Токио. Отражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Токио. Отражение. » ЦЕНТР » Бар "TopLESS"


Бар "TopLESS"

Сообщений 1 страница 20 из 59

1

Небольшой бар, расположенный в районе Икебукуро встречает посетителей приятным полумраком помещения, сдержанным, функциональным интерьером и в меру услужливым персоналом. Бар визуально разделен на две зоны - удобные столики и собственно большая барная стойка. По этому же принципу TopLESS делится на зону для некурящих и курящих. Несмотря на небольшое пространство дым не досаждает посетителям, расположившимся у столиков. Над барной стойкой расположена мощная вытяжная система.
TopLESS пользуется не слишком хорошей репутацией, поскольку в нём любят развлекаться представители банд, теневых и нелегальных организаций и мелкая шушара, пытающаяся таким образом попонтоваться. Тем, кто не ищет неприятностей, лишний раз там появляться не стоит. В TopLESS частенько царит беспокойная атмосфера, в нем всегда много народа, ищущих повод продемонстрировать свою силу.
Снующие туда-сюда официантки радуют нескромной формой – коротенькими юбочками и жилетками, облипающими фигуру. Обслуживающий персонал часто меняется, мало кто задерживается в этом месте более одного месяца. О единственном старожиле, совмещающем должность бармена и вышибалы, буквально ходят легенды.

ВОЗРАСТНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ
Бар закрыт для посещения лицам не достигшим 21го года

http://s006.radikal.ru/i214/1009/d9/011bd41b9674.jpg

0

2

Начало игры.

День лениво клонился набок, закрывая глаза и, наконец, засыпал, пробуждая темную сторону ночного мира, жаждущего адреналина, боев без правил и просто агрессии. Хейваджима, сидевший на подоконнике окна своей квартиры и выдыхающий молочный дым из легких, не любил темное время суток, запах алкоголя, развратных девиц и ослепляющий свет ночного порочного города. Он носил очки, пытаясь неосознанно оградиться от этого мира, спрятать свою уязвимость и боязнь той огромной силы, которой наделен. Возможно, именно поэтому он был одинок. Он боялся причинить вред близким людям, которых у него не было, боялся заранее, до дрожи в коленях, поэтому не стремился ими обрастать - этими обременяющими связями. Но, несмотря на это, у него был свой определенный круг общения, общие знакомые и, возможно, друзья.
Время растворялось в клубнях дыма, которым он дышал, стрелка почти подкралась к половине одиннадцатого. Нужно выходить, вот-вот начнется его рабочий день. Шизуо повезло найти работу неподалеку от своего дома, поэтому идти было недолго, но он всегда выходил заранее, потому что так было надежней -  лучше раньше, чем позже, да и в баре постоянно находились дела, которые без него не решались. Сделав последнюю безвкусную затяжку, бармен затушил сигарету в пепельнице, с характерным хрустом фильтр затрещал и сломался, оставив на тусклом стекле коричневое крошево табака. Хейваджима слез с холодного подоконника, вытащил очки из кармана, водрузил их на нос, предварительно поправив средним пальцем, и пошел к выходу из дома.
Икебукуровская улица привычно встретила бармена суетной возней, неприветливым железным лязгом и плотоядным чавканьем. - "Аааа, каждый день одно и тоже," - пассивно агрессивно подумал Шизуо, быстрыми шагами пересекая улицу и не добрым взглядом оглядывая кишащие зеваками перекрестки - он не любил людей в отличие от своего "друга".
Несколько сотен быстрых размашистых широких шагов и Шизуо был на месте. Открывая дверь нет, не пинком - они стеклянные, - а сильным толчком носка ноги (руки было в лом доставать из карманов), он зашел вовнутрь.
Взъерошенный, с перекошенным лицом и кривой улыбкой Хейваджима вошел в бар и остановился. Первым делом нагнулся и выплюнул сигарету - начавший уже тлеть фильтр, - в поднос щупленькой официантки, пролетавшей мимо, и смерил все помещение взглядом из-под очков.
- Комбанва… - протянул Шизуо себе под нос. Его взгляд наткнулся на пацана, домогавшегося до одной из девушек, обслуживающих посетителей. Та, завидев нервно дергающийся глаз из-под очков блондина, быстро вышмыгнула из лап извращенца, искавшего острых ощущений, и спряталась за барную стойку. Вдруг стало тихо, как в морге. Он никогда не хотел пугать, но так всегда выходило.
- Мудила, для кого тут правила написаны?! - начал было тихо рычать себе под нос бармен. - Девушек трогать НЕЛЬЗЯ! – одна из  табличек висевших на входе с саморезами выдралась к чертовой матери из стены и для наглядности ткнулась в нос того пацана. -За попками топай на улицы Голливуда!! - дальше он не помнил, как отрывал стул у барной стойки и отправлял в его того урода. Шизуо не переносил, когда обижали слабый пол, девушки расстроенными уходили домой, он не мог смотреть на их печальные лица, поэтому крышу сносило частенько на этой почве. И всегда находились те, кто испытывали нервы Шизу-тян.

+3

3

-------------------> Квартира Орихары Изаи. Она же - офис информатора.

Этот день был совершенно обычным. Так думала Айко, которая с самого утра занималась тем, что переставляла в библиотеке книги с полку на полку, лишь иногда мельком поглядывая на свое непосредственное начальство, которому сегодня явно не было покоя в жизни. Впрочем, такие приступы у этого странного мальчика порой случались, и на них девушка давно не обращала внимания. Разобрав книги она занялась бумагами, потом долго прибиралась в шкафу, думая о том, что пора бы отвезти часть своих вещей к себе домой, потом сделала полуденный чай, потом полежала на диване, намеренно сложив свои длинные ноги таким образом, чтобы короткая юбка едва закрывала кружево нижнего белья. Не добившись мужского внимания, Айко пошла в ванную. Когда она из нее вышла, начальства и след простыл. Девушка, до этого взиравшая на мелкую суету, с которой Орихара перебирался с одного места на другое, явно в поисках покоя, с практически блаженным спокойствием, наконец громко фыркнула. По большей части ей было все равно, чем занимается и где пропадает этот человек, однако почти закончившийся рабочий день и отсутствие каких либо дел, наводили на мысли о том, что этот вечер она может посветить сама себе. А еще это была редкая возможность проветрить помещение, в котором она порой просто задыхалась от жары.
Точеный девичий носик сморщился. Эту манеру кутаться даже летом в куртку, она считала странной. Впрочем, своего молодого человека, она вообще считала странным. Например, за манеру общения. Но, не ей о таком судить, ведь каждый разговаривает с другими людьми так, как может. То, что сегодняшний вечер был ее, немного радовало, хоть и чуть-чуть обижало, за отсутствие внимания, которое обычно выражалось в мейле с указаниями или просьбами. Полное молчание приравнивалось к неизвестности, а неизвестность сулила многое. Что именно - не очень хотелось думать. С другой стороны, она немного беспокоилась, прекрасно зная, что такие приступы активности для Изаи обычно даром не проходят. По крайней мере в одно место, прежде чем поехать домой, она решила зайти. Только ради того, чтобы удостоверится в том, что эта бедовая голова не решит в качестве развлечения и получения адреналина, покончить жизнь самоубийством, наведавшись в Икебукуро. Тщательно одевшись и еще более тщательно накрасившись, девушка вышла из квартиры, закрыв за собой дверь. Перебрав в голове все ли она сделала (выключила утюг, оставила открытым окно, поставила размораживаться рыбу, чтобы приготовить ее на завтрак), Айко поймала такси и поехала в довольно милое, если подумать, местечко.

Заплатив водителю, девушка не оглядываясь по сторонам, направилась к бару, в котором работал странный человек. Впрочем, человек ли - тот еще вопрос. Свое первое знакомство, когда она чуть не познакомилась с сорванной с петель и притащенной прямо в офис железной дверью, Айко помнила в мелочах. Так же как и залетевшего к ним в обиталище мужчину. Что и сказать - личность оставляла впечатление. Хейваджима Шизуо-сан. Он интересовал Айко. Хотя из-за отношения к нему самого Изаи. Нечеловеческая сила которой он обладал, взрывной характер, опасность - как ни странно, это ее не волновало. Так же как и причины, по которым эти двое пытались друг друга временами угробить. Одно она знала точно - если ее начальству с самого утра не сиделось на одном месте, значит рано или поздно в этом баре, расположенном на западе Икебукуро, оно появится.

Аккуратно открыв дверь, девушка плавным шагом подошла к стойке, ловко забираясь на высокий стульчик. Сняла темные очки, сложила их, положила на салфеточку, улыбнулась бармену.
- Добрый вечер, Шизуо-сан, - в неярком свете бара ее слегка подведенные глаза казались мягкими и большими. Девушка опустила глаза, любуясь линией сильных плеч, слегка угадывающихся под белой рубашкой. Высокий блондин был красивым и привлекательным, а заигрывать с другими мужчинами ей никто не запрещал. Айко обворожительно улыбнулась, сцепляя пальчики в замочек. Выдранный с мясом стул у стойки, гнетущую атмосферу заведения и странную тишину в таком людном месте она заметила, как только зашла. Значило ли это... - У вас сегодня были беспокойные посетители?

____________________________________
Внешний вид: Юбка цвета топленого молока, открывающая колени с разрезом сзади, капроновые колготки, свободная белая туника, кардиган крупной вязки светло коричневый. На талии пояс из крупных золотых колец, сверху нежно-розовое пальто с меховой опушкой, на ногах широкие, под ковбойские коричневые сапоги на высоком каблуке.
С собой: Молочная большая сумка в которой: два телефона: модной и стильной модели и телефон-коммуникатор многофункциональный, косметика, бумажник, визитница, прочие женские мелочи.

+2

4

В общем-то, день был как день, начался пассивно, обещал заканчиваться как обычно (но еще далеко не факт) с небольшими своими капризными выходками, как девушка, требующая к себе особого внимания. Шизуо думал о своем, на автомате смешивая очередной коктейль в такт тихо ненавязчиво игравшей какой-то мелодичной клубной музыке, давая возможность посетителям обсудить свои дела, а не орать, перекрикивая ее. – “Что-то на этой неделе блохи не было не слышно и не видно,” – несколько раз перевернувшись в воздухе над светловолосой головой бармена, блестящая стальная банка вернулась обратно в его руку. – “Как пить дать, что-то замышляет, или уже проворачивает обдуманное дело” – в подготовленный ранее им стакан для коктейля аккуратно сверху налился розового цвета жидкости с тщательно перемолотым льдом, отдельным слоем не смешиваясь, синий. – “Надо будет к нему в гости наведаться, после работы, не нравится мне это затишье перед бурей,” – поставив соломинку с маленьким крошечным зонтиком Хейваджима на салфетке хмуро протянул готовый напиток сидевшей перед ним девушке.
- “Синие небеса”, как заказывали. Приятного вечера. – Этот девчачий слабоалкогольный коктейль Шизуо не надо было пробовать на вкус, чтобы знать наверняка получился ли он или нет, он его делал уже десятый к ряду за тот небольшой недавно начавшийся промежуток рабочего дня, вернее вечера.
Послышался скрип тормозных плохо смазанных колодок за витриной, бармен по рабочей привычке посмотрел в сторону выхода из-под фиолетовых стекол очков, принимая очередной заказ. – “Воняет,” – с высоким дном рюмку затекла длинная струя зеленого абсента. Взгляд Шизуо поймал девушку, выходившую из только что приехавшего такси. – “Знакомое лицо…не помню, где я ее мог видеть…” – зеленая жидкость в руках профессионала без труда подожглась.
- Ваш заказ, - дежурно проговорил бармен и подавал абсент, полыхающий синим пламенем, отпуская еще одного клиента.
Между делом та самая девушка плавной походкой подлетела к нему за стойку. Хейваджима взял, чтобы занять по привычке руки, белое полотенце начал протирать и так чистый глубокий бокал. – “Воняет.”
Шизуо как и любой нормальный мужчина любил посмотреть на прекрасный пол, особенно, если есть на что поглядеть. Ему нравилось девушки одетые в обычном классическом строгом стиле, ну и чего уж тут душой кривить его прельщала откровенная эротика, без какой бы то ни было порнографии, не понимал, когда девушки стремясь хоть как то выделиться из общей массы, одевались как разноцветный попугай, вышибая зрение всей своей убийственной гаммой.
Длинноволосая девушка и длинноногая тоже, присевшая минутой ранее, один раз улыбнулась, кажется, она к нему обратилась, но почему-то не хотелось сразу ей отвечать, он сделал вид, что очень занят натиранием бокала и никак не может от него отклеиться. Взгляд непроизвольно наткнулся на оголенные ноги клиентки, которые было хорошо видно из-за барной стойки, к тому же, высокий рост Шизуо позволял разглядывать девушек, не боясь при этом пропалиться, как нельзя лучше, а очки добавляли конспирации, сохраняя при этом достойный вид. А клиентка все продолжала обворожительно улыбаться, надо бы уделить внимание не только ее длинной, но и улыбающейся части тела. - “Я не зеркало, чтобы мне улыбаться…” – как-то раздраженно воспринял этот жест блондин, сам себя, удивляя. Наверное, этому все-таки были свои причины.
- Добрый, - буркнул Шизуо, отставляя натертый стакан в сторону, - Что-нибудь будете? – проговорил блондин, глядя на девушку сквозь очки.
- Не больше чем обычно. – Без особого значения бросил Шизуо, пододвигая ей меню.- “Воняет.”

+3

5

Она любила мужчин. Именно мужчин, а не все человечество, как ее сумасшедший начальник. Почему сумасшедший? да потому что назвать этого человека нормальным язык не поворачивался, под каким углом на него не смотри. Кстати о взглядах. В этот бар пришла она из чистой вредности. Хоть первоначально ее цель и имела название "найди Изаю", то по ходу собирания, она преобразовалась в "проведать Шизуо". С самой первой встречи с ним, кроме вполне понятного, нормального шока, девушка вынесла для себя то, что он был чертовски привлекательным. Высокий, сильный блондин, у которого наверняка великолепное тело. Более того - было в нем что-то.. первобытное.. Кажется это называется животный магнетизм? В любом случае, надежд на то, что данный представитель рода мужского рано или поздно окажется с ней в одной постели, она не оставляла. Прямо смотря перед собой, Айко беззастенчиво рассматривала бармен-сана, представляя что же скрывает под собой эта белоснежная рубашка. В своих фантазиях девушка зашла достаточно далеко, чтобы расстроено вздохнуть, отрываясь от них, чтобы ответить на вопрос.
- Да, конечно, - она ловко перехватила меню, на секунду задев подушечками пальцев чужую руку. Смутилась, наклонилась ниже, заправляя длинные волосы за ухо. Внутренне грызла легкая досада за то, что ее кажется, не узнали. Тут же вставал вопрос - насколько опасно для жизни напоминать о себе, учитывая, что с Изей у этого мужчины отношения были более чем натянутыми. Настолько натянутыми, что холодильники, автоматы с напитками, дорожные знаки и урны летали по небу. Буквально. Айко вздохнула и прикрыла ресницы. Чуть томно, чуть заигрывая, чуть мечтательно - осмотреть помещение, улыбнуться краешком губ сидящему за стойкой рядом мужчине, наблюдая как он внезапно замирает и пытается понять, действительно ли она смотрела на него секунду назад, или ему показалось, - Я буду дайкири, да.
И аккуратно положила одну ногу на другую, так чтобы юбка чуть сползла выше. Все же, она не любила слишком откровенную одежду, да и простая офисная юбка-карандаш при правильном использовании выглядела очень сексуально. Например, Орихаре нужно было только намекнуть, что белья под ней нет и заинтересованно-горящий взгляд на протяжение дня был гарантирован.  Все же мужчины так предсказуемы и так одинаковы когда рядом с ними появляется красивая женщина, которая явно оказывает им знаки внимания. Заинтересованный взгляд на себе она чувствовала интуитивно и так же интуитивно, и в большей мере даже не преднамеренно, использовала это в своих целях. И потом - если ее тело доставляет другим удовольствие, то почему бы и не порадовать взгляд?
- Значит, необычные старые знакомые вас сегодня не беспокоили, - она задумчиво вертела в руках солнечные очки, прокручивая в  голове еще варианты. Не то, чтобы она беспокоилась, была раздражена или еще что-то в этом роде. Скорее все вопросы, интересующие ее, были чисто бытовыми. Например, нужно ли и завтра выходить на работу, можно ли позвонить ему и узнать положение вещей, или он занят? Нужно ли ей заходить в аптеку на обратном пути? Во что эта бедовая голова опять влипла? Чем больше девушка думала, тем сильнее раздражалась. Внешне это может быть было и незаметно, но мерное постукивание по стойке выдавало ее с головой, - Интересно, где же он тогда ходит.
Под нос, буквально самой себе. Вышло даже обиженно. Айко фыркнула сама с себя и подняла ясные, красивые глаза на Хейваджиму-сана.
- Вам очень идет эта форма, Шизуо-сан, - ласково улыбаться, чуть заигрывая, концентрироваться на мысли о том, что прямо перед ней сейчас был столь заинтересовавший ее мужчина, было приятней, чем думать о другом, более похожем на подростка-старшекласника. "Девушка, вам нужно менять взгляд на жизнь. Определенно".

____________________________________

Внешний вид: Юбка цвета топленого молока, открывающая колени с разрезом сзади, капроновые колготки, свободная белая туника, кардиган крупной вязки светло коричневый. На талии пояс из крупных золотых колец, сверху нежно-розовое пальто с меховой опушкой, на ногах широкие, под ковбойские коричневые сапоги на высоком каблуке.
С собой: Молочная большая сумка в которой: два телефона: модной и стильной модели и телефон-коммуникатор многофункциональный, косметика, бумажник, визитница, прочие женские мелочи.

+2

6

Шизуо вполне мог поперхнуться под прицелом такого пристального ничем не прикрытого блестящего и сладостно-мечтательного взгляда, если бы он, конечно, не был занят своими мыслями, однако не все взгляды легко так переносятся…На него часто заглядывались девушки буравя его восхищенными взглядами (посмотреть действительно было на что, чего тут скрывать, не скроешь ведь), только Хейваджима не был падок на такого рода внимания, и зачастую предпочитал не замечать либо игнорировать подобные импульсы в свою сторону. Естественно, когда его в упор разглядывают проигнорировать крайне сложно, даже будучи трижды занятым, особенно если мечтания далеко уходят в степь пастельных тонов, тут поневоле обратишь внимание.
Запершило в горле, Шизуо, попытался, было, его прочистить, легко покашляв в кулак. Девушка между делом занялась меню, попутно задев его руку, - «Черт, где же я ее мог видеть,» - Хейваджима сосредоточенно собирался с мыслями, точнее сказать перебирал в памяти лица всех знакомых девушек, (что давалось с трудом), с которым контактировал чаще 5 случайных встреч, коих было не шибко много, даже наоборот.
Спрашивать откуда клиентка знает его имя, было глупо хотя бы, потому что его - Шизуо в Икебукуру знала каждая дворняга, что усложняло процесс установления ее личности. Девушка продолжала заигрывать, а блондин начинал себя чувствовать неловко. Наконец, прозвучали заветные слова заказа. Одна рука бармена в ту же секунду схватила нужный бокал с высокой ножкой, ловко профессионально перевернув его в воздухе, он с тонким визгливым звуком опустился на блестящую поверхность стола, другой рукой Шизуо схватил нужную бутылку дорого напитка, глаза тем временем успели скоситься на место укорочения юбки. Природа, что с нее взять? – «Шизуо, ты болван,» - маслина без косточки была нанизана на тонкую зубочистку и аккуратно уложена в пока еще пустой бокал.
Клиентка вскоре сама дала ответ на не дававший покоя вопрос блондина. -«Старые знакомые? Тааак…знакомые...» - в памяти бармена понеслась вереница из всех имеющихся у него знакомых, с которыми ходили девушки. Мыслительный процесс слегка затянулся, но все-таки результат был достигнут, в конце которого оказалась блоха. Он на секунду замер, но это никак не отразилось на работе Шизуо, напиток, журча, лился в прозрачный бокал, переливаясь в разноцветных огнях светомузыки. – «Вот оно, что без подвоха никак,» - Бутылка с громким стуком вернулась на свое место, погнув железное дно, в которое была заключена.
-Секретарша, блохи. - Без какого бы то ни было энтузиазма и агрессии, протянул Шизуо сам себе. Тем не менее, заказ был уже готов, бокал был поставлен на специальную плотную салфетку и пододвинут Айко.
- Мартини-Дайкири-СанРайс, ваш заказ. - Взгляд бармена медленно поднялся с переливающегося в искусственном цветном свете светомузыки напитка на полу оголенные плечи длинноногой девушки, затем на ее шею, потом их взгляды встретились.
- Спасибо. - Он действительно был смущен комплиментом, и рад, что это нельзя будет заметить в тусклом освещении бара. Не каждый день ему решались сказать такое, боясь нечаянно вызвать гнев Хейваджимы.
Эту форму ему подарил брат, чтобы тот, наконец, перестал менять работы как перчатки и осел на одном месте, Шизуо не хотел его разочаровывать, так что он по-своему старался.

+1

7

"Я чувствую на себе жаркий взгляд" - Айко театрально опустила реснички, повела плечами, думая о том, что идея заглянуть и пококетничать была явно удачной. Шансов на то, что мужчина заинтересуется столь явно оказывающей ему знаки внимания красоткой,  росли с каждой новой минутой. Вечер в своей перспективе расцветал яркими огнями, окрашиваясь в радужные цвета. Следя за профессиональными, слаженными движениями, Савасаки-сан предавалась мечтаниям и думала о том, какие девушки нравятся господину Шизуо. Скромные или раскованные? Зрелые или невинные? Блондинки или брюнетки, с большой грудью или нет... Мысли уводили далеко, а подбирать стратегию поведения было явно рано. Тем временем ее "опознали"
- Как грубо. Получается существо какое-то безполое. Потому что блоха - это женский род, можно было бы сказать обо мне в женском роде, но женский род уже занят моим начальствов, выходит что мне ничего не остается. Печально.... - девушка приняла бокал и чуть надула губки, хмурясь. С одной стороны, уточнять что именно она посчитала грубым не стоило. Потому что во-первых - она действительно была секретарем, а во-вторых Изая действительно был похож на какое-то мелкое, докучливое, кровососущее насекомое. И блоха была не самым плохим вариантам, потому что про себя девушка уже давно называла тараканом. И это был полноценный комплимент, потому что зверя живучей таракана найти сложно.

- Спасибо, - она взяла бокал обеими руками и слегка пригубила. На прозрачной кромке бокала остался след от ее блеска, - Коктейль чудесный. Нужно почаще заходить к вам в бар. Не только ради коктейлей конечно, - добавить последнее предложение она поспешила и даже чуть покраснела, но взгляд не отвела. Блики мешали разглядеть выражение глаз напротив, но в сиреневатой глянцевой глубине темных очков было что-то таинственное. Девушка улыбнулась и приподняла бокал, заигрывая уже совсем откровенно.
- За вас и ваши волшебные руки. Они так умелы, что способны угодить женщине, - она чуть пригубила напиток, не сводя взгляда, - буквально с первого глотка.

____________________________________
Внешний вид: Юбка цвета топленого молока, открывающая колени с разрезом сзади, капроновые колготки, свободная белая туника, кардиган крупной вязки светло коричневый. На талии пояс из крупных золотых колец, сверху нежно-розовое пальто с меховой опушкой, на ногах широкие, под ковбойские коричневые сапоги на высоком каблуке.
С собой: Молочная большая сумка в которой: два телефона: модной и стильной модели и телефон-коммуникатор многофункциональный, косметика, бумажник, визитница, прочие женские мелочи.

0

8

- Я не хотел вас обидеть. - Процедил сквозь зубы Шизуо, глядя куда-то за плечи девушки, он раздражался не на нее, а на вечер, который переставал быть спокойным. Интуиция буквально пищала и кричала, не хуже противной автосигнализации орущей по ночам, исходясь истошными воплями на все дикие лады о том, что вечерок будет а-яй-яй, отчего веселья на лице бармена не прибавлялось. – «Воняет
- Пожалуйста. - Почти дежурно кинул Хейваджима, вновь переводя взгляд на вовсю кокетничающую с ним девушку. Не дурна собой, даже наоборот, весьма привлекательна и интересная особа. Если захочет, то сможет затащить к себе в кровать любого мужчину, находящегося в этом заведении. Но Шизуо почему-то не велся на ее своеобразные “уговоры.” Возможно, он ждал свою одну единственную - скажут одни, друзья, коих считанные единицы избранных, с уверенность проорут, что он боится каких бы, то, ни было отношений, боясь причинить вред и боль находящейся с ним рядом девушке. Другие люди подумают, что он идиот - вон какая жаркая цыпочка жаждет его внимания, а он строит из себя недотрогу. Сам же блондин до сих пор так до конца и не определился: что он, как он и что с этим будет делать, по большей части, а по сути Шизуо всегда доверялся своей интуиции, которая, к слову говоря, пока не подводила и работала не хуже армейской собаки-ищейки.
На данном этапе своей жизни парнишке ничего не надо было, он довольствовался тем, что у него сейчас есть: воздух, друзья, работа, одежда бармена и принадлежность к одной организации.
- «Воняет.»-  Накручивался Хейваджима, буквально не находя себе места, срочно надо было успокоиться, хотя бы не надолго.– «Что за черт?» - Взгляд ненадолго скосился вверх: на мощную вытяжную систему вентиляции запроектированной в этом помещении, которая была установлена как раз над барной стойкой. Больших размеров вытяжные решетки, высасывающие воздух с огромной кратностью, должны были обеспечить комфортное пребывание некурящим посетителям. - «Все равно...воняет,» - С подручной полки ловко была подцеплена пачка с сигаретами. Дребезжащий щелчок бензиновой зажигалки, через несколько секунд тлеющая красным огнем сигарета была во рту у Шизуо. Минуты покоя и затишья дороги тому, кто почти весь рабочий день стоит на ногах. Хейваджима на небольшой промежуток времени отключился, прикрыв на пару секунд глаза, глотая дым. Вновь возвращаясь в реальность, его догнала привычная музыка, запах алкоголя, а перед ним все еще сидела симпатичная секретарша блохи.
- Благодарю за похвалу, - было начал блондин, но тут же осекся, когда девушка закончила свою мысль. В ответ он ей улыбнулся и вновь сделал небольшую затяжку, дым не попадал на нее, он уносился вверх.
Из холодильника, стоящего позади, Шизуо вытащил банку черных крупных маслин без косточек. Ловкость рук и никакого мошенничества: перед Айко в красивой прозрачной ромбовидной пиале предстали красиво оформленные маслины к ее мартини.
Тост, который произнесла девушка, Шизуо отчасти заинтриговал, он поначалу посчитал, что ей что-то от него нужно, хотя в это сам не верил: Что от него можно хотеть? Он всего лишь бармен, больших денег у Шизуо никогда не было, чтобы пытаться его развести, так же как и особого положения в обществе. Все что у него было – это его невероятная от природы сила.
- Хм… - он ответил на ее взгляд, - Я хороший бармен, но не настолько, Айко.

Отредактировано Heiwajima Shizuo (2010-10-27 10:17:41)

+1

9

Орихара Изая

== пришли с улиц Токио

Кажется, Орихара оценил ее рассуждения по достоинству и справедливо увидел в них пользу. Еще одно красноречивое подтверждение того, что гайдзину никогда не стать нормальным человеком. Куроки не была расисткой, просто она как подавляющее большинство японцев справедливо делила мир на людей (японцев) и гайдзинов, «у которых все не так». Иногда ей приходилось с ними считаться и даже закрывать глаза на некоторые вопиющие в понимании каждого культурного человека вещи, но при каждом удобном случае с высоты своего авторитета или при равенстве двух сторон офицер непременно заявляла: «Как ты можешь такое говорить?» или «Тебе этого не понять.»
Игривая уверенность Орихары ей тоже импонировала, как и его способность быстро переключаться между разными потоками информации, практически мгновенно принимать нужные решения и чувствовать момент.
- Господин хочет…
Команда «фас» прозвучала, и внутренняя напряженность Куроки сменилась необыкновенным спокойствием, как будто ее спустили с поводка. Пусть действовать придется не по откатанной схеме – сфабриковать компромат можно всегда, жаль, что Изая думает по-другому – зато это будет интересно. 
- Как вам будет угодно, Орихара-сан, - японка довольно улыбнулась. – А что он за человек, этот господин Маруши? Вам кто-нибудь давал на него характеристику? – полицейская поинтересовалась таким тоном, словно речь шла об уборке додзё после занятий. Ей нужен был приблизительный портрет мишени, и она жаждала получить его из уст, по меньшей мере, нескольких людей, а уста Орихары стоили половины этих «нескольких».
Неожиданный маневр Жертвы, вероятно, должен был смутить женщину, поэтому Куроки с готовностью изобразила удивление. Но переигрывать не стала. Зачем она это делает? Затем, что это ей нравится. Кто-то с готовностью идет по следу, когда уже все случилось, кто-то намеренно оставляет след, чтобы на приманку повелись, а кто-то наблюдает за ними и иногда вводит в игру богов – для разнообразия. Плюс занимать сторону сильного – всегда выгодно, а японка собиралась жить достаточно долго и по-своему счастливо. Она прекрасно поняла, что Изая не ждет от нее чистосердечного признания и исповеди, а потому достаточно легко отшутилась:
- Я разделяю ваше восхищение этим городом: Осака Токио не соперник.   
Осака всегда ассоциировалась у нее с крайней бедностью, тяжелой работой и вечно уставшей матерью. Пусть все это случилось с ними уже здесь, в столице, причиной этому послужила именно Осака. Если точнее – развод родителей и переезд. Но у каждого человека должна быть своя «черная дыра», и у Сэцу она осталась там, в далеком детстве. В Токио можно было стать всем, если знать, чего хочешь. Мать этого так и не поняла, и это были ее проблемы. В отличие от нее, Куроки чувствовала себя превосходно.
- Вы шутите, Орихара-сан, - японка загадочно покосилась на Изаю после того, как он поведал ей о нелюбви к нему местного контингента. Боец почувствовала непреодолимое желание взять безопасность спутника под свой контроль. Бар «TopLESS» и вправду был особым местечком в Токио. – Вам стоит только пожелать, господин, и я напомню им о том уважении, которое они должны испытывать к вашей персоне, - в голосе информатора прозвучала незаметная прежде стальная нотка.
Заведение встретило их приятным полумраком и крайне оживленной атмосферой. Мимо пролетела девушка: форма эффектно облегала ее стройную фигурку, и японка ухмыльнулась. Слишком ярко, слишком откровенно и без затей. С другой стороны, ей не придется отвлекаться от Орихары.
- Господин сегодня курит? – поинтересовалась Сэцуко у компаньона, показывая, что готова следовать его планам.

+2

10

Можно было сказать, что Орихара не отвлекаясь смотрел в лицо девушки, но это не было правдой. Изая часто отвлекался - на прихожих, вывеску, дверь, собственный телефон, - и в тоже время всегда оставался очень внимательным собеседником. От его пытливого взгляда не ускользал ни один жест, ни одно изменение в мимике, ни одна интонация. Орихара не был знатоком человеческой натуры, он напоминал натуралиста, попавшего куда-нибудь в доисторическую эру и наблюдающего за животными, которые давно вымерли. О них до этого он мог только строить предположения и вот, вдруг, совершенно неожиданно и внезапно они находились буквально на его ладони! Весь мир, всё человечество буквально только ждало того, чтобы он мог посмотреть на них, изучить, сравнить свои догадки с фактами.
Но, к сожалению, одной его жизни мало, чтобы узнать всё человечество, и Изая остановил свой выбор на Токио.

"Не любишь Осаку..." - мысль был утвердительной, хотя и вызывала вихрь ассоциаций, среди которых даже затесалось понимание. Он тоже не слишком любил место, откуда уехал, но уже почти забыл о нём, как с лёгкостью забывал обо всем плохом, что с ним когда-либо происходило.
- Так обычно и бывает, когда оставляешь место с плохими воспоминаниями, - неожиданно мягко и почти себе под нос протянул Орихара и приложил указательный палец к губам, говоря о том, что вернется к обсуждению владельца оружейного магазина чуть позже. Не на пороге же говорить о таких делах!
- Да неужели?! Ох уж эти Бойцы с их инстинктами, - с удивлением и некоторым самодовольством фыркнул Изайя и мотнул темноволосой головой, озираясь по сторонам. "Мило, мне нравится, но не стоит". - Давай без лишней самоотверженности. Шизу-тян ещё более жесток и не сдержан. Я как-нибудь сам справлюсь. К тому же, - Орихара чуть сощурил темные глаза, словно присматриваясь, и усмехнулся, - как и ты, он просто выполняет свою работу.
Изая ни в коем случае не защищал Шизу, который так не взлюбил его ещё со школьной скамьи, но прямолинейность и порывистость блондина было довольно просто направлять в нужное русло, а ненависть к своей скромной персоне господин Орихара воспринимал почти философски - ненавидел и мстил в ответ, по возможности портя каждый новый день бармена "TopLESS".
- К слову, я не курю.

Заблаговременно натянув на голову капюшон, Орихара встал за девушкой таким образом, что она хоть чуть-чуть прикрывала его от лишних глаз. Мужчина знал устройство местного освещения - со стороны барной стойки было практически не видно, что творится в зале, но Шизуо, откровенно говоря, не обладающий выдающимися умственными способностями, каким-то образом всегда догадывался о присутствии Изаи. Не продвигаясь далеко, Орихара потянул Сэцуко к ближайшему столику, уселся в самый темный угол и только после этого посмотрел в сторону стойки полноценно, не столько обращая внимание на резкие выпады, сколько интересуясь деталями.
- Ну, надо же... - брови мужчины тут же встали домиком, пока тот с заметной заинтересованностью разглядывал девушку, откровенно заигрывающую с местным барменом. Ключевым было слово "откровенно". Если бы Савасаки постаралась ещё чуть-чуть, то не только нечаянно оголила ручку или ножку, но и вообще выпрыгнула из одежды. "Ох уж эти женщины", - в очередной раз мотнул головой Изая и коротким жестом подозвал к себе пролетающую мимо официантку. Девушка заметно вздрогнула - в этих местах Изая был популярен, но далеко не любим. - Два виски со льдом, - мужчина сразу протянул денежную купюру, предполагая, что может здесь не задержаться.
- По слухам, - возвращаясь к делу, Орихара даже сменил тон, - господин Маруши персона довольно опасная - самодовольная, высокомерная и непредсказуемая. Взрослый и состоятельный. У него говорящая фамилия. Он хорошо разбирается в людях и легко пользуется их ошибками. И с такими талантами в Такаторо ему самое место.

+3

11

Куроки была понятливой. «Значит, Шизу-тян». Кажется, речь шла о местном бармене, многофункциональном долгожителе. Слухи о нем доходили до полицейской, но возможности встретиться лично все никак не представлялось. Суффикс «Тян» в исполнении Орихары нисколько не смутил японку, а напротив, разжег в ней любопытство. Друг? Любовник? Бывший любовник? Взгляд задержался на Изае, а потом метнулся в сторону барной стойки. Сэцу почувствовала Силу. «Ара, а это интересно.» Светловолосый бармен оказался бойцом без связи. На него вовсю покушалась симпатичная модница: сейчас она напоминала Куроки акулу, которая кружит вокруг добычи, сокращая расстояние, чтобы внезапно атаковать. Блондин не разделял энтузиазма хищницы. «Либо слишком разборчив и брезглив, либо предпочитает мальчиков», - резюмировала офицер, следуя приглашению Изаи. Положив зонтик рядом под правую руку, японка присела за столик спиной к стойке, чтобы Орихаре было удобно. Небольшая пауза позволила ей бегло осмотреться, но ничего подозрительного или вызывающего не обнаружилось. Разве что на них тоже «посматривали». Затем женщина сосредоточилась на продолжении их с Изаей разговора.
- Полагаю, мне стоит быть особенно осторожной.
Психологический портрет торговца оружием навел информатора на одну интересную мысль.
- А разве с господином Маруши еще не связывались по этому поводу? – Сэцу вопросительно посмотрела на спутника. Информация о подобных встречах Дооку с кланом и их исходе была очень важна для Куроки: лезть голыми руками в муравейник она не собиралась ни для кого – даже для самого Яото. – Какова была его реакция? – продолжала Куроки как ни в чем ни бывало.
Время от времени офицер окидывала взглядом соседние столики, заостряя внимание на лицах посетителей. Кого-то она старалась идентифицировать по фотороботам, кого-то запомнить на будущее. Проход между столиками и тот полузал, из которого они с Изаей сюда пришли, также попадал в поле ее зрения. Пока жертва находилась в безопасности.

Отредактировано Сэцуко Куроки (2010-11-16 14:55:57)

+1

12

Изая поймал взгляд девушки, скользнувший от скрывающейся за барной стойкой фигурой блондина к нему, и едва ли не фыркнул. Ход мыслей Сэцуко, учитывая насколько непривередливый до пола объекта внимания мир Бойцов и Жертв, было довольно легко. Особенно зная её ориентацию. "Ты что, это серьезно?" - на лице парня возникло выражение жалости, похожее на то, которое возникает у любого здорового представителя человечества при виде поранившего лапу котёнка. "Нет, нет, нет и нет", - отрицательно мотнул головой Орихара, не поднимая этот вопрос вслух в этом не было никакого смысла. Если женщина себя в чем-то уже убедила, то попытка оправдаться пойдёт далеко не на пользу, он только зря потратит время. К тому, подобные слухи, его не беспокоили - он не был гомофобом, а вот Шизуо скорее всего будет злиться. Это, в личных понятиях, Изаи было как минимум забавным.
- Именно, - улыбнувшись, заметил Орихара, который уже собирался податься корпусом вперед и опереться локтями в стол, но быстро передумал - лишний раз привлекать  к себе внимание было нежелательно. Он отрицательно мотнул головой на её вопрос и тут же подумал, что в полумраке помещения этот жест может быть незаметен. - Нет, не связывались. Не было ни особого повода, ни необходимости. Но в целом отслеживали его с момента появления на Токийском рынке, - Орихара изогнул улыбку и на секунду задумался о том, насколько он заинтересован в информировании Куроки. В целом было бы гораздо интересней посмотреть, как она сама справиться, но в частности это могло плохо сказаться на общем деле. Теперь, когда появился повод и был порыв, Изая не хотел упустить момент.
- Как я уже говорил - личность Маруши довольно темная. Так в недавнем времени он был замечен в скандальной Связи с "белым" Сигеру. А это интересно, не так ли? Правда, они видимо быстро разбежались, то ли не сойдясь характерами, то ли не выдержав натиска Системы, - Орихара пожал плечами, взглядом обращая внимание Сэцу на подошедшую с заказом официантку. - К тому же с тех пор потерялись ещё два наших красавца, - Изая улыбнулся девушке и потянулся к стакану, салютуя тост, не прерывая повествование.
- Ещё относительно недавно, мой... посыльный, жаловался на обкромсанное ухо и выдавал похожее на Дооку описание, но это почти невозможно проверить - кто бы не занимался подобным извращением, работал он чисто, - Изая поджал нос - он не любил педофилов. Они его раздражали. Особенно педофилы озабоченные сбором трофеев. Впрочем, повредить делу его отношение никак не могло - личные предпочтения и работу господин Орихара никогда не смешивал.

+2

13

Орихара сообщил Куроки ровно столько информации, сколько было необходимо, чтобы женщина сделала правильные выводы. Этот Маруши был скользким типом и, судя по всему, прекрасно кусался. «Змей…», - губы японки едва заметно скривились. Гадам бесполезно заговаривать зубы, их нужно держать под железной пятой неусыпного контроля – даже когда они упиваются молоком из блюдечка. Впрочем, как именно клан Такаторо собирался обращаться с торговцем оружием, офицера интересовало мало. Куда больше ее волновало само предложение, а точнее – его формулировка. Связь с Сигеру разорвана… Неважно как: добровольно-принудительно или через Систему. Оба случая указывали на явные проблемы в паре, причины которых крылись в личных комплексах каждого. А те настойчиво формировались в школах ВС из-за подросткового максимализма и отсутствия нормального воспитания дома. Так получилось, что Орихара нехотя напомнил Сэцуко об Уруми. Поначалу девушкам пришлось очень непросто, но результат удовлетворил обеих, и Куроки стала делать ставки на профессиональную, а не на природную пару. Японка с самого детства училась выживать, и именно такой расклад ее устраивал больше всего. Информатора всегда тошнило от жалоб ровесников на «плохого партнера». Не умеешь управлять человеком так, чтобы ему это нравилось, – значит, ты некудышняя жертва. Не умеешь подстраиваться под своего стратега и выполнять приказы – значит, ты некудышний боец. Все предельно просто. Но, в любом случае, при разговоре с Маруши тему Связи поднимать не стоит. 
- Весьма любопытно, - Сэцу отсалютовала бокалом в ответ и чуть пригубила виски. С крепкими напитками она всегда была очень аккуратна. – Хотелось бы знать, какое молоко он предпочитает, - прищурилась полицейская, когда трое японцев, сидящих за столиком через проход от них, стали неторопливо собираться на выход. – И чем есть возможность его угостить… или подразнить? – в ее глазах заиграли лукавые искорки. – Я прошу прощения, что уже изрядно утомила вас расспросами, господин, но охотник за ядом всегда в первую очередь опрашивает местных жителей и только потом сам начинает наблюдать за змеей.

Отредактировано Сэцуко Куроки (2010-11-18 14:08:34)

+1

14

Свой коктейль Айко пила с мрачной решимостью алкоголика, у которого осталась последняя бутылка, но который таки решил напиться. Правда, вроде бы алкоголики не намереваются напиваться... Впрочем, это не имело значения. Девушка вздохнула и протянула руку к разложенным специально для нее маслинам. Тонкие, аккуратные и наманикюренные пальчики медленно взяли черную ягоду и отправили ее в рот. Со стороны выглядело очаровательно. Наверное. Сама Айко редко задумывалась о том как она выглядит в глазах окружающих. Отчего-то это пошло с самого детство - ей всегда говорили, что она красивая девушка, и она верила. Точно так же и сейчас - в том, что выглядит привлекательно она не сомневалась, как и в том что рано или поздно сей мужчина, что упорно делал вид будто не замечает е кокетства, все равно окажется в ее постели. Что-то, а отказывать себе в такой малой радости как секс с тем, кто ей нравится, девушка не собиралась. И все же... занимательный и привлекательный поход в бар превращался в пытку, особенно с учетом того, что сегодня вниманием ее обделили. Смотреть на блондина было равноценно походу в кондитерскую когда сидишь на диете. Девушка вздохнула чуть громче, и когда подняла на Шизуо свои большие, бархатные глаза уже привычно обворожительно улыбалась.
- Вы скромничаете. Мне это нравится. Знаете, Шизуо-сан, скромность - это столь редкое качество среди мужчин... В основном они такие напыщенные болваны с раздутым самомнением, - она смешно надула щеки, демонстрируя каким должно быть самомнение, - Причем объем самомнения зависит от толщины кошелька. Чем она больше, тем огромней самомнения. А в итоге все одно и тоже. Все эти старые извращенцы абсолютно одинаковые, - она озорно подмигнула начиная игру. Сегодня она будет милой, веселой и немного лукавой. Девушка с чувством юмора всегда привлекает, главное не переборщить и не отпугнуть. Она стирала блеск с края бокала механически. Изае казалось это очень сексуальным. Впрочем, ему вообще нравились несколько странные на ее взгляд вещи. Потерявшийся в большом городе мальчик, бывший ее хозяином, был человеком изученным в пристрастиях до мелочей и уже не будоражил так как раньше. А вот его светловолосый друг был тайной за семью печатями со своими пристрастиями, мыслями и печалями. Наверное, ей бы даже хотелось узнать побольше об этой персоне. В конце концов, было не так много на свете людей, что вызывали в ней хоть какой-то эмоциональный отклик и заинтересованность. А то, что к легенде района Икэбукуро ее тянуло как магнитом, Савасаки-сан считала чем-то сродни знаком свыше. Может это и правда была Судьба? – С другой стороны, в каком-то роде меня тоже можно назвать извращенной. Ведь мне только доставило такое удовольствие слышать свое имя от вас…
Она тяжело пьянела, но сейчас взгляд теплых глаз был почти хмельной, когда она облокотилась о стол, подпирая рукой щеку. Флирт всегда интересней отношений и даже ухаживаний. Потому что это игра с неизвестными правилами и ставками. Ни к чему не обязывающая игра... И увлекшись ей, она совсем не заметила, как в баре стало на несколько посетителей больше. Люди перемешивались, менялись - в таких местах их всегда много, и нет времени обратить свое внимание на каждого, даже в обычное время, когда одевая мини-юбку, она шла развлекаться на выходные, старательно высматривая себе жертву с высоты барной стойки. Но сегодня ее внимание было сосредоточенно лишь на одном человеке. Которому, если он так и не среагирует на нее, как на пригодный к спариванию объект, она после еще пары бокалов выскажет все о том, как на самом деле "легко" жить с Орихарой Изая.

____________________________________
Внешний вид: Юбка цвета топленого молока, открывающая колени с разрезом сзади, капроновые колготки, свободная белая туника, кардиган крупной вязки светло коричневый. На талии пояс из крупных золотых колец, сверху нежно-розовое пальто с меховой опушкой, на ногах широкие, под ковбойские коричневые сапоги на высоком каблуке.
С собой: Молочная большая сумка в которой: два телефона: модной и стильной модели и телефон-коммуникатор многофункциональный, косметика, бумажник, визитница, прочие женские мелочи.

+4

15

«Воняет,» - уныло бесился про себя бармен, казалось, что его взгляд, начинал стекленеть от такой параноидальной зациклиности на неприятном запахе. Девушка все не переставая заливисто трещала об тостосумных жердяях до дел которых Хейваджиме было откровенно до лампочки. Подлетали официантки, оставляли заказы в паре с увлеченными улыбками, то и дело бросая злобливые взгляды на Айко. Шизуо на автопилоте смотрел на лист с ровным подчерком, смешивал разных цветок жидкости, дробил лед блендером, делал сахарную окантовку на бокале, и соединял все это в одну красочную композицию. Затем оставлял бокалы на краю барной стойки и так по кругу с небольшой периодичностью во времени. Час пик должен был настать ближе к часу ночи, тогда будет действительно не продохнуться от работы и он вряд ли сможет полноценно уделять внимание девушке.
- Я реалист – улыбнулся бармен, глядя на надутые как у хомячка щечки Айко. Хейваджима особо не следил за перемещением посетителей в помещении, которых с каждыми десятью минутами становилось все больше, бар не был резиновым, но людей сюда тянуло как магнитом, несмотря на частую переполненность и казалось бы вполне ожидаемый дискомфорт. Шизуо знал, когда тут что-то назревает, чуял, как говориться нутром, поэтому не было необходимости в особо жестком контролинге.
Что-то изменилось, запах стал сильнее, навязчивее хуже назойливой мухи, мешающей своей присутствием. Сигарета во рту Шизуо сдвинулась в угол губ и сжалась плотнее, брови сами собой хмуро сошлись на переносице. «Воняет, воняет, воняет, воняет, воняет, воняет, воняет, воняет». - Воняет. – Маниакально прошипел сквозь стиснутые зубы Хейваджима сам себе под нос, шныряющим горящим взглядом сканируя помещение. Сигарета, дотлевшая до фильтра, была рефлекторным движением нервно раздавлена и затушена в пепельнице.
- Ведь мне только доставило такое удовольствие слышать свое имя от вас…
Шизуо резко нагнулся к ее полуобнаженному плечу, со стороны могло показаться, что он хотел поцеловать оголенную часть тела Айко. – «Нет, не то» – Еще раз удостоверился в этом бармен. От яркого света за барной стойкой, Шизуо на несколько секунд потерял способность видеть в полумраке помещения, сморгнув и приспособившись под тусклый свет зрение, он внимательней всмотрелся в силуэты фигур посетителей, пока не выпрямляясь. – «Что за черт!» - по первости он ничего не заметил, но взгляд, то и дело останавливался сам по себе на одном столике. Более внимательно всмотревшись фигуру, он увидел до боли знакомую морду своего давнившего “друга” – «Ну, падла, молись!» - Шизуо быстро выпрямился. Стул, мирно себе стоявший за барной стойкой с характерным скрежетом при деформации железного каркаса от не контролируемой злости, был запущен в гадливого посетителя с безопасной стороны для спутницы блохи, но критической для информатора, смело посмевшего прийти к нему на работу. Искатель острых ощущений и экстремальных способов развеять скуку понимаешь нашелся.
- Иза-ая-кун!! – почти пропел на высокой тональности бармен. – Я же тебе говорил не появляться в Икебукоро, - грудно продолжил рычать Хейваджима, от его гнева дергался не только глаз, казалось, электризовались его волосы, в придачу с помещением, которое начинало трещать по швам, как старая пижама, с которой ты уже вырос. – Тем более в моем баре!! – он не заметил, как легко перемахнул через барную стойку и как в его руке оказался очередной стул, выдранный с мясом из пола, на котором только что сидела почти невесомая фигурка секретарши блохи, теперь она восседала на отполированном и блестящем рабочем столе, его стараниями.

+5

16

"Нет-нет, не разочаровывайте меня, Сэцу-сан", - мгновенно подумал Орихара, и эта мысль отразилась на его лице - красивом, но каком-то неправильном – со слишком острыми несочетающимися чертами и подвижной мимикой. Он начинал терять интерес к разговору, больше увлекаясь зрелищем легко качающей стройными бедрами официантки, чем словами полицейской. "Это же игра, а у игры должны быть свои правила. Или вам это неинтересно?" - на мгновение Изая решил, что они похожи, но не оставляющие места для фантазии вопросы разбивали эту уверенность.
Кусочки льда звякнули в стакане, когда Орихара решил обратить внимание на свой напиток. Холодный алкоголь опалил горло и оставил жгучий, но приятный и даже в чем-то сладкий привкус на языке. Изая с удовольствием облизнул губы и усмехнулся, поднимая темный взгляд на свою собеседницу. В отличие от неё он не имел меры, поэтому пил редко.
- Сэцу-сан, если бы я все знал сам, то нужна ли мне была бы ваша помощь? - бровь нахально приподнялась вверх, ближе к кромке темных волос. Ему не нужна была помощь в любом случае, но было интересно, сможет ли она справиться. Ясно, что многочисленные глаза-лапки необходимы для выполнения работы, но Орихара всегда находился в поисках того, с кем можно вести свои игры на равных. Такие находились крайне редко, и этот факт заставлял хандрить. Обычно это нисколько не мешало, но иногда его ненормальные чувства свободно изливались на тех окружающих его людях, кого он принудительно оставлял рядом.
- Все верно, Сэцу. Тебе стоит опросить местных жителей, прежде чем охотится на змея - это-то мне от тебя и надо, - Изая намекал на ближайшее окружение Маруши, на его прошлое, на пресловутым пистолет, зачем-то понадобившееся американцу - всё это могло, как вывести на торговца оружием, так и поймать его в ловушку. - Меня ж к этой категории отнести никак нельзя. Тебе так не кажется? - он немного изменил тон голоса, поставив опустошенный стакан на гладкую поверхность столешницы.
- Понимаешь... - он почувствовал взгляд Шизуо чуть раньше, чем заметил свесившегося через барную стойку бармена. Наверное, что-то изменилось в атмосфере - напряжение достигло своего предела и искало выхода - того, кого всегда считало первопричиной своих проблем, - всё дело в том, что я сам немного охотник. Правда на более крупного зверя, - Орихара осторожно, не привлекая лишнего внимания, поднялся со своего места и отступил дальше стене. "Это становится опасным", - хмыкнул Изая, нащупывая в кармане приятную стальную тяжесть. Спина наткнулась на стену, голова опустилась чуть ниже, а губы скривила усмешка. - Ненавижу его.
От летящего в него стула он увернулся, сделав всего один маленький шаг в сторону. Ему нравилась опасность, ему нравилась собственная уверенность и нравилось водить одного из самых опасных людей за нос. Кроме того, совсем чуть-чуть хотелось напрячь Савасаки так беспардонно клеящуюся к человеку, едва ли не официально числящемуся во врагах Орихары Изаи. Некрасиво, в конце концов. Должно же быть хоть какое-то чувство такта.
- Ой-ой, - перекрывая железный скрежет стула по кафельной стене протянул молодой человек, - как нехорошо Шизу-тян. Ты распугаешь всех клиентов, если будешь так себя вести, - он легко отклеился от стены и сделал шаг вперед, всё ещё держа руку с зажатым в ней ножом в кармане. Изая редко что-то предпринимал, предпочитая отвечать и увиливать, благо скорости для этого ему хватало. - Тебе нравится проявлять жестокость, но я немного другой. Почему бы, в таком случае, Шизу-тяну просто не оставить меня в покое?

+3

17

Она все-таки нащупала границу – совсем немножко наступила на линию, где совместная игра расходилась на две отдельные гонки (его - интереса ради, и ее – во имя собственной безопасности), и поняла одно: надо остановиться. Замереть. Вернуться в исходную позицию. И ни словом, ни взглядом, ни полунамеком не выдать жертве это маленькое открытие. Куроки внимательно выслушала замечание Орихары, не смея перебивать собеседника, понимающе кивнула в ответ на то, как он указал ей на ее место – и немедленно извинилась, исходя из того, что было сказано. «Придется мириться с тем, что есть, но это лучше, чем ничего.»
- Простите мои неосторожные слова, господин, - по очень многим причинам, включая культурные особенности и менталитет, японка не смела ставить Изаю на один уровень с собой или обманываться, что такое в настоящее время возможно. – Я не преследовала цели оскорбить вас. Мои способности слишком ничтожны, чтобы сравниться с вашей прозорливостью.
Женщина извинялась в лучших японских традициях. Почти. Все это она произнесла с загадочной улыбкой и без поклонов, чтобы не привлекать лишнего внимания к столику. И именно этот ход позволил офицеру заметить, что Орихара начинает группироваться. «Значит, сзади».
- Ненавижу его.
Пролетевший мимо предмет никакой угрозы для Куроки не представлял, а компаньон контролировал ситуацию и никакой команды к действию не подал, поэтому боец не стала срываться с места, демонстрировать свое ремесло и трясти жетоном копа перед носом у невоспитанного блондина – это было бы верхом глупости и бестактности с ее стороны. Не вмешиваясь, женщина повернулась на стуле, чтобы лицезреть того, к кому Изая так ласково обратился. Вопль бармена ее позабавил – очевидно, он мнил себя не только старожилом, но и совладельцем заведения. «Как нескромно…» При этом японка признавала, что тот находится в прекрасной физической форме и если им доведется столкнуться чуть позже здесь, на территории бара, или в Системе, это будет непростой поединок. Чуть прищурившись, Сэцу наблюдала за возможным противником, не упуская из виду своего патрона. Ей не хотелось оказаться неготовой к тому моменту, когда Орихаре потребуются ее услуги бойца.

+1

18

Ей нравилось смотреть за слаженной работой натренированных пальцев бармена. На то, с какой четкостью, практически не отвлекаясь на внешнее и при этом не теряя с ним связь, легко выходят из-под его рук бокалы, как смешиваются различные напитки, как кружась мятные листья и ломтики лимона превращают, казалось простой коктейль в прозрачных стаканах в что-то сказочное, томительное. То, что при одном только взгляде будоражит ум и заставляет идти людей в бар в поисках приключений. Как маленькие бабочки, что летят к загадочному свету. Она такая же - простая бабочка. Ее жизнь не имеет перед собой никакой определенной цели - она просто видит свет и хочет сгореть в нем. Все просто – к этому ведет инстинкт.

- Разумеется, - она тонко улыбается, красивая, нежная, пахнущая флиртом и тайнами, смешанными с ароматом дорогих духов и качественной косметики. - Потому что я уверенна, розовые очки романтика вам совершенно не пойдут, - тонкая соломинка одиноко стоит в пустом бокале, но новый она не спешит заказывать, выжидая чего-то. Чего? Она не знала. Так же как и не чувствовала изменившейся атмосферы, так же как не обращала внимание не происходящее вокруг себя. Ее мир был другим, и он вращался отдельно от шумной суеты бара, он был сейчас сосредоточен только на одном человеке, - Однако, фиолетовый - не цвет ли печали? - она трогает себя за переносицу и улыбается. Фиолетовый - это цвет сексуальной неудовлетворенности. Красный - страсть. Черный - элегантность. Белый - невинность и...смерть. На ней было белое белье, а конец укороченных чулок заканчивался белым кружевом. Его было почти видно через разрез на юбке. Главное правильно положить друг на друга ноги, но... Этому мужчине все равно. Она была почти оскорблена, и почти чувствовала себя брошенной. Она не понимала, почему этот мужчина, мужчина которого она выбрала, ее не хочет. Это было как выпрыгнувшее на экран монитора сообщение об ошибке. Айко вздохнула. Достала телефон и быстро набрала в твиттер "Сижу в баре в Икэбукуро и флиртую с симпатичным барменом", а потом подумала и дописала "Если он не реагирует на мои заигрывания - он гей? Или их профессионально учат не реагировать на клиенток?". Посмотреть ответы она не успела - внезапно обдало теплом, да с таким жаром, что вспыхнули щеки, и сердце забилось в горле. Блондин наконец-то проявил толику своего интереса... но.... не к ней, как оказалось. Что произошло потом, было слишком быстрым. Ее сознание все еще существовало только в ее мире, в котором не было людей, а было двое. Поэтому она не поняла. Каким образом она оказалась верхом на барной стойке, почему Шизуо-сан кидает в кого-то стул. Причем второй стул. И что в этом баре делает Изая. Тепло-карие глаза стали еще больше, а потом вспыхнули яркой злостью.
Эти мужчины. ЭТИ МУЖЧИНЫ! Они снова выясняли свои отношения. Они снова вознамерились что-то ломать, кого-то калечить, и им снова было дело только до себя. И снова ее драгоценный начальник своей неотразимой и обаятельной персоной лишил ее приятного общества приятного мужчины. Притом, что своим обществом он ее тоже обделил. И почему он снова, опять, пришел сюда, если прекрасно знает что от встречи с Хейваджимой ничего хорошего, кроме множественных переломов и прочих травм, несовместимых с жизнью ждать не нужно? Почему ему обязательно нужно во что-то ввязаться и придти домой в синяках?! Почему он вообще постоянно исчезает непонятно куда, без предупреждения, оставляя ее одну, при этом сам разве что не следит за каждым ее шагом? И что за девка стояла рядом с ним?! Айко чувствовала как волосы на голове начинают электризоваться. Грациозно спрыгнув с барной стойке, она быстро, и словно бы не замечая наличия злого как черт блондина со стулом в руке, разъяренной кошкой, прошмыгнула прямиком к Изае и со всей силы шибанула его сумкой по боку.

- Бака! Бака, бака, бака! - еще один удар сумки и злобное шипение, - Я не думала, что в таком возрасте можно быть таким....Бакамоно! - новый удар. Ее мир снова сомкнулся. И в нем снова был всего один человек. А еще она почти плакала. Потому что поняла насколько испугалась в том момент, когда увидела летящий в этого глупого мальчишку стул и как разозлилась, заметив рядом другую женщину. Айко ударила кулаком в Изаю в плечо.

- Ахо!

____________________________________
Внешний вид: Юбка цвета топленого молока, открывающая колени с разрезом сзади, капроновые колготки, свободная белая туника, кардиган крупной вязки светло коричневый. На талии пояс из крупных золотых колец, сверху нежно-розовое пальто с меховой опушкой, на ногах широкие, под ковбойские коричневые сапоги на высоком каблуке.
С собой: Молочная большая сумка в которой: два телефона: модной и стильной модели и телефон-коммуникатор многофункциональный, косметика, бумажник, визитница, прочие женские мелочи.

+2

19

Хейваджима сейчас напоминал разогнанный на высокой скорости шестисоттонный самосвал, экстренная остановка которого грозит масштабной аварией. Адреналин стрелял в мозг, взгляд был сосредоточен исключительно на блохе. Весь остальной мир померк и был не таким интересным. – «Значит, я был прав! Он опять что-то замышляет!» - бесился Хейваджима, - «Я тебя выведу на чистую воду!» - Бессвязные мысли роились в голове Шизуо, мешая ему рационально оценивать ситуацию, да надо ли это ему, он всегда шел по пути импульсивных инстинктов и порывов, предпочитая сначала делать, а потом может быть как-нибудь и подумать на досуге.
Кто-то завизжал, кто-то, причитая, заохал, кто-то, испугавшись, как ненормальный заорал во весь голос, а кто-то, следуя инстинкту самосохранения, побежал из бара, пока может, но большинство сгрудились вокруг “беседующей пары давнишних друзей”, жаждя заснять на телефон грязные подробности быстро развивающейся драки.
Стул, некогда стоявший за барной стойкой, медленно скрипя как старое пианино о пол, сползал с покосившегося и треснутого кафеля, а потом и с противным скрежетом свалился на стол, стоявший у стенки, который буквально за секунду опустел, удивляя человеческими способностями и желанием людей жить. Информатор, как и всегда ловко извернулся и был таков, ждал новых подарков от разъяренного блондина.
– Не называй меня Шизу-тян, - бурчал себе под нос блондин, вскипая все больше и больше.
- Только когда ты издохнешь!! – уже продолжил орать во всю глотку Шизуо, намереваясь пристроить очередной стул об тощую фигуру Изаи, как тут между ними промелькнула какая-то девица и заняла нехорошую позицию для Шизуо, но отличную для блохи. Теперь она фактически закрывала своим телом информатора, и тем самым спасая его от смертельных посягательств бармена. – «НННННННННААА!!!!!!!!» - Шизуо хотелось рычать, рвать волосы и реветь как дикому зверю, не получившему желаемую добычу, но вырывалось что-то нечленораздельное и угрожающее. Стул, жалобно скрипя медленно деформируясь в руках блондина, проходил стадию свободной трансформации, в конечном итоге принимая форму по величине среднего квадрата. Слегка погасив первое неуправляемое желание влепить в информатора то что было в руке, он выкинул груду покореженного железа куда-то в сторону. Теперь Хейваджима, наконец, смог заметить что эта девушка секретарша блохи, которая совсем недавно одаривала его своим вниманием. –«Бабы…» - уныло обреченная раздосадованная мысль быстро ушла в небытие, охарактеризовав всю развернувшуюся перед ним трогательную сцену беспокойства и ревности. Но это отнюдь не мешало Шизуо следовать своим инстинктам.
- Изааая, а ну выметайся из Икебукуро!! – стол наперевес с дикими воплями и волнениями посетителей поднялся во всем баре, сейчас похожий на кишащий муравейник, нежели на приличное заведение, над головой блондина и угрожающе двинулся в сторону “парочки”. Шизуо не мог, не будет и не хотел причинить вред прекрасному полу, поэтому ему лишь оставалось аккуратно “обходить” живой щит блохи.

+2

20

Один стул уничтожен, второй на подходе, в толпе назревает паника и вот бешенный бармен снова в центре событий. У Изаи или за его спиной не раз спрашивали, зачем он сюда приходит, если знает, чем это может кончиться? Некоторые с уверенностью говорили о его мазохизме, другие о больной голове, но на самом деле всё проще, на самом деле всё _всегда_ намного проще - для него это всего лишь игра и она ему нравится.
Наверное, если бы он хотел представить Бойца без лоска официоза и человечности, получился именно Хейваджима Шизуо. Не идеальный, но Боец не прикрытый ни чем, дикий и необузданный. Хэйваджима сильный, настолько сильный, что мог бы являться олицетворением силы, и Орихара рядом с ним получает своё ни с чем несравнимое удовольствие - как бы силён не был бармен, сколько бы ни орал и ни бесился, сколько бы ни угрожал его убить, в итоге Изая всё ещё жив.

Парень уже забыл о Сэцуко, заметив только что она вняла его совету и не собирается вмешиваться, по крайней мере, без соответствующих указаний. Это его устраивает, благо Шизуо вот-вот окажется в его зоне доступа, размахивая искорёженным стулом словно обезьяна гранатой. "Весело", - думает Орихара, чувствуя как внутри него маленькими игривыми пузырьками шампанского поднимается радость. Он коротко смеется, наслаждаясь моментом и, подбираясь, слегка оставляет ногу назад. Всего лишь шаг, почти незаметное движение руки и белую рубашку Шизуо можно будет выкинуть. "Нельзя быть таким самоуверенным", - следя за действиями Хейваджимы, думает информатор, собираясь проскочить у него под рукой, оставив кровавый след, когда впереди него возникает неожиданное препятствие.
"Женщины..." - он ловит себя на угрюмой мысли, едва успев отскочить от летящей в него сумки. Ножик, крепко сжимаемый до этого в руке, так и остается в кармане - Савасаки ему мешает. Орихара тот ещё гад, но поранить девушку, пусть даже и нечаянно, ему не хотелось бы. Он отступает на шаг в сторону так, чтобы хрупкая фигурка Айко находилась между ним и барменом.

- Уходим, - коротко бросает информатор Сэцуко, которая все ещё сидит на своём месте, и, хмурясь - очередной маневр сумкой достиг своей цели - кивком указывает на дверь. Здесь делать больше нечего. Приходя в Топлесс с полицейской, Орихара хотел показать ей безудержную силу одержимого человека, но демонстрация удалась не полностью или, как минимум, не так как он планировал. И на то была причина. Причина гневно сверкающая на него глазами едва ли не наполненными слезами.
"Ой-ёй, дорогая, так дело не пойдёт", - наверное, ему стоило бы пожалеть её, понять, проникнуться чувствами, но Орихара далёк от этого, он не понимает истерику и не видит причин для ревности. В конце концов, придя сегодня в этот бар и открыто заигрывая с Шизуо, она не думала о нём. А ему, признаться, было неприятно. И дело вовсе не в самой Айко, с которой он спал, или в Шизуо, которого ненавидел, но если бы её флирт закончился положительным результатом, и Изая об этом узнал, он бы выкинул её из своей жизни. И эта мысль доставляла ему неудобства.

Со стороны Хейваджимы послышался грохот, но веселое предвкушение адреналина сошло, оставляя какую-то неприятную горечь неудовлетворения. Схватив в очередной раз занесенную для удара руку Савасаки, Орихара довольно быстрым движением развернул её спиной к себе так, чтобы у неё была возможность рассмотреть бармена, поднимающего над своей головой стол, и перехватил свободной рукой под грудью, фиксируя это положение.
- Сколько эмоций, Айко-чан, - прошептал на самое ухо, украшенное какими-то очередными брюликами, Изая. От Савасаки исходил просто невероятный запах - шлейф женственности, приукрашенный ароматами парфюма и дорогой косметики. Манящий запах красивой и свободной девушки. Девушки, которая на него работала. - Ещё чуть-чуть и я подумаю, что небезразличен тебе, - хмыкнул он, прижимая её ближе к себе.
– Всё в тебе хорошо, но тебе нужно научиться находить друзей. Некоторые могут приносить только неприятности, - закончил он, резко отталкивая от себя Савасаки так, чтобы она прямохонько отправилась в объятья Шизуо, и отошёл к двери. - До встречи... - уже громче и с обычной бодростью в голосе проговорил Изая, помахав голубкам ручкой. - Увидимся завтра, Савасаки-сан, - добавил он тише и скрылся за дверью в бар прежде, чем Шизуо отправился от "атаки". За Айко он не беспокоился. Орихара не стал бы её намеренно ранить, поэтому отказался от продолжения "дружеской встречи", но он не будет отвечать за последствия её действий - лезешь в драку, готовься быть битым.

+4


Вы здесь » Токио. Отражение. » ЦЕНТР » Бар "TopLESS"