями, приятно ласкал слух, а история, которую она начала рассказывать завораживала. Сейта откинулся на спинку дивана, чуть склонив голову к плечу и внимательно вслушиваясь в тихий голос незнакомки. Легенда о Юки-онна не могла не тронуть, столько в ней было очарования и непреходящей тоски. Всегда быть одинокой, искать и не находить того, кто будет любить тебя и заботиться о тебе. Это было печально. Но не только духи могут быть одинокими. Многие люди за свою жизнь тоже порою не могут найти свою половинку, того, кто идеально подходит, кто будет ловить твой взгляд, радоваться каждой улыбке, слушать чарующий голос.
И этим обычные люди отличались от тех, кого называют владеющими Силой. Сейта криво усмехнулся, качнув темноволосой головой и, длинные, черные волосы шелковой волной перетекли ему на грудь.
«Нам никогда не понять тех, кто всю жизнь ищет своего единственного. Мы рождаемся, зная, что где-то есть тот или та, которая идеально подходит нам. Но, даже зная это, мы не всегда можем встретиться со своей половинкой. И тогда мы подстраиваемся под того, кого преподносит нам жизнь. Но порой это бывает не всегда правильно.»
- Я никогда не видел снега. Только ощущал его холодные жалящие прикосновения, если это была пурга, или же обманчиво-прохладные касания его хлопьев, когда он лениво сыплется с неба. На что он похож, госпожа? – задумчиво проговорил Сейта, скользя подушечками пальцев по кожаной обивке подлокотника в поисках кнопки вызова обслуживающего персонала. Мягкая шероховатость кожи приятно ласкала пальцы, пока Жертва порхающими прикосновениями изучал ее, прежде чем нажать кнопку звонка. – Красивая сказка. И грустная. Она пронизана тоской и печалью. Тоской по любви, теплу и заботе. - Мягкая, понимающая улыбка тронула красиво очерченные губы мужчины. - Надеюсь, что вы найдете того единственного, который полюбит вас. Когда-нибудь…

______________________________________________________________________________
Одет: холодного оттенка светло-серый костюм-тройка, белая матового шелка рубашка и черные со скругленными носами туфли. Серый ручной работы галстук заколот изящной булавкой с ониксом и такие же камни на платиновых запонках, скреплявших манжеты рубашки.
Черные, как ночь, волосы с тонкими, разбросанными тут и там, косичками, украшенными узкими, цветными, кожаными ленточками, свободно падают на плечи и далее на спину, некоторые пряди приходится постоянно отбрасывать с лица.
Состояние: нормальное, аура яркая и целостная.
С собой:  бумажник, телефон, белая трость, черные очки в изящной оправе.

Отредактировано Кавахара Сейта (2011-03-06 22:29:28)

+2

4

- Похож на любовь… - задумчиво протянул Сейта, вслушиваясь в тихое звучание девичьего голоска. – Да, пожалуй, вы правы: сколько бы его ни ждал, он все равно выпадает неожиданно, так же как приходит любовь… - мужчина улыбнулся уголками губ, переведя на гостью незрячий взгляд. Она рассматривала его: пристально, изучающее. Видимо то, что он был незрячим, давало ей чувство безнаказанности, словно она понимала, что осудить или поставить ее на место он не сможет: ведь Кавахара не мог видеть, куда был направлены любопытные глаза незнакомки. Да, он не мог видеть девушку, но отлично чувствовал на себе ее взгляд, причем даже мог с достаточной долей уверенности сказать, на что именно она смотрит. Длинные ресницы, дрогнув, опустились, прикрывая темные слепые глаза Жертвы, а мягкая улыбка на губах теперь стала заметнее, и насмешливее. – И как, вам нравится то, что вы видите, госпожа?
Теперь его красиво очерченные губы искривились в ядовитой усмешке. Он знал, как действует на представителей обоих полов, знал, что притягивает восхищенные взгляды, равно как знал то, что и женщины, и мужчины многое отдали бы, чтобы заполучить его в свою постель. Он редко отвечал на откровенные призывы, предпочитая сам выбирать партнеров, тех, с которыми можно было играть, сплетая отношения из множества намеков, недомолвок и богатой палитры полутонов, которыми обычно расцвечивались его речь и жесты. Ведь для того, кто с рождения живет во тьме, внешние факторы были второстепенны и не столь значащие, нежели интеллект и умение плести словесные узоры.
Костюмная ткань красиво преломляла свет, исходящий от прожекторов, и так же подсвечивающий лицо брюнета, от чего смуглая кожа принимала неожиданные оттенки. Успешный, перспективный, молодой, привлекательный, свободный в общении. Казалось, что в жизни Сейты всё идеально: отличное образование, любимая работа, хорошие родственные и дружеские связи. Однако о семейной жизни он и не помышлял, как и вообще о постоянной паре. Кавахара любил женщин, равно как и мужчин, но только так – во множественном числе. За всю жизнь он так и не смог бы, положив руку на сердце, сказать, что полюбил женщину или мужчину. Да и просто – полюбил.
Будто бы опомнившись, молодой человек вскинул задумчивый взгляд, переведя его на незнакомку, чей тихий смех вдруг наполнил маленький приват-кабинет. Девушка завозилась, скидывая обувь и устраиваясь на диване с ногами. Скрип кожаной обивки дивана, шорох одежды и стук сапожков по полу сразу же поведали Жертве обо всех изменениях, производимых девушкой, а колебания воздуха, которыми сопровождались ее перемещения, только дополнили картину, позволив сделать вполне четкой и ясной.
- Забавное высказывание. Неужели я настолько похож на описанную вами куклу, красавица? Это печалит меня, - мурлыкнул Сейта, откинувшись на спинку сиденья. Шелковый поток черных волос пришел в движение, когда мужчина недовольно качнул головой. Подобное сравнение… было неприятно. Однако задуматься над ее словами он не успел. Мягкие прикосновения тоненьких пальчиков к его волосам завораживали, наполняя его существо уютным теплом, нежное дыхание же, вдруг коснувшееся нежной, слишком чувствительной кожи его уха послало по телу волну прохладных мурашек, заставив его вздрогнуть всем телом.
А маленькие ладошки уже скользят дальше, осторожно перебирая тяжелые пряди, пропуская их сквозь пальчики. Казалось, что восхищение, исходившее в этот момент от гостьи можно было ощутить физически. А он и чувствовал его, понимая, что его роскошная грива, с тоненькими, украшенными узкими полосками кожи косичками завораживает незнакомку. Об этом же говорили и ее бережные прикосновения.
- Рад, что вам нравится, госпожа… И я совершенно не против… - чарующе улыбнувшись, прошептал Сейта, подаваясь вперед и склоняя голову, чтобы ей было удобнее. – Вы позволите? – в чарующем, мурлыкающем голосе молодого человека отчетливо слышались вопрос и извинения, когда он протянул чуткие пальцы к лицу своей гостьи. Кончики его пальцев заскользили по лицу девушки, по гладкому лбу, по вискам, где бились упругие жилки, по щекам, коснулись носа и губ. А потом они столь же непринужденно вспорхнули с ее лица на уложенные в прическу волосы, оглаживая их, изучая… Легкие, почти невесомые прикосновения, но они так много могли рассказать ему о его гостье. – У вас приятная внешность, госпожа…  - усмехнулся он, коснувшись губами краешка губ девушки, но, не дав ей ответить, уверенно поцеловал, вовлекая ее губы в чувственную игру, к которой уже присоединились и кончики пальцев, заскользивших по стройному телу незнакомки, рук. – И сладкие губы…

______________________________________________________________________________
Одет: холодного оттенка светло-серый костюм-тройка, белая матового шелка рубашка и черные со скругленными носами туфли. Серый ручной работы галстук заколот изящной булавкой с ониксом и такие же камни на платиновых запонках, скреплявших манжеты рубашки.
Черные, как ночь, волосы с тонкими, разбросанными тут и там, косичками, украшенными узкими, цветными, кожаными ленточками, свободно падают на плечи и далее на спину, некоторые пряди приходится постоянно отбрасывать с лица.
Состояние: нормальное, аура яркая и целостная.
С собой:  бумажник, телефон, белая трость, черные очки в изящной оправе.

0

5

Маленькие пальчики все еще перебирали его тяжелую гриву, играя иссиня-черными прядями, пропуская их сквозь свои пальцы, словно это были тончайшие, но не менее прочные шелковые нити, могущие превратиться в отрез нежнейшего шелка, а могущие забрать жизнь, если их сплести в тонкую, скользящую удавку. Тяжелая грива легко скользила в девичьих ладошках, наполняя комнату тихим шорохом, перетекая с ее рук на дорогую ткань костюма, укрывая ее черным покрывалом, в котором яркими пятнами вспыхивали узкие ленточки кожи. И каждое прикосновение нежных пальчиков к его волосам отзывалось тягучим, вибрирующим мурлыканьем, когда он говорил, довольной улыбкой скользящей по точеным губам мужчины.
- Наслаждайтесь, пока есть возможность, красавица, - Ни в тембре, ни в интонациях его голоса, на первый взгляд, не было ничего необычного, но ощущения были сродни тем, что возникали как при прослушивании этюдов Шопена: звучание зачаровывало, гипнотизировало и заставляло желать слушать и слушать не переставая. – Что могут видеть мертвые бабочки? Всего лишь ледяную стужу, обволакивающую их маленькие тельца и невесомые крылышки, промораживающую насквозь и превращающую их в безжизненные комочки плоти, слишком хрупкие, чтобы быть настоящими, слишком красивые, чтобы рассыпаться в прах.
Он обворожительно улыбнулся ей, прекрасно понимая, что сейчас ощущает прекрасная незнакомка. Его глубокий, с бархатными интонациями голос всегда завораживал женщин. Сейта знал это и отлично умел этим пользоваться. В данный момент мужчина  всего лишь хотел очаровать свою гостью, а потому в его речи слышались теплые мурлыкающие нотки.
Что можно рассказать зрячему о темноте? Ничего. Что может знать зрячий о тьме? Ничего. Как поведать этой девушке, привыкшей всю свою жизнь проводить на свету, о том, что тьма может быть ласковой и нежной, а не только колючей и холодной. Как рассказать ей о множестве оттенков черного, переливающихся, сплетающихся в изысканное полотно, которое мягким грузом укутывает плечи, защищая, оберегая, даря тепло и покой. Тому, кто всю жизнь проводит во мраке, кто с тьмою на «ты» и для кого темнота является преданным другом, способным защитить и уберечь, невозможно объяснить, что такое свет.
- Рассказать вам о тьме… - мурлыкнул Сейта, касаясь губами нежной кожи подбородка, скользя ладонями по хрупким девичьим плечам. – Вам не дано понять, госпожа, что значит быть избранником мрака. Я мог бы попросить вас рассказать о свете. Но это столь же бессмысленно, как ваша просьба поведать вам о темноте. Я не пойму, не смогу понять, что такое свет, точно так же как вы не поймете, как можно жить во тьме.
«Люди боятся тьмы. И ты не исключение, красавица. Каждый вечер ты зажигаешь светильники, чтобы они разогнали сгущающийся мрак. Ты не смеешь ступить за границу света, опасаясь безжалостных чудовищ, что скрываются за плотной завесой темноты.
И лишь немногие знают, сколь добра тьма, сколь ласковы ее объятия, сколь надежна защита. Она не предаст, не отвернется, она поможет, когда это необходимо и согреет, если будет в этом нужда. Тебе не понять этого, куколка.»

Слепые глаза, сейчас прикрытые длинными пушистыми ресницами, напоминали бездонный колодец, глубокий, как сама бездна и столь затягивающий. Казалось, они заглядывали в самую душу, читая в ней словно в раскрытой книге.
- Что рассказать вам, госпожа? О том, что моя любовь может быть холодной, как маленькие льдинки снежинок, что сыплются с неба, стоит зиме вступить в свои права? Она может быть столь же разрушительна, как лавина, сходящая с заснеженных горных вершин и сметающая все на своем пути. Такая любовь убивает, выжигая душу холодом и превращая ее в ледяную пустыню. – бархатный голос низко вибрировал, окутывая девушку, проникая в каждую клеточку ее тела, отзываясь прохладой мурашек, пробегавших по ее спине. – Вы не заслуживаете такой любви… Но иначе я не умею… Я обжигаю холодом, оставляя после себя разбитые сердца… как женские, так и мужские… - он усмехнулся, позволяя гостье увлечь себя в чувственную игру.
- Не искушайте меня, госпожа, - негромко выдохнул Кавахара, тихо рассмеявшись, когда мягкие ресницы коснулись его пальцев, щекоча, - одними прикосновениями это не закончится…
Он предупредил. Достаточно откровенно высказав свои намерения, но все же не переходя рамок. Однако игра эта была мгновенно принята девушкой, которая, как оказалось, знала ее правила не хуже самого Сейты. Прикосновение теплых пальцев к его лицу – всего лишь невинный штрих, почти лишенный чувственного окраса, сбил дыхание.
- А как же свидания? Букеты роз, прогулки под одним зонтом во время ливня, - улыбнулся он, скользя подушечками пальцев по шее незнакомки, обводя тонкие косточки выступающих ключиц, - я слишком люблю вкус искушения, чтобы отказываться от подобных предложений.
Шелковый водопад длинных, отливающих синевой волос рассыпался по его плечам и подушкам, укрывая тоненькую девичью фигурку, лаская ее нежную кожу. Встав на колени, и сверху вниз «глядя» на гостью, Сейта уверенно провел ладонями ее по ногам, и чуть подался вперед, оказавшись совсем близко от жертвы.
Своей жертвы…
Тонкие пальцы ласково прошлись по шее, вдоль по изящному плечику, скрытому легкой тканью туники, и, вернувшись обратно, скользнули по узкой ключице, впитывая атласную нежность светлой кожи.
- Вы все еще можете остановить меня, госпожа, - невесомое касание губ, и бархатный, наполненный усмешкой голос Кавахары раздался совсем рядом, теплое дыхание коснулось лица. И поцелуй наполненный сдерживаемой страстью. Сейта  запустил пальцы в мягкие волосы девушки, притягивая ее голову ближе, отвечая на поцелуй, исследуя ее горячий, такой жадный рот. – Пока еще можете…

______________________________________________________________________________
Одет: холодного оттенка светло-серый костюм-тройка, белая матового шелка рубашка и черные со скругленными носами туфли. Серый ручной работы галстук заколот изящной булавкой с ониксом и такие же камни на платиновых запонках, скреплявших манжеты рубашки.
Черные, как ночь, волосы с тонкими, разбросанными тут и там, косичками, украшенными узкими, цветными, кожаными ленточками, свободно падают на плечи и далее на спину, некоторые пряди приходится постоянно отбрасывать с лица.
Состояние: нормальное, аура яркая и целостная.
С собой:  бумажник, телефон, белая трость, черные очки в изящной оправе.

Отредактировано Кавахара Сейта (2011-03-25 20:45:07)

0

6

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

_____________________________________________________________________
Одет:обнажен. Черные, как ночь, волосы с тонкими, разбросанными тут и там, косичками, украшенными узкими, цветными, кожаными ленточками, свободно падают на плечи и далее на спину, некоторые пряди приходится постоянно отбрасывать с лица.
Состояние: нормальное, аура яркая и целостная.
С собой: бумажник, телефон, белая трость, черные очки в изящной оправе.

Отредактировано Кавахара Сейта (2011-03-29 23:19:06)

0

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


>>> ушел куда-то.
_____________________________________________________________________
Одет: холодного оттенка светло-серый костюм-тройка, белая матового шелка рубашка и черные со скругленными носами туфли. Серый ручной работы галстук заколот изящной булавкой с ониксом и такие же камни на платиновых запонках, скреплявших манжеты рубашки. Одежда в беспорядке и несколько измята.
Черные, как ночь, волосы с тонкими, разбросанными тут и там, косичками, украшенными узкими, цветными, кожаными ленточками, свободно падают на плечи и далее на спину, некоторые пряди приходится постоянно отбрасывать с лица.
Состояние: нормальное, аура яркая и целостная.
С собой: бумажник, телефон, белая трость, черные очки в изящной оправе.[/i]

Отредактировано Кавахара Сейта (2011-04-28 23:59:02)

0


Вы здесь » Токио. Отражение. » НОЧНОЙ КЛУБ "ИРИС" » Элитный отдых