Токио. Отражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Токио. Отражение. » ЦЕНТР » Мейд-кафе "Momoiro Kakairechou"


Мейд-кафе "Momoiro Kakairechou"

Сообщений 21 страница 40 из 54

21

Сегодняшний день, оказывается, был богат на знакомства. Второй раз к ней подсаживался совершенно незнакомый мужчина, и Хильд даже было напряглась поначалу, когда в ней заговорила подозрительность, но усилием воли ушастая заставила  ее умолкнуть. От возможной слежки Боец ушла, в этом она была более чем уверена, а какова вероятность встретить очередного желающего ее вернуть в надежные стены лабораторий? Правильно, минимальная. И подозревать всех и вся это значит, сильно портить себе жизнь и настроение, мешать себе радоваться миру и новым знакомствам... Нет-нет, на такое ушастая была не согласна!
В конце-концов, если на нее нападут - то будут сами виноваты, только и всего!
- Здравствуйте! - Хильд приветливо улыбнулась, вильнула хвостом и с любопытством посмотрела сначала на одного Бойца, потом на второго, а потом опять на подошедшего. Рейн был рыжим, как Абель, только при этом их рыжесть разительно отличалась друг от друга. Жертва была... тепло-солнечно золотистой, а вот подошедший Боец казался более резким, взрывным и вызывающим. А еще девушка решила, что Рейну не помешало бы хорошенько отдохнуть и выспаться, все-таки путешествие на нем сказалось.  - Ано... - ушки на пару секунд прижались к голове, потом вновь воспряли и Боец кивнула: - Хаай! Помогу. Правда, я тут в первый раз и не знаю, что здесь готовят вкуснее, - девушка пожала плечами с немного виноватым видом, но этот вид подлился всего-то ничего.
Вот так и получилось, что Хильд сменила столик, присоединившись к двум мужчинам. Но, кажется, уже не раз упоминалось, что подобные мелочи девушку не волновали, гораздо более забавным фактом ей показалось то, что все они Бойцы. Практически небольшое заседание!
- Охайо! - Хильд улыбнулась другу Рейна, а потом самому Рейну: - Меня зовут Хироко. Рейн-сан сказал, что у вас сложности с меню, это так? Вам помочь? Мне не сложно!
Черный хвост вильнул, согнулся в причудливый кренделек, и потом вновь принял более-менее приличный вид.

+1

22

Откровенно говоря, Шульдих был предвзят к Японии в целом, азиатам и азиаткам в частности. Он не любил их лица, фигуры, поведение, мимику, кухню - всё, заранее и только потому, что именно в это маленькое, островное государство уехал от него Кроуфорд пять лет назад. Словами Диего (мерой, приближенной к его ахинее), Рейн сказал бы, что такое отношение, изрядно портило ему карму. Конечно, пацифизма ему всегда не хватало, но состояние постоянной и фактически беспричинной агрессии утомляло, а ведь в Японии он всего лишь несколько часов.
Возможно, по этой, возможно, по какой-то другой причине, но общение с посторонним человеком с неазиатской внешностью показалось чудесной идеей. Особенно если речь шла о девушке с приятной внешностью, диким цветом волос и чудесной улыбкой.
- Спасибо, - улыбнулся в ответ рыжий. "С ума сойти, неужели в этом мире есть кто-то непуганый?" – даже с каким-то удивлением подумал он, наблюдая открытую и непосредственную реакцию ушастой: секундное замешательство, короткое раздумье, интерес и вот, она уже согласна. Даже в лучшем своем состоянии Шульдиху далеко не всегда удавалось так легко привлечь к себе внимание. Считать, что он выглядел чудесно, было глупо, признавать своё жалкое состояние не хотелось, в итоге рыжий сошелся на том, что результат их короткого диалога полностью заслуга его новой знакомой.
– Вы чудесная девушка, Хироко, - добавил Шульдих уже когда они оказались за их с Диего столиком. Сказал это абсолютно искренне, просто потому что хотелось, даже не сделать комплимент, а выразить своё мнение. - Но вам, наверное, часто об этом говорят? - и пусть что стандартно, зато без каких-либо лишних напряжений.
- А это, - немец указал на своего друга, - Диего. Он тоже по-своему чудесный, но я не стану вам рассказывать почему так - сами догадаетесь, - интерес сам по себе зверь голодный и ему постоянно нужна пища, в противном случае он может пропасть, а легкая атмосфера стать чем-то напряжным и неприятным. Шульдих не привык что-либо делать через силу и редко, откровенно говоря, редко кого-то заставлял идти против себя. В этом, как он думал, была его главная способность - не просто манипулировать людьми, а делать так, чтобы им нравилось происходящее. Только тогда реальность превращалась в приятную игру, а не в серое существование.
Но это лишь мнение Шульдиха, которое собирало вокруг него людей типа Диего или, как оказалось, Хироко - ярких, независимых и искренних с собой. Всё остальное же - повод, место, случай, - как правило, приходило само.
- В своём состоянии, я не оценю вкус пищи, но поесть что-то нужно, - возвращаясь к оставленному за столиком Хироко диалогу, произнёс рыжий и повернул к себе оставленное меню. - Обычно я не привередлив к еде, но... - Шульдих развел руками, словно бы пытаясь донести до девушки всю трудность своего выбора при данной обстановке: Японии, дико-розовое кафе и слегка обкуренный друг. - Я бы съел кусок мяса с картошкой, запил это содовой и вполне возможно, остался бы доволен. Там, - ткнув пальцем в меню, - есть что-нибудь в этом роде? - позволив Хироко обдумать ответ, Шульдих поднял взгляд на своего друга, с интересом посматривающего на ушастую. "Круг замкнулся", - хмыкнул рыжий.
- Я не знаю, надолго ли я здесь, - произнёс Шульдих, запоздало отвечая на услышанный до этого и чудом запомнившийся вопрос. - Если отправит домой, останусь до конца семинара, нет – до конца его контракта, - рыжий вроде бы даже безразлично пожал плечами, решив, что этот ответ был более-менее исчерпывающим, особенно с учётом того, что ни он, ни Диего не отличались постоянством в том, что касалось времени.
– Пойду, познакомлюсь с местными удобствами, - может неожиданно, но вполне закономерно произнёс Рейн, с трудом сдерживая очередной пустой порыв вывернуть собственный желудок наизнанку. Вторые сутки без еды, но с питьем, лекарствами и жутко раздражающими запахами делали своё дело. – Девочку не напугай, - бросил Шульдих прежде, чем отойти от столика в поисках туалета.

одет: облик американского туриста составляли «техасские» черные кожаные «казаки» на небольшом каблуке с металлическими вставками по подошве и цепью пропущенной через подошву, темно-синие стильно затертые джинсы, массивный черный ремень с металлическими вставками, белая футболка с черной надписью «Fuck me» и черная кожаная куртка. На правой руке часы довольно простой, но дорогой модели.
с собой: кожаная барсетка через плечо. В ней  две пачки успокоительного, снотворное, жевательная резинка, кошелек и паспорт. Там же разбитый телефон.
состояние: бледный, взъерошенный, нервный. Выглядит нездорово, лицо осунулось, под глазами темные круги. Ощутим запах перегара.

+1

23

Вообще, это было забавно. Крайне забавно. Встретить симпатичную девушку, находясь в ядрено-розовом мирке данного кафе, которая согласилась помочь двум явно подозрительным типам. Ленивая и почти незаметная оценка с точки зрения ВС дала понять одновременно многое и ничего. Возможно потому, что Диего было несколько... все равно, что тут творится. Драться он ни с кем не собирался, особенно если учесть, что воевать с девушками было вне его принципов. Кажется, никогда за свою жизнь он не поднимал руки на девушек, что было вбито в его голову с самого детства. И дело не в том, что он считал их слабыми – напротив, он думал, что есть такие девушки, которые без труда смогут одолеть взрослого мужчину. И особенно уж – этих инфантильных японцев.
Тут у них ведь даже и не разберешь порой, мальчик или девочка. Настолько похожи! И где вся необходимая мужественность? Впрочем, это не то, что могло бы меня волновать.  Лично мне просто до фени все их гендерные заморочки. Хотя... ошибиться было бы не так весело, но... вполне забавно. Вроде бы девка девкой, а потом р-р-р-аз! И член между ног.
Диего коротко фыркнул своим мыслям, но ничего озвучивать не стал. С одной стороны, Шульдих уже привык к любого рода мыслям, в то время как их новая знакомая, очаровательная европейка с японским именем, могла бы... озадачиться. Хотя когда это могло его волновать? Наверное, никогда.
- Приятно познакомиться, Хироко.  – он склонил голову, внимательно рассматривая девушку из-под ресниц. Ему нравилось, что она настолько яркая и позитивная. От одного ее вида и поведения хотелось улыбаться, как идиоту. Конечно, в какой-то мере в этом могло действовать то, что он курил... от этого с лица не сильно часто сползала идиотская улыбка. Точнее... в те моменты, когда он не сохранял это невозмутимое выражение лица. – Конечно, я уже осознал, что не всегда работают силы вселенского рандома. Но это было бы не так интересно, как силы рандома, которые работают для столь очаровательной девушки. Я даже не знаю, одни ли и те же силы рандома действуют на каждого человека. Возможно, можно было бы выбрат ь совершенно идентичный, но при этом случайный набор? – во время всего своег о небольшого монолога смотрел куда-то в сторону окна, но явно не рассматривая одинаковых пешеходов. Вот уж что, а за это недолгое время в Японии ему уже успели осточертеть эти одинаковые для него азиатские лица. Вот попроси – он даже китайца от японца не отличит. Хотя... а оно надо?
- И не лень тебе скакать туда-обратно, как заведенному? А если он решит, что тебе просто не хватает приятных и острых ощущений? – Диего коротко фыркнул, потом пожал плечами, - Железной птице доверия нет – она даже не умеет махать крыльями. А если кормить ее хлебными крошками, то это придется делать очень долго, пока она наестся. – он вновь пожал плечами, плавно делая очередную затяжку своей казавшейся вечной сигареты. Тут уже секрет не раскрывался – то ли она, действительно, была нескуриваемой, а то ли у него было огромный запас, из которого он оперативно все заменял. Оперативно и незаметно. – Может, предпочтешь кораблик? Алые паруса, принц на белой яхте, который кинет тебе в море надувной круг и желтую резиновую уточку? – он сощурился, неотрывно глядя в глаза своего друга. В какой-то мере во всей его речи была нескрываемая насмешка, но она не была злой – скорее, по-дружески вредной. Впрочем, в их отношениях такой тон был нормальным, ничего особенного. Как же не поддеть-то друга?
- Ты же в Японии, - теперь он уже отвечал на предыдущую фразу рыжего, обращенную к новой знакомой и содержавшую наименования еды, которые жаждал получить его друг, - Не стоит ли попробовать что-то из их деликатесов? Угри, креветки, рис, сырая рыба. Звучит забавно, не находишь? Может, что-то из этого? – он тихо фыркнул и качнул головой, провожая друга взглядом, когда тот отправился в сторону уборной. Видимо, исследовать новые белые просторы. После этого Диего неторопливо перевел взгляд на девушку, сидящую напротив.
- Неужели я настолько страшный? – он хлопнул ресницами, после чего затянулся ароматным дымом и на мгновение зажмурился, расплываясь в улыбке, - Вот Фредди Крюггер или Эдвард Руки-Ножницы... Хотя даже они такие лапочки, не находишь? Пять пальцев, пять ножей... ведь так удобно готовить! Из них бы получились отличные повара. – испанец качнул головой, внимательно глядя на девушку. – Бесполезно нанимать худого повара. Он все равно много не съест.

+1

24

В общем-то рыжий Боец был не прав: Хильд была совсем комплиментами не избалована, и как реагировать на них не знала. Вот что делать, когда в руках противника появляется оружие, было ясно, а как поступать, когда объявляют, что она «чудесная», было не понятно. Так что Хильд смущенно прижала ушки:
- Спасибо… - и тут же приветливо улыбнулась новому знакомому: - Приятно познакомиться, Диего-сан!
Этот Боец казался странным. Например, Хильд мало что поняла из его длинной речи, даже ее хвост на пару секунд изогнулся знаком вопроса, а ушки с интересом повернулись к Диего, навострившись. Он говорил необычно, и дело было даже не в акценте, а самих фразах и предложениях, в том, как слова цепляются друг за друга, образуя непривычные конструкции. Такого Хильд еще не слышала, и хорошо, что можно было немного отвлечься на прямой вопрос рыжего Бойца.
- Ано… Сейчас посмотрим, - девушка принялась листать меню, сосредоточенно шевеля ушками. – Ну вот смотрите, здесь есть обычное меню, а есть специальное, - на втором даже значилось название аниме, но Хильд оно ровным счетом ничего не сказало. Что поделать, в ряде областей познания Бойца были очень и очень малочисленными, можно даже сказать, никакими. – В первом только японская кухня, а вот тут, кажется, есть то, что вам хочется, Рейн-сан…
Хильд даже раскрыла страничку и хотела показать картинку новому знакомому, дав к ней перевод, но тому потребовалось отойти. Ну вот. Ладно, она вполне подождет возвращения мужчины, который дал такое забавное напутствие своему товарищу. Напугать ее? Вот еще! Хильд вообще ничего не боится! Девушка насмешливо фыркнула, весело смотря на Бойца напротив:
- Вы совсем не страшный, Диего-сан! И повар должен не есть, а готовить, ну, когда он выполняет свою работу, - Хильд замолчала на несколько секунд, подергала кончиком хвоста и тогда поинтересовалась: - Ано… Диего-сан, а кто такие Фредди Крюгер и Эдвард Руки-Ножницы?

0

25

- Pronto, очаровательная сеньорита, - произнес юноша, едва только на другом конце взяли трубку. – Не хотел бы казаться очень назойливым… но мне интересно, где ты сейчас находишься… и какие дальнейшие планы. Мне кажется, я смог наконец-то разобраться со всей работой на сегодня, так что дальше я полностью свободен. – даже в голосе сейчас слышалась его очаровательная улыбка, которая сияла на его лице. – Мне сегодня надо будет проводить для тебя экскурсию у себя дома? Прибраться, протереть везде пыль и спрятать скелеты в шкафу? – он поднял руку, рассматривая свои ногти с искренним удовольствием, почти любуясь.

Отредактировано Abele (2011-11-01 00:51:40)

0

26

Видимо, не судьба было для Хильд получить ответ на свой вопрос, так как в разговор настойчиво вклинился телефон девушки. Прижав ушки, Боец извинилась перед Диего и достала аппарат, чтобы ответить на звонок.
- Здравствуй, - хвост вильнул в приветствии, пусть даже собеседник был невидим. И Хильд вовремя вспомнила, что Абеля надо называть на «ты» и по имени. А еще Жертву оказалось очень приятно слышать, неожиданно для самой ушастой. Голос Абеля был таким… солнечным, и Хильд была уверена, что он улыбается. И обязательно сидит, с удобством разместившись в каком-нибудь кресле, или, еще лучше, на диване. – Это хорошо, я тоже свободна, - девушка непроизвольно тепло улыбнулась, а ушки с кисточками, было поднявшиеся, вновь спрятались в волосах. – Хай, я с удовольствием посмотрю твой дом! Даже со скелетами, я их не боюсь.
И в самом деле, с какой стати бояться мертвых костей? Живые люди гораздо опаснее… Хотя скелеты с Абелем не очень сочетались, но кто знает, чем Жертве нравится украшать дом.
- Мне до тебя доехать?

0

27

- Доехать самой? О, нет. Не стоит. Я могу тебя забрать. Где ты сейчас находишься? – итальянский лис чуть сощурился, немного меняя позу на более вальяжную. - Или, если хочешь, можешь двигаться в каком-нибудь направлении, а я тебя подберу по пути. – он снова улыбнулся своей сияющей улыбкой, уже предвкушая их встречу. Если честно, Абель был уже в нетерпении. – Я не ужинал еще, я буду ждать момента, когда мы сможем дома вместе покушать. Ты же еще ничего не ела? – в золотистом голосе прозвучала искренняя надежда. Конечно, готовить лис не умел, но это нисколько ему не мешало. Всегда находился тот, кто мог приготовить для него. На худой конец, были телефоны, позволявшие заказать еду напрямую из ресторана. А там уж люди свое дело знают, не обидят. Особенно если им платить очень хорошие деньги.
- Ну так… куда мне подъехать? Я смогу выйти из дома где-то минут через десять. И, в зависимости от того, где ты находишься, уже минут через тридцать заберу тебя. – он сощурился немного лукаво, ощущая какие-то небольшие нотки эйфории и предвкушения от их встречи. Боец, очаровательнейшая девушка… кажется, в некоторой степени это даже походило на свидание.
Кажется, этой красавице сейчас обзавидуются все мои поклонницы, которые о таком могут только мечтать.

0

28

- Забери, - Хильд кивнула. Почему-то от того, что Абель собрался за ней ехать, становилось очень  приятно. Хвост пару раз стукнул о ножки мебели, и ушасатая тут же отрицательно покачала головой: - Нет, я еще не ела, хотя и собиралась… Хочешь, я закажу с собой еды? Или не надо?
Да, Хильд была бы не против чего-нибудь перекусить, но она вполне может подождать, раз Абель попросил поужинать вместе. Тем более, что ушастой эта идея тоже понравилась, так проще говорить и спрашивать. Хотя какие именно вопросы задавать – Хильд не знала, все непонятности и озадаченности витали в ушастой голове фоном, не желая оформляться и становиться конкретными. Такими, чтобы их можно было озвучить.
- Ано… - Боец оглянулась. – Я в кафе "Momoiro Kakairechou", знаешь такое? Сейчас скажу точно…
Девушка шевельнула ушками, вызывая в памяти картинку таблички на здании, где был указан адрес, и тогда его продиктовала. Иногда ее обучение оказывалось неожиданно полезным в этой жизни, и тут же в очередной раз мелькнул главный вопрос Хильд, как долго она сможет не говорить Жертве о своем прошлом. Ушастая не была уверена, что Абелю нужно знать об этом, неизвестно, как он к этому отнесется. Боец быстро взглянула на Диего и улыбнулась, словно немного извиняясь за прозвучавший телефонный звонок.
- Давай, когда ты подъедешь, то позвонишь? Я тогда выйду.

0

29

- Ммм… давай. Закажешь тогда что-нибудь на свое усмотрение? – он мурлыкнул себе под нос, но так, чтобы девушка все поняла. – Я верю, что твой вкус сможет совпасть с моим… хотя да, признаюсь… я довольно привередлив к еде. Но я уверен, что мы с тобой сможем разобраться. – он искренне засмеялся, теперь уже довольно жмурясь, вытягиваясь на диване. Конечно, ехать куда бы то ни было совершенно не хотелось, но Абель прекрасно понимал, что не только должен… но и хочет встретить именно Хильд. Эта ушастая девушка чем-то его невероятно зацепило, в чем он даже не боялся себе признаться. Он был натурой увлекающейся, так что ничего странного в такого рода мироощущении не было.
Выслушав название кафе, итальянский лис коротко хмыкнул:
- Нет, название мне ни о чем не говорит. Да и… такого рода кафе может быть больше сотни по всему Токио, так что лучше было бы, если бы ты сказала мне адрес. – он тут же крайне довольно зажмурился, потому что девушка, словно прочитав его мысли, озвучила искомое, которое итальянец запомнил. Он даже уже примерно оценил, сколько ехать до этого места и как именно. – Да, я понял. Я думаю, мне надо будет не больше минут двадцати, получаса. Как раз за это время успеет приготовиться и ужин, который мы возьмем с собой домой. – он мурлыкнул, словно довольный кот.
- Да, тогда договорились. Я позвоню тебе, как только доеду. Ты помнишь мою машину? Впрочем… я сомневаюсь, что ты сможешь не заметить меня. – Абель немного лукаво улыбнулся. – Тогда до связи. Я скоро буду. – после чего он повесил трубку.

0

30

- Ди-е-го-сан. – это получилось ровно в одно слово, потому что именно так оно и прозвучало в сознании молодого испанца. Качнуть головой, потом чуть рассеянно отвести взгляд, теперь размышляя о том, насколько «солнце», которое исходит из слова «sun» может быть применима к чужим именам.
- Мне кажется, солнцу совершенно не нравится, когда его дарят и привязывают к другим людям. Не стоит трогать солнце, оно это не очень любит. А еще у него от этого появляются пятна. – короткая усмешка, после чего Диего откинулся на спинку сидения, несколько рассеянно наблюдая за Хильд. Он только хотел сказать, что думает по поводу данных колоритных персонажей мирового кинопроизводство, как у девушки зазвонил телефон.
Почти не вслушиваясь в разговор, парень стал задумчиво листать меню, просто скользя взглядом по строчками и даже не читая ничего. Скорее, он считал количество символов в них, потом перемножал и выводил свои закономерности, которые вряд ли кто-нибудь, кроме него, мог бы увидеть. Почти как игры разума, но не настолько, чтобы видеть в каждой букве намек на вселенский заговор.
Конечно, этот вселенский заговор несомненно существует, только вот я еще не понял… кто именно задумал его… мы, люди, или сама вселенная? Впрочем, это не так важно, не так важно. Главное, что земля еще не умеет думать. Иначе, как мне кажется, нас бы уже давно тут не было. Да-да, Марс, жди нас.
- Я совсем не страшный… если это слово повертеть и перевернуть, то можно представить, что оно обидное. А если вывернуть его обратно, то это может прозвучать как комплимент. Все зависит от отношения и положения в пространстве, - задумчиво произнес себе под нос Ди, после чего коротко хмыкнул, переводя взгляд на окно и снова считая этих пешеходов, которые были похожи друг на друга, как две капли воды.
Когда девушка договорила и повесила трубку, он даже не пошевелился. Лишь ровно через секунд тридцать перевел на нее взгляд.
- Пять пальцев, пять ножей. – он поднял руку, растопырив пальцы. – Вот тебе и Фредди Крюггер. Ему, наверное, очень неудобно завязывать шнурки. – Диего сощурился, не отрывая взгляда от девушки. – Почему есть демон-парикмахер? Мне кажется, демон-садовник было бы тоже неплохо.
Он легко потянулся, потом кинул взгляд на свой телефон. Сообщение. Это… весьма неожиданно. Как и сам текст.  Впрочем, об этом можно подумать позже. Но, кажется, сейчас ему придется уходить.

0

31

Туалетная комната оказалась ещё более прекрасной, чем само заведение. Мерзко бело-розовой, со скрюченным под тяжестью петли деревом на фоне. "Чудненько", - попытался себя обнадежить Шульдих перед тем как сделал первый вдох. И тут же радостный запах какого-то чрезмерно душистого мыла вызвал порыв выблевать желудок на отвратительно чистый пол. Что Рейн и безуспешно попробовал, наслаждаясь после этого всеми оттенками желчи, застрявший посредине пищевода. - "Я его убью", - вяло подумал рыжий, задыхаясь от недостатка свежего, несвежего, но хоть какого-то воздуха.
"Здесь как в больнице, только пахнет не хлоркой", - больше всего хотелось перекурить, но на пустой желудок никотин надолго утвердит плохое самочувствие, поэтому сперва стоило справится с первой нуждой, умыться, привести себя в подобие порядка (а то бледно-рыжая тень на фоне бело-розовой стены пугала даже его), поесть и только после думать об отраве. Если вообще думать... "Признаться, эти перелеты просто вынуждают обратить внимание на здоровье".
Вода, текущая из-под включенного крана, радовала глаз. Она была прозрачненькой и пахла свежестью, слегка перебивая запах мыла, но только до тех пор, пока рыжий не рискнул им воспользоваться. Только этого с двойной силой завоняло персиками, впрочем, на Шульдиха это почти не оказало влияние. "Видимо вырабатывается иммунитет", - решил рыжий и, вытерев лицо, вернулся обратно в зал.

Тут все осталось в том же положении. Розовые стены, розовые шторы, сидения с элементом розового на фоне белого пола и, наконец, фуксия. Последнее ему определенно нравилось, даже несмотря на присутствие рядом слегка укуренного испанца.
- Я тебя ненавижу, - прерывая монолог Диего, сходу заявил немец. - Ты мне жизнь портишь. Весь такой позитивный, несущий бред, несуразный... разумеется, выбранное тобой заведение окажется тебе под стать. Это просто ужас какой-то! Словно в дурдоме оказался. В сладостно-розовом дурдоме. И даже не думай ржать надо мной, - предупреждающе заметил Шульдих и только после этого сел, обращаясь уже с почти невымученной улыбкой к... "Хироко... Кажется, её звали Хироко".
- Как вы тут без меня? Надеюсь, этот странный дядька не обижал тебя? - по крайней мере, в одном рыжий был уверен. Из них двоих он все равно не выглядел более странным.

одет: облик американского туриста составляли «техасские» черные кожаные «казаки» на небольшом каблуке с металлическими вставками по подошве и цепью пропущенной через подошву, темно-синие стильно затертые джинсы, массивный черный ремень с металлическими вставками, белая футболка с черной надписью «Fuck me» и черная кожаная куртка. На правой руке часы довольно простой, но дорогой модели.
с собой: кожаная барсетка через плечо. В ней  две пачки успокоительного, снотворное, жевательная резинка, кошелек и паспорт. Там же разбитый телефон.
состояние: бледный, взъерошенный, нервный. Выглядит нездорово, лицо осунулось, под глазами темные круги. Ощутим запах перегара.

0

32

- Извините, - Боец немного смущенно улыбнулась, убирая телефон обратно в сумочку.
Хильд сосредоточенно пошевелила ушками, старательно пытаясь понять мысль Диего-сана. Про пальцы и ножи, хотя бы потому, что связь их, демонов и садовников, Боец не улавливала. По всему выходило, что привязывать на пальцы клинки было очень неудобно. Нет, с одной стороны, они могли бы стать грозным оружием, но вот с другой, возникали проблемы. Например, что иногда нужно ударить кулаком, или же что-то схватить, а еще ножи тогда обязательно должны были бы быть очень качественно зафиксированы, чтобы не отлетели. Пожалуй, один нож в руке был не менее эффективен, если им уметь пользоваться, конечно, да и более практичен. Например, его можно метнуть – а как это сделать, если клинок привязан? Хотя, предположим, если вместо ножей использовать тонкие лезвия, и жестко их зафиксировать на подходящей перчатке, которую можно, при надобности, быстро снять и одеть…
От таких вот фантазий ушастую отвлекло появление рыжего Бойца. И при взгляде на него девушка заволновалась: ну, он был такого цвета, который людям совсем не положен. Живым людям, имеется в виду.
- С вами все в порядке? – Хильд встревожено посмотрела на мужчину, хвост пару раз стукнул об пол. – Может быть, вам чем-то помочь, Рейн-сан? Вам бы сейчас отдохнуть… и может быть лекарство съесть какое-нибудь? – чуть неуверенно добавила Хильд. Увы, вот в лечении она была совсем малосведуща, ну то есть как, к примеру, перевязать рану – знала, а вот что делать, когда человек так выглядит, нет. Еще девушка вспомнила, что ей иногда предварительно определяли температуру потрогав лоб, так что, недолго думая, Боец положила ладонь на лоб рыжего мужчины. Вроде бы нормально…
Подошла официантка, и ушастая воздержалась от дальнейших расспросов, хотя и косилась чуть на Рейна. Хильд продиктовала свой заказ на двоих, попросив его упаковать с собой. Что понравится Абелю, она не знала, и решила проблему просто: заказала разного, и понемногу.

0

33

----------> Звонок на мобильный Шульдиха

Мягкое гудение звонков в телефонной трубке. Монотонный звук сигнала вызова, которые не меняется  со дня изобретения телефона. Будь он чуть более сентиментален и не столь прагматичен, то пожалуй мог бы сравнить сигнал вызова с урчанием механической кошки. Правда, кошек он считал на редкость бесполезными и надоедливыми животными.
Один его приятель, из тех коллег, с которыми ты замечательно проводишь время в перерывы на работе и даже можешь пригласить его в воскресение посмотреть бейсбол, но никогда не предложишь даже просто зайти в гости, как-то сказал, что они с Шульдихом живут как кошка с собакой. Было это после очередного выговора на грани скандала, когда злой и раздосадованный немец вылетел из кабинета на грани истерики с украшением в виде отпечатка оплеухи на щеке, оставив его на грани инфаркта. Если подумать, то Шульдих вполне подходил под описание кота. Хотя бы наглостью. С другой стороны, провести ассоциацию не выходила. Насколько Брэд помнил кошек, они были мягкими, пушистыми и назойливыми. Издавали звуки и спали в тепле, свернувшись в клубок. Рыжий тепло любил. И был назойлив вне всякой меры. В остальном начиналось катастрофическое расхождение. Если Шульдих засыпал на кровати, то места на ней не оставалось даже одеялу с подушкой. Эта манера разбрасывать повсюду свои вещи, оставлять где попало недоеденную еду. Способность засунуть пульт от телевизора в морозилку, а потом неделю его искать... Это бесило настолько, что с каждой неделей перепалки становились все ярче, громче, травмооопасней. После очередного выяснения отношений, на тему того, что полотенце - это средство личной гигиены и вытираться им может только его владелец, Брэд смирился с мыслью о том, что скоро перед их домом придется вешать вывеску "Осторожно! Злой хозяин!". Кошка с собакой, да?.. Когда им приходится жить на одной территории, рано или поздно лай и мяуканье стихает. Кроуфорд ухмыльнулся воспоминаниям и налил себе еще виски - это становилось дурной привычкой, но вечером все равно придет японец, и сохранять ясность рассудка к этому моменту довольно опасно. Ведь желание утопить его в конце-концов может перевесить перспективу секса, которой если честно уже порядком надоел.
Гудки в трубке были монотонными, но их наличие уже несказанно радовало. Так что, когда на другом конце наконец-то сняли трубку, Кроуфорд был готов ко всему, включая оповещение о том, что это террористы и им нужен выкуп в пару миллионов долларов. Пока же, он просто спросил:
- Шульдих

Отредактировано Brad Сrаwford (2011-11-27 20:37:58)

0

34

От предложения скушать лекарств Шульдих сморщился так, словно только что съел лимон, запив его уксусом. Выражение лица не помогло удержать даже искреннее сочувствие Хироко. Рейну оно, несомненно, польстило, но поддержать его, успокоить, сказать что-нибудь утешающее, не вышло. Слишком тошно было вспоминать о лекарствах в целом и тех, которые были приняты сегодня, в частности.
- Лекарства я уже съел. Мне бы их чем-нибудь вкусным закушать. Тяжело на голодный желудок химию переваривать. На сытый тоже нелегко, но я постараюсь, - он улыбнулся, почувствовав теплую ладонь на своем лбу и едва даже не смутился. Уделять внимание девушки само по себе приятно, но когда едва знакомая красавица с невероятным цветом волос оказывает внимание тебе в ответ, это прямо вдохновляет.
- Не беспокойтесь, Хироко, я не собираюсь помирать прямо сейчас, - подмигнул девушке рыжий, едва удержавшись от какого-нибудь велико-пафосного жеста - ну там ручку поцеловать, или поклониться. Фиг знает, какие тут традиции. Может за поцелуй ручки ему сразу в морду дадут или в тюрьму отправят, хотя с судами в основном туго дела обстояли в Америки. Вот уж где подавать иски входило в рамки национальных соревнований. А поклон вполне мог кончиться неприятным обмороком, слишком вяло и нечетко смотрелось всё кругом.
- У вас довольно героическое имя, вы знаете? - поинтересовался Шульдих, упрямо игнорируя официантку, и вздрогнул, когда его телефон отчаянно завибрировал, выдавливая из себя стандартную мелодию. "Что ещё?" - хмуро подумал рыжий, выуживая подбитый раритет из кармана и глянув на треснувший экран среди черных наплывов которого информации не угадывалось.

Шульдих нажал на кнопку вызова на втором или третьем гудке и выжидательно замер с трубкой у уха. Возникла какая-то противоестественная уверенность в том, что он узнал звонящего ещё до того, как услышал его голос. В телефонной книге номер Кроуфорда не выделялся ничем - никакой лишней информации, никакого веселенького рингтона на вызов, только фамилия и ряд цифр. Узнать его было невозможно, но он всегда звонил неожиданно и как-то по-особенному безапелляционно.
- Шульдих? – услышал рыжий и улыбнулся, давая себе секунду, чтобы насладиться ликованием. Кроуфорд позвонил ему как раз, когда было нужно, ведь немец слабо себе представлял, где он живёт и как до него добраться. Даже когда его Жертва соизволила делиться какими-то незначительными кусочками жизни, до адреса у них дело так и не дошло.
- Да, а ты ожидал услышать кого-то другого, милый? - автоматически переходя на английский поинтересовался Шульдих, сам не до конца понимая, какой черт его дернул обласкать Кроуфорда словами. Не оценит же! Возможно, даже разозлиться. Но для немца, который преодолел сотни километров, океан и фобию, это не казалось важным. Важным было то, что их разделяет разве что несколько часов езды в такси. Кусок идиота. И, как очевидно, идиота-романтика.
- Ты что-то хотел? - сглаживая свою нелепость, поинтересовался рыжий. О делах Кроуфорд всегда говорил охотно, а без дел обычно не звонил. – Потому что я хотел и хочу.

одет: облик американского туриста составляли «техасские» черные кожаные «казаки» на небольшом каблуке с металлическими вставками по подошве и цепью пропущенной через подошву, темно-синие стильно затертые джинсы, массивный черный ремень с металлическими вставками, белая футболка с черной надписью «Fuck me» и черная кожаная куртка. На правой руке часы довольно простой, но дорогой модели.
с собой: кожаная барсетка через плечо. В ней  две пачки успокоительного, снотворное, жевательная резинка, кошелек и паспорт. Там же разбитый телефон.
состояние: бледный, взъерошенный, нервный. Выглядит нездорово, лицо осунулось, под глазами темные круги. Ощутим запах перегара.

Отредактировано Schuldig (2011-12-03 10:34:09)

0

35

Говорят, что голос возлюбленного радует, заставляет сердце трепетать и еще что-то там безумно романтическое, отвратительно-приторное и желающее убраться как можно подальше и никогда не влюбляться. Когда в трубке все же раздался довольный голос, Брэд скрипнул зубами, перебарывая в себе желание сказать рыжему пару ласковых, нежных слов с которых обычно и начинались все разборки. Пришлось напомнить себя, что он имеет дело с психически нестабильным засранцем, с раздутым самомнением и верой в то, что король этого мира - он, прекрасный. Сообщать немцу свои истинные мысли по этому поводу в планы Кроуфорда пока не входило. Так же в ближайших планах не было скандала. Скривившись от одной только мысли, как эта рыжая скотина сейчас сидит где-нибудь самодовольно улыбаясь и светясь как стовольтная лампа, Брэд глухо спросил, старательно отгоняя от себя чувство идиотического облегчения. То, что Шульдих сам взял трубку, нормально и даже жизнерадостно ответил было хорошим показателем. Это означало, что по-крайней мере физически с ним все в порядке.
- С учетом того, что на звонки ты не отвечал, мое сообщение проигнорировал, а твой телефон был вне зоны действия сети, я уже прикидывал сколько миллионов долларов потребуют за твою шкуру в этот раз и стоит ли ее спасать, - игривый тон удалось поддержать с легкостью. Видимо выпитый виски сказывался, вызывая расслабленность. Теперь Шульдих не станет подозревать ничего серьезного, и вряд ли сочтет звонок признаком волнения. Скорее очередной проверкой.
- Власти над миром? Чтобы "Тигры Детройта" победили в воскресение в четверть финале? Пары часов в гольф? - Кроуфорд вздохнул и потер переносицу. Переносить разговор в игривую плоскость было вполне в духе Шульдиха, а еще именно так он всегда уходил от темы, когда хотел что-то скрыть. - По поводу твоих желаний я в курсе. В них обычно входит секс, секс, секс, еда, еще немного секса, и еще немного секса, новая машина, и еще немного секса. Или я что-то упускаю? - ядовито осведомился Кроуфорд, проверяя машинку для производства льда. Тех пары секунд, которые он потратил на раздумья стоит ли выпить еще стакан виски или нет, вполне хватило для того, чтобы определиться со следующим.
- Где ты был эти 12 часов? - окольными тропами от Шульдиха ничего не добьешься. Взгляд американца потяжелел, а губы сложились в жесткую складку, - И отвечай без фокусов, пока я взялся проверять твое местоположение через GPS.

0

36

Шульдих отстраненно улыбался, слушая Кроуфорда. Попытка американца пошутить на самом деле звучала довольно нелепо, но рыжему было приятно, что ему подыграли. Даже, несмотря на то, что верилось в это с трудом. Кроуфорд, насколько помнил немец, обладал весьма своеобразным чувством юмора. Он редко улыбался по-настоящему и был настолько вызывающе мужественным, что его так и хотелось затянуть в какую-нибудь абсурдную ситуацию: на сцену, детский утренник, клуб.
Всегда-собранный-Кроуфорд должен был иногда терять маску, притом не превращаясь в чудовище. Должно же быть там внутри что-то теплое, мягкое, не считающее денег, не думающее о выгоде, что-то искреннее...
- Я так давно этого не слышал... Прямо ностальгия. О чем ты, Кроуфорд? За мою жизнь ты вроде как давно не в ответе. Не волнуйся, твои миллионы останутся при тебе, - произнёс Рейн и задумался. Ощетиниться, вздыбиться, показать когти - это так естественно. Так соблазнительно - ляпнуть что-нибудь вроде "забери мня отсюда, Брэдли" или "спаси меня" и бросить трубку. Сколько Кроуфорду понадобиться времени, чтобы найти его и приехать в это кафе? Что он будет делать? Когда хочется узнать искренен ли человек, это всегда можно проверить, но... "Он убьет меня..."
- О, Брэдли, никакого здоровья не хватит на такой образ жизни! Хотя секс, конечно, хорошо. Особенно когда его много и он хороший. Если верить Фрейду, ты как раз о чем-то таком сейчас думаешь: секс, машина, деньги... а вот кушать тебе нужно чаще. - "Мне кстати тоже", - вяло послушав мелкое бурчание в желудке, заметил рыжий и отвернулся от официантки. Ну не мог он сейчас заказывать! Для этого нужно было говорить, а это означало, что Брэд мог услышать... Не великое горе, но Шульдиху хотелось сделать сюрприз, похвастаться, получить награду. Учитывая его жалко-зеленое состояние, триумфа от встречи он не испытает и совсем не будет готов к тому, что Кроуфорд не рад его видеть.
- Извини. Я был сильно пьян и уснул, выключив предварительно телефон, а потом уронил его, повредив экран. Я не видел твоего сообщения и не знал, что ты мне звонил. Звучит неправдоподобно, но это так, - и ведь ни одного слова лжи! Он мог быть собой доволен. - Со мной всё хорошо, спасибо за беспокойство, - почти по-кошачьи мягко произносит Шульдих, напрочь забывая о том, что они далеко не рядом друг с другом и это всего лишь телефонный разговор.
- Но если так волновался, давно бы проверил моё местонахождение. Двенадцать часов это долго. Я восхищен твоим терпением, - совсем немного, но с ехидством произносит рыжий. Удержаться от лёгкой подколки не выходит. К тому же это маленькая месть за "секс". Можно подумать он ни на что другое не способен! - Кстати! Ты не мог бы мне сказать свой адрес в Токио?

одет: облик американского туриста составляли «техасские» черные кожаные «казаки» на небольшом каблуке с металлическими вставками по подошве и цепью пропущенной через подошву, темно-синие стильно затертые джинсы, массивный черный ремень с металлическими вставками, белая футболка с черной надписью «Fuck me» и черная кожаная куртка. На правой руке часы довольно простой, но дорогой модели.
с собой: кожаная барсетка через плечо. В ней  две пачки успокоительного, снотворное, жевательная резинка, кошелек и паспорт. Там же разбитый телефон.
состояние: бледный, взъерошенный, нервный. Выглядит нездорово, лицо осунулось, под глазами темные круги. Ощутим запах перегара.

Отредактировано Schuldig (2011-12-03 10:34:24)

+1

37

Современное общество постоянно находится в движении - спешка, деловые встречи, пробки, метро. Ритм жизни ускоряется с каждым днем. Когда он жил в Калифорнии все было иначе. В Лос-Анджелесе дела решаются не как в Токио. Там деловая встреча может проходить в бассейне, а самое крупное и долгосрочное партнерство будет заключено на вечеринке в честь какой-то кинопремьеры. Город, в котором все решает то, как ты выглядишь. Ум, сноровка, смекалка - это просто неплохие приложения к внешности. Когда впервые Кроуфорд оказался в Токио, то решил, что он похож на Нью-Йорк - город с сумасшедшим ритмом, в котором воскресную газету ты получаешь уже в субботу вечером. Но впечатление было обманчивым. Странное место, населенное странными людьми - невероятное сочетание самых последних технологий с огрызками древности, труднопонимаемая мораль, которая позволяет встречаться за деньги со школьницами и спать с мужчинами, но не позволяет уменьшить угол наклона при приветствии определенного человека. Прожив в Японии пять лет Кроуфорд так и не смог привыкнуть к этой стране. Но Шульдиху она бы наверняка понравилась. Он любил яркие вещи. 
- Сколько раз тебе повторять, чтобы ты не называл меня так? - вышло более устало, чем он хотел. Было сложно определить по голосу состояние немца, но на умирающего он точно не тянул. Уже хорошо.
- Допустим, - он все же налил еще один стакан. На кухне было сизо от сигаретного дыма, пришлось включить вытяжку, - И что сподвигло тебя на алкогольные подвиги? Что-то я не помню в тебе манеры напиваться до отключки.
Они не говорили 12 часов, а сложилось чувство, что это было как минимум месяц назад - слишком в быстром темпе движется человечество. Возможно поэтому институт семьи и брака настолько упал в цене? И все же, человек старается подобрать себе пару. Даже если это  будет старый толстый кот. Настолько ли страшно одиночество, как о нем говорят? Кроуфорд выпустил дым из легких.
- У меня были дела более срочные и важные, чем слежка за твоей персоной. К тому же, обычно ты справляешься. Если конечно не раскрываешь рот на то, что не в состоянии проглотить.
На такое пренебрежительное отношение Шульдих если не обидится, то запомнит. Кроуфорд хмыкнул. В одиночестве нет ничего необычного или страшного. Во всяком случае он всегда чувствовал себя комфортно, если рядом не было никого. Все очень просто - так меньше ответственности. Ты отвечаешь только за себя - свои поступки, свои решения, свои действия. Если кто-то живет рядом с тобой, тебе приходится делить ответственность.
- А что, хочешь мне прислать в подарок на день Благодарения очередной безвкусный платок?
Адрес он сказал машинально, словно при заказе пиццы на дом. Шульдих уже напомнил ему о питании, теперь за это зацепилось даже рациональное сознание. Поморщившись, Кроуфорд вспомнил, что в холодильнике из готового в употребление лежать только презентованные ему суши из какой-то невероятной рыбы. Суши он на дух не переносил, но в Японии отказываться от подарков не принято. Оставалось надеяться, что его вечно-голодный Боец эти суши проглотит вместе с упаковкой. От воспоминаний о Бойце у него заныли зубы.
- Я позвоню позже, - стандартное прощание. "Позвони мне". Он действительно позвонит. Как только закажет еду на дом. Сейчас и правда не помешает заняться своим питанием, если он конечно не хочет заработать себе язву, питаясь виски и сигаретами, - И надеюсь к тому моменту ты себе купишь новый телефон или хотя бы не утопи этот в соке.

Звонок завершен

0

38

- Моя любовь же к тебе безгранична, - в ответ на язвительное заявление немца, испанец лишь лучезарно оскалился, легко пожимая плечами. Ну, мало ли у кого, какие проблемы. С этим ведь надо справляться, на то они и живут. Просто бороться, бороться и еще раз бороться. Вот только у всех совершенно разные вещи, которые не дают им успокоиться.  Даже у Диего были такие, которые, впрочем, были малозаметны за этим весьма укуренным, но от этого не менее довольным состоянием. И даже это бесцеремонное вмешательство в его монолог, никак не смогло опустить настроение хоть на йоту ниже. Или на эпсилан. Какая, к черту, разница?
- Между прочим, я нисколько не виноват в том, что когда ты попросил выбрать заведение, именно это оказалось самым первым, что я увидел. Если бы ты попросил об этом хоть на минуту раньше или позже, то мой выбор был бы иным. Так что это исключительно твоя вина, - в голосе сквозит одно легкомыслие, что нисколько не смутило Диего, слишком просто относившегося к такого рода проблемам. У него была его собственная, о которой было нужно париться, так что замечать чужие проблемы и уж погружаться в них было бы совершенно лишним. Достаточно было и собственной проблемы с невероятно красивыми глазами.
- Я и не собирался ржать над тобой. Хочешь? – взгляд темных глаз нашел глаза рыжего, становясь каким-то лукаво-хитрым. Не надо было договаривать, чтобы понять, о чем именно шла речь. Ну а что? Диего никогда не имел проблем с такого рода вещами, а уж для друга ничего не жалко, что он и озвучил, - Мне для любимого друга ничего не жалко. Ты уж должен был бы об этом знать. – снова широкая улыбка, после чего испанец откинулся на спинку сидения, прикрывая глаза и в некоторой степени абстрагируясь от всего происходящего вовне. Он как-то слишком быстро терял интерес ко всему, а потому и данная ситуация не была для него исключением. Нужно было что-то, что поддержит этот интерес, разожжет любопытство, но… увы, этот очаровательный обед в истерично розовом заведении, который изначально представлялся весьма забавным и увлекательным, теперь превращался во что-то крайне тягостное и скучное. Особенно когда у Шульдиха зазвонил телефон, а он стал долго и мучительно о чем-то разговаривать, Ди ощутил накатывающие волны скуки. Он вновь полистал меню, оставаясь при себе со своими довольно странными и дикими мыслями, грозившимися перетечь в долгие монологи, которые никто почти не понимает. Впрочем, сам он всегда понимал все, что хотел сказать или донести. Это уже проблема остальных, что их мышление настолько сильно отличается от его мышления, что никто не в силах даже немного проследить его логические и ассоциативные цепочки. Впрочем, его это не напрягало ни в коей мере. Было достаточно того, что его ум позволял не только прослеживать эти длинные и запутанные цепочки, но и проводить анализ на нескольких уровнях одновременно, создавая целые «этажи» ассоциация и логических выводов. Впрочем, кому это надо было? Вот именно, сейчас – никому.
Собственные мысли уже почти не радовали, так что пришлось искать что-то новое для себя. Немного рассеянный взгляд блуждал по скучноватому пейзажу за окном, словно желая хоть за что-то зацепиться. Одинаковые люди в одинаковых костюмах, которые одинаково спешили по своим, вероятно, не таким уж одинаковым делам. Хотя чем черт не шутит? Все это вгоняло в тоску, так что Диего пришел к одному довольно логичному выводу: ему совершенно не нравилась эта страна. И он бы не хотел здесь задержаться дольше, чем этого требовала его «проблема». А потом – вновь на поезд-паром-поезд… и никаких проблем. Наверное, та небольшая квартирка в Амстердаме уже давным-давно заждалась своего владельца. И ведь все там будет нетронуто, все выглядит так, словно он вышел лишь на пять минут, а не уехал через весь мир в совершенно неизвестные для него края.
- Так, я вижу. – он довольно внезапно поднялся на ноги, что-то активно высматривая за окном. То ли кого-то увидел, то ли что-то… со стороны уж точно было неясно. – И мне очень срочно пора. – обернуться к девушке и легко поклониться, чуть сощурившись. – Хироко. Рад знакомству. Был. – после чего посмотреть уже на друга. – Удачи, рыжий. С тобой еще точно увидимся, если все будет ништяк. – он ухмыльнулся и похлопал друга по плечу, после чего протянул, - Разве что если ты не соберешься опять куда-нибудь лететь. Неужели это доставляет тебе какое-то мазохистское удовольствие? – Ди коротко фыркнул и развернулся, не дожидаясь ответа, чтобы исчезнуть за дверью, а потом и раствориться в толпе прохожих.
Так похоже на него, столь резко и внезапно менять мнение, идеи и планы. Слишком продуманное не радовало его и заставляло скучать. А скука, как известно, убивает даже сильных. Особенно сильных.
Улицы города (пока что условно)

0

39

- Извини, - рыжий даже не попробовал изобразить чувство вины. Зачем? Кроуфорд вряд ли примет его слова на веру, а он вряд ли даже искренне раскаявшись может утверждать, что этого больше не повторится. Ему нравилось действовать порывисто. Нравилось совершать сумасшедшие поступки. Только так он мог прочувствовать глубину жизни.
- Ты позвонил в чем-то корить меня? - со сдержанным интересом спросил Шульдих. Тон разговора понемногу развивал радостную эйфорию. В чём-чём, а в каких-то глупостях Кроуфорд не имел права его попрекать сейчас, спустя пять лет. Думал ли он, что его нравоучения огородят немца от проблем или просто находился в плохом расположении духа, неважно. После такого обращения (особенно с учётом его необоснованности) только сильнее тянет рот на то, что невозможно заглотить сразу. - Впрочем, неважно. - "Никто не мешает откусывать по кусочку и тщательно прожёвывать", - улыбка рыжего вышла ехидной и косой, хотя порыв разозлиться не продлился слишком долго, чтобы обратить на него внимание.
- Возможно, - снова искренне улыбнулся Рейн, предвкушая забаву, которую давал ему адрес. Он уже был готов поинтересоваться, дома ли Кроуфорд сейчас, но решил, что это слишком подозрительно. Не дай Бог действительно бросится вычислять его местонахождение через мобильный. - Ты никогда не простишь мне тот случай. Уговорил, сегодня без утопленников, - немного отстранённо улыбнулся Шульдих, слушая гудки. - До встречи.

- Эй! - внезапный порыв Диего сорваться с места и куда-то погнать, вместо того чтобы... показать другу Токио, пообедать в кафе, побеседовать с красивой девушкой, как минимум, удивил, а по максимуму принёс такой детский недоумевающий негатив. "У него точно с головой не всё в порядке"! - недовольно фыркнул рыжий. Он не боялся заблудиться в городе и вполне мог пообедать наедине с кем-то, но... - "С ним невозможно. Стоило только пять минут не обращать на него внимание, и вот вам - намылился на выход так, словно стул под его седалищном местом горит".
- Оставь самолёты в покое! С чего ты так вдруг... - в спину уходящему говорил немец, пока дверь, наконец, не закрылась. - ...ушел. Нет, ну ты посмотри на него! - недовольно выстукивая пальцами по столешнице, рыжий смотрел на девушку. Планы можно было не менять, но добродушно-беспечное настроение ушло вместе с укуренным испанцем.
- Я, наверное, тоже пойду, - поднимаясь со своего места, произнёс Рейн. - Такая красивая девушка не должна одна сидеть в кафе, а моё общество может быть неправильно воспринято твоим ухажером. До свидания, героическая Хироко. Может нам и повезёт как-нибудь встретиться при более спокойных обстоятельствах. Рад был с тобой познакомиться!  – так было действительно лучше, чем портить девушке обед своим пьяно-бледным видом.

Квартира Брэда Кроуфорда

одет: облик американского туриста составляли «техасские» черные кожаные «казаки» на небольшом каблуке с металлическими вставками по подошве и цепью пропущенной через подошву, темно-синие стильно затертые джинсы, массивный черный ремень с металлическими вставками, белая футболка с черной надписью «Fuck me» и черная кожаная куртка. На правой руке часы довольно простой, но дорогой модели.
с собой: кожаная барсетка через плечо. В ней  две пачки успокоительного, снотворное, жевательная резинка, кошелек и паспорт. Там же разбитый телефон.
состояние: бледный, взъерошенный, нервный. Выглядит нездорово, лицо осунулось, под глазами темные круги. Ощутим запах перегара.

0

40

Съемная квартира Ямады

Дело было обыденным и тоже привычным: купить лекарства в аптеке по нескольким рецептам. Отоваривался Ямада все время в разных, на всякий случай. Пустота в голове воодушевляла, ему нравилось вот так, без мыслей, способствует свежести взгляда на окружающие предметы. Это нормально, цепляться глазами за яркое в окружении серости, поэтому Сай машинально не терял из виду необычную макушку Бойца впереди, все равно шли в одну сторону, только монотонность ходьбы дала трещину, когда девушка остановилась и обернулась, будто что-то разыскивая. У Сая была хорошая память на лица. Обыденное явление, видеть ее он мог где угодно, но что-то было не так, и это странное ощущение какого-то несоответствия чему-то, чего Ямада не мог понять, заставило его пойти за ней и дальше, хотя ему нужно было свернуть на перекрестке направо.
В такие места он не ходил не потому, что цветовая гамма не устраивала, а потому что. Не ходил и все. Произнесенное рядом слово "Хозяин" заставило нервно вздрогнуть и наконец-то пристальнее взглянуть на окружающее. Смешно не было, не раз подобное обращение использовал и он, наверное даже контекст был похожим: "чего желаете". Только ракурс не тот. Поднялось откуда-то из глубины темное такое, привычное,  родное: смесь страха, отчаяния и ненависти, рыкнуло и спряталось обратно, оставив нити пота между лопатками.
Ямада не любил, когда собиралось больше одного Бойца на несколько квадратных метров, а тут количество зашкаливало, и это внушало инстинктивное беспокойство. Не ввязываться, избегать, выворачиваться - не мог он себе позволить Бои не по приказу Отдела. Слишком многое вскрылось бы тогда по поводу самого Ямады, а так иллюзия того, что его покладистость и бесприкословность дает ему хороший отвод от пристального внимания Волков, была очень мягкой и шелковистой, заворачиваться в нее было сполшным удовольствием. Что плохого в самообмане? Потеря бдительности.
Дышать стало легче, когда девушка осталась одна. Что в ней такого Сай так и не вспомнил, и подходить не хотелось, но свербило где-то в голове, сильно и настойчиво, списать на мигрень не получалось. Прикинуться идиотом - самое легкое и простое, то, что нужно. И врать не надо.
Он сел напротив, сияя улыбкой, открытой и искренней. Голос - тоже оружие. 
- Извините, что пришел на смену ушедшим, но не было уже сил никаких смотреть и ничего не делать. Вы мне знакомы, у меня хорошая память на лица, но где я вас видел вспомнить не могу. Помогите, а?

Отредактировано Ямада Сай (2012-03-02 15:49:16)

0


Вы здесь » Токио. Отражение. » ЦЕНТР » Мейд-кафе "Momoiro Kakairechou"