Токио. Отражение.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Токио. Отражение. » ЦЕНТР » Улицы


Улицы

Сообщений 101 страница 120 из 141

101

Hinomoto Noeru

- Парень под колеса бросился? Ой... а чего это он? С ним все в порядке? - заволновался Тейра, словно тот незнакомый парень был как-то ему дорог.
Хотя если не вслушиваться в твою фразу, то может показаться, что закусывал ты парнем... Жертва. Ага, значит ты Боец. Ну вот и славно.
Рыжий чуть улыбнулся и кивнул.
- Да не расстраивайся ты так! Ну хочешь... ммм... можешь тоже постоять посреди дороги, я тебя спасу! - самоотверженно заявил Боец, хихикая, - теперь я стану героем, а ты сразу почувствуешь, как это забавно, когда тебя спасает прекрасный принц. Хотя я не принц и не особенно прекрасный... но в целом для спасения я ничего такой, вполне миленький, как думаешь?
Конечно, Тейра понимал, что сейчас несет неадекватный бред. Но было невообразимо приятно, что этот чуть мрачноватый парень все же остановился, не поехал дальше, как остальные. Было приятно, что ему бескорыстно помог другой Боец. Мог же проехать, а вот взял и спас. И от неприятностей с полицией, и от возможного шага под машину.
- О, у меня деньги случаются довольно часто, - важно заявил ушастый, прочувствовав в очередной раз кайф от того, что не потратил всю наличность за один день, и сейчас можно угостить своего нового знакомого-спасителя. - Но задерживаются не особенно надолго. - Светлый образ богача был тут же разрушен, но Тейра даже не заметил, - а у начальников всегда много денег... На то они и начальники. А где ты работаешь? - с интересом.

--------> Кафе "Уютная КОФЕшка"

Отредактировано Sawato Teira (2011-05-14 20:14:03)

0

102

Ishii Toru, Кенчи Ито

- Гражданский долг? – Пренебрежительно фыркнув, мальчишка окинул собеседника очередным недобрым взглядом. – Не нужно мне говорить, кому и чем я обязан, я и сам это знаю. К тому же это поганое государство стоит в конце этой очереди, то есть в самой жопе. Вместе с честью, достоинство и совестью. – Достав из кармана пачку сигарет Ито какое-то время молча рассматривал этикетку, хотелось курить, но каждому дураку было известно, что табачный смог действовал на служивых как валерьянка на мартовского кота, они тут же становились милыми и добрыми, страстно желающими пообщаться, но не на улице, а в теплом и уютном участке. – Этого перца зовут Старик Юи. Вот только это ни хера не имя или фамилия, просто погоняло. И не смотри что он седой и старый, ему от силы лет сорок, просто наркота его сгубила. Так вот этот Юи откинулся четыре года назад из мест не столь отдаленных, здесь его каждая собака знает. Точнее не здесь, а чуточку южнее, там где Драконы заправляют там еще школа одна неприметная стоит, а тут территория совсем другого клана. Сунуться для такой фигуры как Старик сюда означало бы получить перо под ребро полюбас, без вариантов, вот только он и сам не глупый, должен был знать. Какого черта он сюда полез, ума не приложу, но только теперь это не моя проблема, к тому же я не удивлюсь, если у кого-то появится желание отомстить, Юи хоть и был нариком, но многим успел помочь, многие обязаны ему, вот только это уже не мои проблемы.

Накал страстей слегка погасило откровение очередного смельчака или дурака, как кому больше нравится. Облегченно вздохнув, Ито на мгновение убрал обжигающий взгляд, уставившись куда-то в сторону. «Славу богу, догадался таки» Собеседник вот так легко и признался, мол Жертва я, что на Боец не сразу нашел что и сказать, как ответить. На улице, в толпе зевак подобное легкомыслие могло дорого обойтись, в отличие от мужчины Кенчи был более осторожен и старался не афишировать свои способности.

- Вот значит кто ты… - Убрал пачку обратно в карман, задумчиво произнес мальчишка, и на мгновение в голосе исчезли нотки ненависти и напора, агрессии и бунтарства, и осталось лишь одна неподдельная грусть.  – Значит, с тебя можно будет потребовать оплату получше пачки сигарет, ты же понимаешь, что теперь ты должен мне, как говорится, дашь-на-дашь. – Посмотрев в глаза собеседника, Боец ухмыльнулся, похоже, у него появилась одна замечательная идея. – Но я сегодня добрый и не буду требовать ничего материального, тебе лишь нужно узнать его настоящее имя и разборчиво написать его на бирке, надеюсь, писать то ты умеешь. При всем дерьме, что здесь творится этот перец был не самым худшим, так что пусть хотя бы его похоронят как человека, с именем и годами жизни.

Прикусив алые губки, мальчишка отвернулся в сторону, как не прискорбно, но большего сделать он все равно не мог. Наверное, кто-то узнав о смерти Старика опустится до мести, желания убить, но как говорится умершие уже не возвращались, а значит нет смысла тратить свою жизнь ради того, кому уже все равно.

- У тебя все? Больше дурацких вопросов не будет? А то знаешь ли мне пора бежать у меня дела, жена, дети…

Еще начиная разговор Ито знал, чем он может для него обернуться, но под час идиотское желание помочь было сильнее здравого смысла. Конечно, он рассказал этому мужику лишь малую долю того, что знал на самом деле, но даже этого хватило бы на пару выбитых зубов и сломанный нос, а значит оставаться здесь было слишком опасно и нужно было ретироваться как можно быстрее, пока никто из знающих его не заприметил.

В Квесты » 2 Квест №1. Эпизод II - 1.3. В плане главное - последовательность

Отредактировано Кенчи Ито (2012-03-13 00:08:38)

0

103

Jin Hideyoshi

Механический голос в трубке был вежлив и предупредителен. Он бы даже назвал его приятным. Назвал бы, если бы не желание найти сейчас девушку, ставшую прототипом этого голосового кода и всадить ей пулю между глаз. Совершенно дикое, не рациональное желание. Он смотрит на трубку лежащую в собственной руке так, словно не может поверить что она настоящая. Так, словно долгий, раз за разом повторяющийся и измучивший своими подробностями сон внезапно стал реальностью.

Такое часто показывают в фильмах. Замедленный кадр: падает с края стола стакан, разбивается окно или витрина, удар кулаком по зеркалу... И всегда стеклянный бьющийся звук и сыпящиеся осколки. Разбитое стекло - это нечто хрупкое, тонкое, что так сложно создать и так легко сломать. Его чувства сейчас напоминали разбитое стекло. Осколки из которых можно попытаться сложить человека. Такое уже было - пять лет назад, сразу после того как он разорвал Связь. Шульдих не был его Природным Бойцом, поэтому американец не ожидал серьезных последствий, даже несмотря на длительность и крепкость существующей между ними Связи. Оказалось иначе - это было все равно, что запустив в грудь руку, собственноручно вырвать из сердца аорту. Это было... больно. Какое-то время он справлялся - улыбался, что-то говорил, даже нормально расстался с немцем и сел в такси. А потом накрыло - с каждым метром на который он отдалялся от Шульдиха становилось хуже. Посекундно нервы накрывало жгучей волной паники, которая скручивала сознание в одну спираль, зацикливало, оставляя всего лишь одну внятную мысль, которая засела словно раскаленная игра - вернуться, вернуться, вернуться... Объединиться, слиться, стать одни целым, контакт, прикосновение, единство... Множество вариаций одной и той же неоформившейся мысли "он нужен мне". Как он добрался до аэропорта и прилетел в Токио он не помнил - кажется, он закинулся почти пачкой транквилизаторов, кажется он потерял сознание. Когда он пришел в себя, то понял что лежит в реанимации. Трубка от аппарата ИВЛ в трахее была более чем красноречивой. Потом он узнал, что у него был приступ гипервентиляции - он пытался дышать, но кислорода в воздухе ему не хватало, он вдыхал снова и снова, пока не начал задыхаться, а потом легкие отказали. Ему повезло, что на борту самолета был врач, ему повезло что в Японии так быстро работает служба экстренной помощи, ему повезло что когда случился приступ до посадки оставалось сорок минут. Ему просто повезло. Потом он провел в больнице неделю. Потом вышел и взялся за работу, полностью стерев свою прошлую жизнь - из памяти телефона, истории браузера, удалил номера электронной почты и немногочисленные фото, выбросил все вещи, которые хотя бы ассоциировались у него с рыжим немцем и скрыл свое местопребывание. Он не желал даже мимолетно вспоминать про существование Шульдиха - несколько коробок таблеток и перспектива установки кардиостимулятора были более чем хорошим стимулом. Он погрузил себя в работу, он старался не думать, не вспоминать, но не смог. Написал первым, запросив информацию через своего заместителя - сухое, практически деловое письмо. Кажется, он спросил Шульдиха о том, как тот распорядился со своими вложениями и почему не пользуется оставленными ему депозитами. Прошел почти год после разрыва, и написать письмо оказалось легче, чем он думал - буквы на экране монитора мертвы и безличны. В ответ он получил открытку и только тогда вспомнил, что дата отправки письма совпала с его собственным днем рождения. Кроуфорд не терпел подобных совпадений. А потом все как-то неожиданно нормализовалось - редкая переписка, обмен фотографиями, новостями - он переехал в Токио и рассказал о своей новой работе, Шульдих хвастался проведенным ремонтом. Брэд через посредника прислал ему на Рождество настоящее кимоно, и получил в ответ дурацкий галстук от какого-то дизайнера. И все были довольны, а Оракул практически счастлив - это его устраивало. Отношения на расстоянии, когда каждый предоставлен сам себе, без обязательств и накрывающей нервы неконтролируемой тяги - жажды обладания, контроля, необходимости тактильного контакта. Все было прекрасно, пока мистер Такаторо не решил обрадовать его новым секретарем. Все было прекрасно, пока ему на глаза не попался этот дурацкий галстук. Все было прекрасно, пока он не поддался и не поехал в Германию... Все было прекрасно - Шульдих его ждал, все осталось неизменно, и оставалось только вернуться обратно, уехав из этой проклятой, сумасшедшей страны. Все было прекрасно, пока ему на голову не свалился это японец.

- А чего ты ждал? - злость требовала выхода. Беспокойство сгрызало нервы до основания - если Шульдих не отвечает ему, значит что-то случилось. Ему нужно выяснить, что и совершенно нет времени отвлекаться на влюбленных кретинов с тонкой душевной организацией. Угол рта пополз вверх, складывая губы в ядовито-саркастическую улыбку, - Любви до гроба? Трогательных признаний? Что раз я тебя трахаю, то значит, между нами что-то есть? Что раз тебе нравится, как я тебя трахаю, значит ты, меня любишь? Это даже звучит глупо. Мне тебе рассказать про то, что секс не означает отношений или может сам догадаешься, гений? - он достал из бардачка сигареты и небрежно прикурил, кинув зажигалку на приборную доску. За стеклами очков светлый взгляд был холоден и жесток. Кроуфорд открыл замки на дверях и кивком указал на дверь, - Хочешь уйти? Проваливай, - он бросил взгляд на телефон.

- Сейчас 18.08, - интонация не меняется, когда он переходит на Приказ, наполняя слова Силой, - В 20.00 ты придешь в мою квартиру. В течении десяти минут разденешься и примешь душ, вытрешься и пойдешь в спальню. В 20.20 я приду, и мы будем заниматься сексом. До тех пор пока тебя не начнет тошнить, и ты не попросишь меня остановиться, - извращенное удовольствие - видеть, как твои слова причиняют боль. Этой мерзости он научился от Шульдиха, а тот перенял в наследство от своего психа-отца. Это было отвратительно. Но приятно. И Кроуфорд признавался себе в этом - моральное насилие было не менее приятно, чем физическое. Сигаретный дым успокаивал - Кроуфорд сделал еще одну глубокую затяжку, - Будем считать это твоим наказанием. Я ненавижу истерики. А теперь проваливай и чтобы в течение этих двух часов глаза мои тебя не видели.

___________________________________
Одет: Очки в тонкой металлической оправе - прямоугольные стекла с чуть скругленными краями. Деловой костюм двойка цвета индиго - сверху классический плащ с накладными карманами серо-сиреневатового цвета. Беледно-голубая рубашка - воротник жестко накрахмален. Черный шелковый галстук; рисунок - бордовые, белые и желтые параллельные полоски наискосок. Черные лакированные туфли.
С собой: Коммуникатор, сигареты.
Состояние: Зол. Никотиновая интоксикация, сердечный ритм рваный и учащенный, АД повышенно.

+3

104

Кенчи Ито

Реакция мальчишки на чисто прагматическое напоминание о гражданском долге снова заставило подумать про себя, насколько бы могло бесить, если бы Тору был помоложе. Злиться же на недоноска, всем видом выражающего, какой он циничный и повидавший всего, в свои сорок было просто глупо. Плевать он хотел и на этого случайного встречного, и на всех прочих. На тело, погруженное в труповозку тоже было плевать.
"Всё-таки раскололся? И на том спасибо." - без особого энтузиазма прокомментировал Предопределённый, слушая довольно длинный рассказ. Начало не слишком литературно звучащей истории он безразлично отметил как информацию, которая пригодится, но вот дальше парню удалось захватить внимание Тору. Сосредоточившийся взгляд и довольно заметный интерес в нём выдавали на самом деле не настолько безэмоционального человека, как могло показаться. - "Драконы, школа и другой клан, значит..." - выходило, что этот Боец - ученик Змея, который вполне в курсе кланов. Забавно, что они держат таких лиц. Мальчишка явно толком не умел даже общаться в людьми. Кроме того, выходило, что и труп был связан с Такаторо. Это могло бы быть интересно, но лично Тору эта информация была не нужна.
- Спасибо за содействие. - с подчёркнутой вежливостью приподнял углы губ судмед. Мысль прокомментировать речь Жертва отложил, посчитав, что это лишняя трата времени.
"Вот же хамло. Его, видимо, никогда не учили уважать старших."
- Вряд ли я тебе что-то должен за исполнение тобой твоей обязанности. Однако, так и быть, в меру сил попробую узнать имя этого трупа. Ты свободен. Только, - Ишии протянул руку и подтянул Бойца к себе за воротник, - советую запомнить, что хамить надо с умом. Иначе можно нарваться. - наклонившись к мальчишке проговорил Жертва и, разжав руку, ушёл. На то, чтобы передать полученную информацию коллегам, потребовалось едва ли пять минут.
"Интересно, где я буду брать имя этого трупака. И буду ли." - вариантов было откровенно немного. Либо выяснять самому, либо обратиться к обширному источнику. Звонить Орихаре просто так не было ни повода, ни желания, но если тем для разговора становилось больше двух, уже оно того стоило. Боец принадлежащий Такаторо; мужик, тусовавшийся на территории Такаторо - вполне примечательно, чтобы поделиться. Возможно, клан это бы заинтересовало.
Захлопнув дверь собственной труповозки, Тору вынул мобильный и набрал уже знакомый номер.
У него к Изайе было и ещё одно дело - он продолжал питать надежду, что информатор выяснит, чья машина убила Соджу. Пусть прошло уже десять лет.

Телефонный разговор

Нажав отбой, Тору бросил телефон на сиденье рядом и откинул голову на подголовник. Вот они, те слова, которых он ждал десять лет. Теперь пришло время не ждать - мстить. Сжав зубы, Предопределённый завёл машину и тронулся вперёд, по делам. По его лицу вряд ли можно было понять что-то - ведь ещё рано показывать эмоции. Сейчас время готовиться к действиям.

------> Кладбище

Отредактировано Ishii Toru (2011-05-21 12:11:23)

+2

105

Brad Сrаwford

Джин давно уже не был маленьким ребенком. Из родительского дома он упорхнул рано и более никогда туда не возвращался: не по причине того, что родители сдерживали его свободу, скорее наоборот... Он был нежелателен и не нужен. Говорят, что это травмирует психику, оставляет моральным калекой на всю жизнь, но скрипач себя таковым не чувствовал - ему никогда не было с чем сравнить. И когда тогда, через 10ых посредников и друзей он узнал, что его мать, на вопрос о том, как дела у ее сына, отвечает, что сына у нее нет и не было... Мир не пошатнулся, сердце не перестало биться и парень не ослеп на короткие, но такие длинные пару секунд. Это было ожидаемо и предсказуемо. Он привык. Он не любил их, а они не любили его, поэтому и детство вышло у скрипача несуразное. Детство маленького взрослого, отличного от настоящего только тем, что делаешь чуть больше ошибок и чуть быстрее их исправляешь. Джину казалось, что все свои ошибки он уже совершил и успел наступить на все грабли, однако у жизни всегда есть что-то про запас.
Сейчас, держась за ручки двери и смотря на Брэда своими неприлично, вот именно, что по-детски, влажными глазами, парень думал о том, что он не ребенок и не подросток. Он может найти выход, может вырваться, может создать такие обстоятельства, что Брэд отпустит его. Он мог. Он знал, что он мог.
А еще он знал, что никогда этого не сделает. Одни называют это мазохизмом, а другие... словом. На Л.

Он раньше никогда не задумывался о том, есть ли этому слову место в его жизни. Хотя, если подумать, скрипач предпочитал любить неодушивленные предметы: это было значительно проще и почти не больно. Он любил свою скрипку, свою дешевую, пахнущую сигаретами комнатку на окраине, он любил плеер, любил чувство сытости, посещавшее его не так уж и часто. Все это было просто и понятно, это было доступно для того, кто с определенного момента жизни перестал понимать необходимость в обладании. Ему не хотелось иметь много денег, девушек, славы... Ему просто хотелось наслаждаться тем, чем наслаждаться легко. И все же, как бы он не хотел описать это словом на Л, оно этим не было.
Но неужели им было Это? И это и есть то самое слово на Л о котром написаны книги, которые возвеличивают, взвышают? О Ней писали музыку, стихи, пели песни... все о Ней. Но видимо, получалось, что Она бывала разной. И Джин не мог не сросить себя об одном. Почему из всех, что есть, мне досталась именно такая?

Полюбить оказалась очень сложно и в то же время так легко. За что? Брэд не сделал ничего такого, что бы сделало японца хоть на йоту счастливее, скорее наоборот, отнял все то, за что он так долго держался. Вернее не отнял, а дал. Дал деньги, дал какие-то вещи... жизнь становилась физически тяжелее с каждым днем и с каждым днем скрипач все отчетливее понимал, почему сыграть Дьявольскую трель более не составляет труда, а Вивальди кажется детской разминочной песенкой.
Джин столько раз пытался убить это чувство в музыке, утопить в дешевом пиве, в сигаретах, забыться, валяясь на матрасе пьяным и неимоверно голодным. Но чем больше он себя истязал, тем яснее становилось угнездившееся в мозгу убеждение. Позволит ли он все Брэду? Он бы позволил, если бы Брэд того хотел. Но Американцу не нужно ничего кроме самого себя и кого-то того, другого. Неужели тот, другой или другая, значительно лучше? Что в них есть такого, что Джин никогда не приобретет? Он не ревновал, ему просто было очень больно. Как если бы куда-то в район солнечного сплетения вонзали тонкие иголки.

Японец старается не слушать того, что говорит ему американец, концентрируясь на четко очерченных губах, шевелящихся и наверняка издающих весьма громкие звуки, складывающиеся в совсем не приятные слова. Джин знает, что он скажет. А еще он знает, что в сказанное Брэд не верит, так как он ни во что не верит. Это его успакаивает и Джин понимает почему. Просто Бойца успакаивает правда, но Жертва не обязана разделять его мировоззрение.
Джин бы так и сидел, совершенно молча, словно потеряв любую способность к движению, смотря на губы Брэда, когда не услышал, но почувствовал приказ, снявший болезненное наваждение. Вот эти слова он уже отлично понимает. Они врезаются в корку сознания, он не сможет их забыть даже если захочет. Приказ... Он не знает как это описать. Это чувство, что ты не можешь отказать. Ты найдешь тысячу оправданий и все же сделаешь то, что сказано. Сказанное больно.
- Истерика... - против воли, Джин улыбнулся. Осторожно, как начинает улыбаться провинившийся ребенок. Не знает, можно ли, но не может удержаться. Боюсь у нас с тобой всегда истерика. Когда мы рядом.

Внутри снова неожиданно пусто. Почти не пугает угроза в голосе американца. Что он хочет доказать? Что ему все равно? Он не докажет. Джин знает, что он не нужен, но он отлично понимает, что он сейчас необходим. Обычно, когда людям одиноко, они заводят друзей ну или на худой конец приобретают резиновую куклу. В данном случае кукла была совсем не резиновая. Скрипач знает, что получит свое удовольствие, как знает и то, что перед этим получит свою боль. Ему стыдно, но он привык. Нет ничего такого, к чему было бы нельзя привыкнуть, кроме разве что этого сжигающего чувства обиды внутри. На мир, на самого себя и почему-то вовсе не на Брэда.
Японец развернулся и открыл дверь машины. Оборачиваться он не собирался. Они все равно увидяться, как бы Брэд не желал другого.

>>> Квартира Джина Хидейоши >>> Кладбище

Отредактировано Jin Hideyoshi (2011-05-28 01:46:04)

+2

106

Jin Hideyoshi

Пока он докуривал сигарету, в мире произошла куча вещей. Начиная от стандартных умерло-родилось столько-то человек, до необычных. Наподобие запуска ракеты в космос, завершения какого-то исследования, первых шагов ребенка, взлета самолета, извержения вулкана. Пока он докуривал сигарету, вокруг жила и дышала целая вселенная.

Сколько на Земле найдется людей, которым нравится боль? Сразу в голову приходят представители тематических собраний, маньяки, просто извращенцы. И это неправильное представление, потому что на самом деле боль любят все без исключения - домохозяйки и клерки, управители компаний, ученые, бомжи, кинозвезды... все. Но не физическую, и даже не моральную, а самовыдоманную, выпестованную, накрученную до напряжения в миллионы вольт. Невыносимую, нестерпимую боль, от которой сразу все становится хренова, мир скатывается к отметке абсолютного дерьма, и от которой мысль взять кухонный нож и перерезать себе вены, посещает все чаще и чаще. "Я неудачник", "Она меня не любит", "Не увольняйте!" "Я хочу жить", "Моя жизнь проходит в пустую" и еще куча подобного. А все почему? Потому что люди любят страдать. Им это нравится, они находят в этом смысл. Ищется причина, из нее раздувается проблема, потом на нее накручивается тотальное страдание и как логическое завершение - истерика.  Истерика. Этот всплеск эмоций с выворачиванием наизнанку. Раньше это казалось бессмысленным, теперь Кроуфорд видит смысл - это как перезагрузка системы после установки нового оборудования. Это как работа нервной системы, индикатор, предупредительная сигнализация. Тебе больно - значит, ты живешь.

Его нынешний Боец только подтвердил собой общее правило - у него не было ничего, даже причины. Но он придумал ее, довел до критической точки и теперь страдал. И самое смешное, что сам Брэд был ничем не лучше него. Потому что тоже придумал себе причину и тоже чувствовал себя из-за нее временами препаршиво. И что еще смешней, у него и у этого японца причина душевных метаний называлась абсолютно одинаково. Таким затертым, пошлым и крикливым словом. "Любовь" - словно приговор. И зная теперь все нюансы, Брэд с уверенностью мог сказать, что электрический стул гуманней этого чувства. То, что они оба об этом думали, то как выражали и что говорили - откровенно или нет. Это уже не имело значение. Потому что в случае с японцем это было не причиной, а следствием. В случае с этим Джином, это было следствием из одиночества. Отчего-то Кроуфорд был уверен, что этот мальчишка и до встречи с ним был достаточно несчастен, для того чтобы страдать.

Брэд потушил сигарету и машинально проверил телефон. Дисплей честно показал время. Никаких вестей от немца. Уже заводя машину и отъезжая от набережной, Кроуфорд думал об одной вещи.
Люди и боль, их желание страдать, показывать себя самыми несчастными и обделенными. Эгоцентризм с примесью жажды внимания, приправленный одиночеством. Интересно, что бы сказал на это Шульдих? Ему хотелось знать мнение человека, который с самого рождения был одинок при всей своей общительности. Ему хотелось знать мнение человека, которому постоянно было больно, и в чьей боли он, Кроуфорд, был непосредственно виновен. Ему хотелось послушать мнение Шульдиха, человека, которого как оказалось, он почти не знал, хоть и прожил с ним почти половину своей жизни.

---------------------> Квартира Брэда Кроуфорда

+2

107

>>> Общежитие (3 этаж) - комната Нарико Широ
Это правило школы - запрет на выход за пределы ее территории - напоминало бы тюрьму, если бы не было возможности отсюда сбежать самостоятельно тогда, когда появлялась необходимость или желание. Сбежать. Все равно звучало так, словно бы ее здесь держали силой, а ведь на деле так не было.  Здесь было тепло, уютно и... Пусто. Друзей Нарико здесь так и не нашла, так как местные дети казались какими-то слишком маленькими и непонятными. У них были другие интересы и совсем другого рода проблемы. Переполненная едкими запахами улица была жестче и холоднее, но при этом и ближе, проще.
Холодает. Время неумолимо гонит осень к зиме. Все же конец ноября. Промозглый сырой ветер забирается под куртку, и стоило бы застегнуться, повыше подняв ворот, а еще лучше одеть бы дома кофту теплее, но желания возвращаться в ту пустынную комнатку нет никакого, а холод так приятно освежает тело разомлевшее в духоте. "Надо будет открывать форточку, когда сажусь учится" - сворачивая с главной улицы в подворотню, порешила девушка. Защищать тепло она все же не стала - не заболеет и так. Поворот, еще поворот, через детскую площадку и уютный скверик, через дорогу на другую сторону переулка, игнорируя светофор... Зачем толкаться в людском потоке главных улиц, если можно срезать путь дворами? Она знала этот город. Он был домом, другом и товарищем. Родным...
Еще пара поворотов и будет знакомый бар, где почти всегда можно встретить кого-то из своих, а так же выпить и купить сигарет, и закроют глаза на возраст. Нет, пить она не собиралась. Все же будний день накладывал свои отпечатки и обязанности, а вот поймать кого-нибудь на поболтать да новости услышать, хотелось. Не особо приятно чувствовать себя оторванной от привычной среды и узнавать все последней.
Предпоследний поворот перед выходом на нужную улицу, через арку. Здесь уютная такая подворотня и неопределенного рода хлам, здесь они когда-то посиживали. Свято место пусто не бывает: здесь и сейчас сидела компания из нескольких ребят семнадцати-двадцати лет. Инстинкт самосохранения подозрительным холодком скользнул по спине, заставляя руку тянуться к ножнам в кармане, а потом уже додумывать откуда такая странная реакция: "Лица мне их знакомы. И что?" Знакомы-то знакомы, а вот места и времени встречи сходу она так назвать бы не смогла, равно, как и того, как они после нее расстались: "Не хорошо, видать, расстались." Убегать, тем не менее, было смешным, зато свернуть сейчас на широкую улицу было бы хорошо, да жаль, не было здесь уже удобных выходов, разве что развернуться и еще раз мимо той компании продефилировать.
Когда перегородили дорогу, Нарико даже не удивилась. Место действительно удобное: тихо, людей не видно, равно как и с улицы сходу не заметить, два здания по бокам, ограничивающих возможности для бегства и... Да. Короткий взгляд через плечо подсказал, что и там есть пара человек для ее радости. Нарико, конечно не считала себя слабой девочкой, но и до супермена ей было далеко, а три взрослых парня на нее - много.
- Ребят, а что я вам сделала? Можно я пройду? - построить из себя девочку-лапочку - милое дело, особенно, если это позволяет потянуть время, а может еще и узнать причину, по которой ее собрались бить. Руки чуть вызывающе лежат на бедрах, а большой палец правой скользит в карман и находит там ножны, готовясь к тому, чтобы достать и открыть нож одним движением. Естественно, что она не стала ждать ответа и ударила сама, первой, как только почувствовала себя готовой. Рванула на того, что впереди, не хитро целясь левой рукой в челюсть снизу вверх, а правой тем временем распахивая нож. Блок. Ничего - теперь удар правой, с ножом. Убить, ранить - какая разница? Самой бы выбраться сейчас. Алая кровь падающая с порезанной руки противника вызывает почти звериный оскал. Крови хочется еще, больше. Ее вид заставляет замедлить движение на пару мгновений, совсем на чуть-чуть, но этого вполне достаточно. И резкая боль удара пронзает всю руку от плеча к ладони, заставляя взвыть волком и выпустить оружие. Боль отрезвляет, заставляет думать резче, быстрее. Скорость потеряна, а раненый уже успел сообразить и сгруппироваться и второй раз мимо него даже этот фокус не факт, что прошел бы, а уж без оружия. Нарико резко разворачивается спиной к стене, желая хотя бы видеть удары. Заодно и смотрит, чем же ее так:"Против лома нет приема..." Арматурина неизвестного происхождения длинной почти в метр, наводит на приятные мысли о том, что если бы хотели убить, то убили бы.
Руки. Парень вынуждено левша, так как на правой руке наискосок идет неровный шрам и из-за него, вероятно, не действуют аж три пальца. Даже в кулак ему их согнуть не удается толком. Этот-то шрам и становится толчком к воспоминаниям.
- Что попалась, су**а? - резкий, вызывающий голос, продолжает цепочку памяти и Нарико понимает, что действительно попалась: в прошлый раз они встретились наедине, и он то ли пытался ее ограбить, то ли изнасиловать,  предположив последнее девушка... Отреагировала. "Злопамятный, сволочь..."
- Простите, ребята, денег у меня нет, - не вырваться, так хоть потянуть время. Плечо болит адски и, наверно, стоило бы погадать о том, есть ли перелом, но мысли занимает другой вопрос. "Что он от меня хочет?" Нет, уж никак она не ожидала на своей родной территории так нелепо попасться. Глупо же.
- А стоило тебе все же я**а отрезать, - грубо, жестко, и готовясь к удару. "Все же не сломано - рука работает. Повезло."

+1

108

Начало игры

>>> условно из дома

Денек выдался вполне себе обыкновенным. Ни метеоритов не нападало, ни вулканов не поизвергалось, даже никакого завалящего града с куриное яйцо не нападало. Вот Семеныч и провел этот день как обычно, поработал малек, клиенты наведались, потом дядя Вася еще и отвез парочку починенных агрегатов заказчикам - а что, хорошим людям не жалко чуток подсобить. Особенно если еще они и приплатили за доставку. А еще давеча Семеныч с одним человечком договорился, у того техника зачудила, вот и просил приехать, ее укротить. Ну, дядя Вася свою задачу выполнил и теперь шел обратно к машинке, небрежно помахивая чемоданчиком с инструментами и различными запчастями. Пожалуй, на сегодня видать, все, труды праведные завершены, финита ля комедиа, его рабочий день окончен. Можно и своими делами заняться, в магазин заехать, к примеру. Продукты ведь в холодильнике сами по себе не образуются, их туда надо доставить... Да и пивка бы прикупить не мешало, а то осталась всего пара бутылочек, не порядок.
Была, правда, проблема. С адресом Семеныч чуть промахнулся - машинка стояла в одном месте, а нужная личность, как оказалось, жила гораздо дальше. Поразмыслив, дядя Вася решил сократить дорогу до своей железной лошадки. Что идти долго по центральным улицам, когда можно изрядно уменьшить путь, свернув в проулок? Всяких компаний он не опасался, почему-то у дяди Васи проблем с ними никогда не возникало. Вот и шел себе Семен Семеныч тихо и мирно, насвистывал нехитрую мелодию "Белые розы", помахивал чемоданчиком... и вышел. Не к машинке, нет.
Ремня бы им всыпать хорошенько, чтобы мозгов прибавилось. Семеныч вздохнул и печально покачал головой, увидев, как трое лбов окружили одну-единственную девчонку. Эту бы энергию - да в мирных целях! Вот заместо того, чтобы хулиганить, учились бы, работали, а то ведь папака-мамака пьют по-черному наверняка, воспитанием некому заняться, вот и растут такие отморозки, видящие, как папашка руки свои распускает. Оттого и думают, что силушку по поводу и без применять дозволено.
- А ну брысь отседова, и чтобы мои глаза вас не видели! - голос у дяди Васи и так был не из тихих, а уж когда его еще и усиливают, так впечатление команды производят. Да только отморозки, видать, были то ли слишком смелыми, то ли слишком глупыми.
- Шел бы ты себе дальше, дядя, - сплюнул на землю один из них, поигрывая арматуриной. - Не мешай, мы тебя и не тронем.
Второй согласно кивнул, доставая нож. От ведь паскудство! Это вам не игрушки, тут посерезнее все будет. А девчонка молодец, не истерит, слезки по щекам не размазывает, ну, разве можно такую одну бросить-то? Крякнув, Семеныч неожиданно быстро для своей медвежьей комплекции оказался рядом с одним из хулиганов и по-отечески так положил ему руку на плечо. Чуток сжал, честное пионерское, совсем немного! Кинул чемоданчик на землю и аккуратненько так забрал у парня арматурину.
- Я-то дальше пойду. А вы железяки свои бросайте, а то неровен час, еще кого заденете, - кажется, кто-то из великих китайцев или японцев говаривал, что, мол, лучший воин не тот, кто хорошо сражается, а тот, кто даже до сражения не доводит. Так или нет, это неизвестно, а только с этой шпаной драться - так себя не уважать, еще же зашибить можно кого ненароком! Вот дядя Вася руку с плеча паренька снял и чуток арматурину подсогнул. Ну не до прямого угла, конечно, слишком уж напрягаться не хотелось, но ничего так получилось. Внушительно.

+1

109

"Это какого ... сюда нелегкая занесла?" - навряд ли первая мысль Нарико отличалась от тех, что возникли у парней. Логика была проста, как дважды два: ни один нормальный человек не полезет в такую разборку, значит либо до него не доходит, чем ему такое вмешательство грозит, либо просто ненормальный без инстинкта самосохранения, либо коп. Впрочем, последний иначе бы влез, резче.И иностранец к тому же. Так как такого еще назвать? Сейчас вот получит много радостей, может поймет, что не стоит лезть в чужие дела.
Все же слова о том, что Нарико огорчилась появлению мужчины, значило бы сильно соврать. При таком раскладе драться до победного конца она не собиралась и искала лишь способ выбраться, а появление на улочке нового действующего лица в корне меняло ситуацию. Теперь появлялся шанс и исправить ситуацию, лишь бы он не был в том состоянии, когда "море по колено" и имел какой-нибудь опыт... Это-то видимо и решили проверить ребята, и теперь с девушкой остался только один. "Ой, напрасно это вы так. Меня еще рано со счетов сбрасывать..." - стало даже как-то обидно, что ее так недооценивают, хотя это же и полезно - у нее теперь всего один противник, да и тот раненый, а это как-то даже и несерьезно.
Мужчина проявил себя раньше, чем этого ожидали ребята. Сам. В быстром движении чувствовался не только опыт, на который надеялась Нарико, но и хороший навык. Стоило бы порадоваться, наверное, что ее так удачно спасли, но вместо этого в душу щупальцами проползла тоска: "Что ж ты с меня в оплату услуг взять-то хочешь?" В помощь "за так" она предпочитала не верить, и поэтому чувствовала, что попала из огня, да в полымя.
Троица, конечно, быстро ретировалась с поля боя, пользуясь предоставленной им возможностью. Ребятки еще не выпили сегодня столько, чтобы потерять инстинкт самосохранения, поэтому произвести несложные подсчеты смогли.
- Обязательно, - фыркнула Нарико в ответ на их обещание увидеться. Забывать и прощать такую наглость она не была намерена, тем более, что раз уж этот парень решил ее извести, то может в следующий раз и побольше товарищей набрать и тогда уже не будет никакого добренького иностранца. Или же придется обходить квартал стороной... "Ага. Счаз. Я здесь жила пока он еще у мамки грудь тискал... Чтобы из-за какого-то..." - жестким матом девушка выразила свое отношение к любым попыткам выселить ее с родной территории, однако хороших идей по разрешению ситуаций пока не было. Тоже разве что пойти настучать кому-нибудь из своих? Так она будет ничем не лучше этого труса, что не сумев с девчонкой самостоятельно справится, позвал друзей. А с другой стороны нельзя было и позволять этим зарываться...
Нарико наклонилась, подбирая свой нож Складной, но даже на неискушенный взгляд мало похожий на безобидную игрушку: хваткая рукоятка, хищное лезвие, возможность открывать его одним движением и одной рукой так, как она сделала только что. Свое нехитрое оружие девушка любила, да и привыкла уже к нему. Не стоило все же акцентировать не нем внимание, и, быстро закрыв лезвие, Нарико зажала его в кулаке, прижимая к запястью - как бы спрятала. Рука опять болью отозвалась на движения, напоминая о себе.
- Зачем вы влезли? - настороженно поинтересовалась девушка.
Она не видела причин доверять своему спасителю, ожидая от него требования об оплате, поэтому и держала в руке нож, не убирая его в ножны, и сама стояла на расстоянии двух метров. Нарико знала, что отнюдь не выглядела богатой, а значит и незнакомец вряд ли смог бы предположить, что она сможет оплатить помощь деньгами. Однако девушка не любила оставаться в долгу и предпочитала сразу расставить все нужные точки.
- Что хотите?

+1

110

А ребятушки умные попались, быстро сообразили, что к чему и удалились. Практически по-английски, хотя и посулили скорую встречу. Ну а как им еще можно было, если прикинуть? Такие и должны уходить, огрызаясь и скаля зубы, мол, сейчас-то я не хочу драки, голова болит, расположение звезд не то, и просто лень, но вот в следующий раз, ого-го что будет! Пущай чешут отсюда и ненужного фона не создают.
- Зачем? – озадаченно переспросил Семеныч почесал затылок. – Ну дык это… Что я, должен был мимо пройти?
А девка-то молодая совсем… и диковата, вот как пить дать, кутенок уличный, такому руку протяни, так вцепится с шипением. Хотя одежка-то приличная, и выглядит не подзаборником совсем.
- Меня же мужики за своего считать перестанут, если прознают, что я девчонку в беде бросил. Не по-мужски это, понимаешь? – объяснение, конечно, кривое, как траектория движения в дупель набравшегося пьянчуги, да и хромает на обе ноги, и те левые, а что тут еще сказать, Семеныч и не знал.  – Ты сама-то, это, в порядке? Цела?
А то же эти отморозки, как помнится, размахивали железяками. А ну как задели девку? А она будет молчать, от скромности иль от страха, или, говорят, когда люди в состоянии шока, они боли не ощущают.
- Мне-то ничего не надо, - вполне добродушно пробасил Семеныч, - Я ведь ничего особенного и не сделал, да и тут оказался случайно. А ты, девица, по таким местам в одиночку не ходи, народец всякий бывает, сама видела. Береженого Бог бережет, как люди говорят.
Дядя Вася поднял свой чемоданчик с инструментами, чуток подумал и добавил:
- Знаешь, может, тебя подвезти куда? У меня там машинка недалеко. Так что если до больницы вдруг надо, или до дома, то скажи, не стесняйся. Чтобы больше у тебя приключений не случилось.
Ну, раз уж начал в судьбе участвовать, то дело надобно до конца довести. Для верности, надежности и собственного успокоения, а то вдруг у девки сегодня гороскоп неудачный.

0

111

Все еще напряженная и ожидающая новой схватки девушка сосредоточенно рассматривала мужчину, пытаясь понять вооружен ли он, кто он и чего еще стоит от него ждать. Оружия не нашла, что впрочем ничего не значило, так как необходимого навыка для такого обыска ей определенно не хватало. Простецкая одежда, прическа и определенная неряшливость позволяли предположить какого-то рабочего, напоминали отца. Взгляд иностранца, впрочем, был совсем иным. Не было в нем той усталости и злости, которую Нарико помнила в родителе, наоборот была спокойная уверенность в своей силе и правильности собственных решений.
- Перестанут уважать, если не станете в чужие дела лезть? - хмыкнула девица, - Оригинально.
Нож перекочевал в ножны, где ему и было самое место, да и  агрессивности в ее повадках чуть убавилось. Хоть и чувствовала она, что от этого человека зла не стоит ждать, но от того, кто не раздумывая лезет помогать незнакомке, было по прежнему непонятно чего ожидать. Уж конечно, что он не вызывал у нее достаточно доверия, чтобы жаловаться ему на заслуженно полученные синяки и лезть в машину.
- Жить буду. Спасибо. За то, что помогли, - раздельно и явно вытягивая из себя каждое последующее слово, проговорила она, таким образом, словно подписываясь в своей слабости, в том, что не справилась бы без него. Теперь пришлось попридержать едкое замечание о том, что дескать мама не разрешает ей садится в машину к незнакомым мужчинам и вполне по-человечески объяснять, что ей идти здесь два шага и она вполне справится сама…
- И Вам теперь тоже стоит быть осторожнее на этих улицах, - заметила она затем, сказала бы и "будьте осторожнее", но не рискнула столь неприкрыто командовать, и без того выходило достаточно забавно, что она рекомендует ему боятся. Все же Нарико казалось такое предупреждение не будет лишним, ведь на любую силу найдется своя хитрость. В том же, что его здесь запомнят, можно было почти не сомневаться. Запомнили же ее.

+1

112

Ох уж эти гордые и самостоятельные девицы и молодцы! Молоко еще на губах не обсохло, а перья во все стороны топорщат, дескать, мы и сами с усами, все можем и никто-то нам не нужен. Глупые дети, ведь человеку одному ни за что не выжить, загнется, сломается как тот прутик. Ну а коли прутики вместе будут держаться, так их и ураган не разметает. Вот такая нехитрая философия, Семеныч и был спокоен, что точно знал, есть у него и семья надежная, и друзья верные. Пусть далеко, да разве в этом дело? Коли есть надежная основа, то и остальная жизнь такой же крепкой будет, и ты тоже становишься для кого-то той самой крепкой основой. Дядя Вася крякнул и покачал головой:
- Эх, baryishnya, есть дела вроде и чужие, да которые такими являться не могут, - видать, нелегкая доля была у девки, коли она такие простые вещи не понимает. Тут ее впору пожалеть да счастья пожелать. Дядя Вася уж хотел было на благодарность рукой махнуть, мол, пустяки какие, но только вовремя заметил, с каким трудом девка слова произносила. Не дело тогда получится. Так что мужчина степенно кивнул: – Пожалуйста.
И все же Семеныч предпочел бы барышню до нужного места довезти, но не силком же ее в машину усаживать! Зато дядя Вася сам может ножками пойти, сложного-то тут ничего нет.
- Да ты не переживай за меня, на rojon я зазря не полезу. Да и обидеть меня не просто, - Семеныч добродушно улыбнулся, а потом огляделся: - Давай я тогда тебя провожу до дома, что ли. Знаешь, мне так спокойнее будет, а то не хорошо на полдороге дело бросать. Или до людных улиц, коли пожелаешь.
Если не желает девка говорить куда идет, то и не нужно, Семенычу достаточно будет удостовериться, что дальше с ней все в порядке будет.

0

113

<<<<Съемные апартаменты Yasei -- репетиционная база STL (условно)

Репетиция прошла на уровне, что не могло не радовать. Обсудив с ребятами последние детали, вокалист отправился на запланированную встречу с музыкальным телеканалом, после чего решил совершить еще одну не запланированную ранее поездку.
Так или иначе, но жалобы басиста на боль в области плечевого сустава – черт его дернул поиграть в баскетбол в прошлые выходные – вполне имели шансы перерасти в более глобальную проблему в последующем туре, до которого оставались считанные дни. Да и остальным ребятам массаж пойдет только на пользу, как рассудил про себя Этаниэль.
Разумеется, можно было переложить такую «привилегию» как поиск массажиста для группы на продюсера, но Рейнс никогда не любил скидывать на сторону работу, которую был в состоянии выполнить сам, если располагал достаточным для этого временем.
Не выезжая из центра, юноша добрался до первого попавшегося массажного салона – любое из сосредоточенных в этом районе заведений было обязано пользоваться достаточной репутацией для того, чтобы в этом самом районе и оставаться – и, припарковавшись у бордюра, прошел внутрь.
- Чем могу помочь? – учтиво поинтересовалась девушка за стойкой ресепшн.
- Мне нужен массажист. На три месяца. Он должен будет работать в туре. Группа из пяти человек. Проживание и питание, естественно, оплачивается сверх его гонорара. Кого можешь посоветовать? И сколько это будет стоить?
Вопрос парня явно обескуражил девушку, которая предпочла позвать менеджера. Дальнейшие минут двадцать прошли в поисках подходящей кандидатуры и обзванивании сотрудников центра, однако…результатом явилось то, что ни один из них не был готов покидать город.
- Мать вашу, неужели это так трудно?! Или я первый додумался до такого? Ладно, если это нереально сделать у вас, может, подскажете, куда обратиться? – не смотря на довольно грубые выражения, в действительности Эль еще даже не начал терять терпение. Просто, парню действительно была совершенно непонятна сложившаяся ситуация.
Впрочем, ответом музыканту снова была только нечленораздельная информация о какой-то там корпоративной этике вперемежку с извинениями.
- Ладно, все, я понял! Хрен с вами… - пожав плечами, юноша направился к двери, собираясь покататься по району в поисках другого салона, только что-то подсказывало парню, что и там он наврядли добьется другого результата…

0

114

<----- Квартира Тейры, работа (условно)

Тейра сегодня слегка забегался. Хотя, что значит «слегка». Он умотался, как могла бы умотаться белочка в колесе. Савато же, впрочем, от колеса не отказался бы. Или от пары колес. Сегодня ему требовалось крайне много чего отвезти по заказам, на другие работы и времени не оставалось совсем. Ушастый чуть мрачнел с каждым заказом, бурчал, чтобы ему выдали мопед или хотя бы ролики, но все равно брал заказ и мчался по адресу. Когда-то у него был самокат – все не на своих двоих бегать… но его пришлось продать. И за эти деньги купить хлебушка пожевать, чтобы не сдохнуть от голода. Да, бывали такие времена, что он действительно голодал. Но отчего-то его это все так же не особенно волновало. Он точно знал, что, если сегодня работы нет, она будет завтра. Или послезавтра. А дня два можно и поголодать, стройнее будешь. А сегодня все как с ума сошли, напокупали всего, доставка всех сотрудников задействовала. Курьеры носились по городу, закинув язык на плечо. Даже Тейра вот оказался очень кстати, ему должны были заплатить больше, чем обычно.
Последний заказ был в довольно необычном месте. Массажный салон в престижном районе. Тейра всего один раз был в массажном салоне. Правда, он не мог вспомнить, что тут делал. То ли сопровождал кого… то ли тоже какой-то заказ… ну и фиг с ним, с прошлым разом, в общем-то.
Рыжий отдал посылку, но решил немного отдохнуть, поэтому сгрузился в кресло, стянул брошюрку со стола и стал читать про всякие новинки. Появление розоволосого парня вызвало в душе Тейры бурю эмоций. Он уставился, приоткрыв рот, едва ли не мурча от восторга. Это надо же, какой странный парень! Одежда такая, волосы эти, пирсинг. Ах, восторг. Такой необычный… но весьма приятненький. О, какие выражения!
Двадцать минут, пока розоволосый разбирался со своими делами, Тейра почти в открытую на него пялился. Ну еще бы, бесплатное шоу.
«Кстати, за интернет нужно заплатить, а то на ноуте только пасьянс останется…»
А вот просьба розоволосого совсем не показалась Тейре странной, и он искренне не понимал, почему сотрудники салона пребывают в таком ступоре. Хотя, наверное, им всем просто достаточно платят, вот и не хотят покидать уютное место и ехать на три месяца черт знает куда.
«А этот милашка – типа продюсера что-то? Хотя нет, сомневаюсь. Продюсером должен быть такой брутальный дядька с сигаретой в зубах… и нет, я не пересмотрел аниме… А кто же он тогда? Менеджер какой? Нееет. Неужели он участник этой самой группы? Неформал. О, точно, он же неформал. Странно, что он этим занимается, а не менеджер».
Рыжий ушастик даже не удивился, когда парень не добился никакого результата от этих зажравшихся идиотов. И фыркнул, даже не заботясь о том, что его услышат работники салона:
- Разумеется, кто же захочет при такой зарплате ехать черт знает куда на три месяца. Счастье надо попытать в салонах попроще, где люди еще не зажрались и не ездят на дорогущих машинах на работу.
Тейра поднялся, насмешливо глядя на возмущенного менеджера салона, показал ему язык и пошел следом за розоволосым.
- Не, правда, вам нужно куда-то попроще. Да, Ками-сама, даже я могу массаж делать. Платили бы деньги. А еще, вам нужно найти того или ту, кто не связан никак с городом. Вернее – у кого нет «важных дел» - всяких там свиданий, семьи, попоек с друзьями… Мало кто из так называемых «офисных работников» сорвется с места с группой да еще на три месяца. Вам нужен кто-то быстрый, подвижный, мобильный, в общем. Таких сложно найти в дорогущих салонах. Им там и так кучищу денег платят. И сидят они на месте… задницы оторвать не могут.
Черный хвост мотнулся туда-сюда, дескать – а моя задница отрывается от стула легче, чем скотч.
- Хотите, я сделаю вам массаж, а вы убедитесь в том, что я говорю? Или, если очень стремно брать человека с улицы, я могу подсказать не особенно дорогой салон…
Ушки настороженно приподнялись, Тейра улыбнулся, почесав кончик носа и не особенно понимая, чего он вообще прицепился к парню. Сейчас его пошлют… собственно, он даже и не расстроился бы. Но прическа у парня обалденная. И этот пирсинг… эх.
- А вы менеджер группы? – с сомнением проговорил Тейра, - мне кажется, что вряд ли бы менеджер стал так выглядеть… Но вы офигенно выглядите. Крайне привлекательно. О, кстати, видели, какие они там в салоне все принцессы и принцы? А тут вы, такой неформальный… мало ли, что они могли подумать… идиоты. А мне вот наоборот кажется, что тем необычнее человек, тем он проще. Вернее – интереснее. Не эта серая планктонистая масса людей, а личность, самая настоящая.
Тейра замолчал, вдруг сообразив, что слишком много болтает, смутился, чуть прижав ушки и мотнув хвостом.
- Ой, извините, я вас отвлекаю… и говорю слишком много…

0

115

Этаниэль уже успел выйти за двери салона, задержавшись на пару секунд только чтобы поджечь сигарету, когда внезапно за его спиной послышалась целая тирада нескончаемого потока информации и эмоций. Последних явно было больно, но Рейнс все же сумел вычленить основной смысл из всего вышесказанного незнакомым парнем, который, казалось, словно вырос из-под земли.
- Стоп! – наконец скомандовал парень, прерывая таким образом льющийся на него поток речи, хватая ушастого трещетку за плечи и прислонив его к стене.
Наконец, воцарилась тишина. В течение первой пары секунд этой самой тишины музыкант пристально оглядел незнакомца сквозь закрывающие половину физиономии темные очки.
Молоденький. Рыжий. Ушастый. Уши и хвост черные, забавно контрастируют с цветом волос и, напротив, гармонируют с одеждой. Общий вид у мальчишки был довольно встрепанный, напоминающий воробья…или курьера…или разносчика газет. Губы Этаниэля едва заметно дернулись в нечто, похожем на ухмылку.
- А теперь по порядку. Если ты можешь подсказать салон, где реально найти то, что мне нужно – буду благодарен. И нет, я не продюсер. Мне просто нужен массажист, который знает, что делает, и разминает мышцы, а не кости. – пристальный взгляд теперь поверх очков на парня, затем быстрый взгляд на наручные часы; снова на парня – Ты это умеешь?

0

116

Тейра совсем смутился, понимая, что такого говорливого, как он, могут и не взять на работу вот так с улицы. Впрочем, смущение ушастого отразилось в легкой неуверенной улыбке, краснеть и прижимать ушки он не стал. Рыжий вообще отличался некоторой толстокожестью в плане смущения. Зато отлично знал, как порой действуют смущающие ушастики на взрослых дядь. И часто пользовался этим. На работу брали отлично, особенно официантом, где не нужно нахальство, а ушки отлично рекомендуют заведение, как приличное. Ну, была парочка таких вот загонов у начальства.
И только сейчас рыжий ощутил, что рядом с ним ВС. Немного удивился, потому что… потому что потому. В городе не особенно часто натыкаешься вот так на тех, кто близок тебе. Рыжий чуть коснулся ниточек Связи, вздыхая незаметно. Интересно, а если он уедет на три месяца, что скажет Крис? Обрадуется, наверное… а если с ним что-то случится? Ну пусть не лезет в переделки! И будет в целости. Жил же как-то до Бойца…
- Не, честно говоря, я не уверен, что точно могу указать салон, где люди рванут в тур с группой. Даже за большие деньги. Это я лишь строил предположение… так что помотаться вам все равно придется весьма основательно.
Розоволосый показал глазки из-за очков, чем окончательно заворожил ушастого. Тейра хмыкнул понимающе.
- Да, я умею делать массаж. Я не профессионал и никогда не ходил ни на какие курсы массажа. Но я предлагаю вам попробовать мои умения. У меня сильные и нежные руки. И еще я… ммм… знаю нужные точки. И делать массаж, чтобы снять напряжение, расслабить мышцы, чтобы не болела спина, плечи и руки – это умею точно.
Тем более, однажды он хотел учиться массажу, разговаривал с одним доктором, который и рассказал, как нужно делать это правильно. И на нескольких знакомых Тейра уже пробовал все это. Натренировался достаточно, чтобы понять, что и как нужно делать.

0

117

Рейнс не сдержал кривой усмешки, когда парень внезапно пошел на попятные касательно вопроса салонах. То ли ляпнул, не подумав, то ли решил пропихнуть свою кандидатуру.
Так или иначе, на сегодняшний день у Этаниэля оставалось не так уж и много свободного времени, чтобы разъезжать по всем городу в поисках массажиста. Да и, откровенно говоря, рыжий был прав. Желающих отправиться в турне с группой со всеми вытекающими последствиями найдется один на десять. Если не на двадцать…
- Ладно. – наконец констатировал вокалист, после минутных раздумий – Давай посмотрим, что ты умеешь.
Оглядевшись по сторонам, Рейнс приметил стоящую неподалеку банкетку и, кивнув парню головой, не долго думая, направился к ней, садясь и поднимая на мальчишку взгляд сквозь очки.
- Опробуешь на мне. Десять минут. Помни плечи, ну и…в общем, покажи, что умеешь.
Юноша развернулся к рыжеволосому спиной.
Тот факт, что парень не стал набивать себе цену, честно признавшись в том, что он в общем-то не имеет даже намека на образование в данной сфере, вызвал уважение со стороны Рейнса. Эль не имел ничего против простоты или отсутствия необходимой документации – главным был результат.

0

118

«И все же доктор был прав в свое время… я не умею общаться с людьми. Несу им все подряд, поток слов, фраз, образов и мыслей. Надо учиться… эх, были бы деньги на курсы какие… хотя, какие курсы… кто меня куда пустит… мерзкие врачи, понаписали в своих бумажках кучу бреда! Зато у меня есть работа в клане… иногда мне даже платят за какие-то дела там… это полезно. Но вообще я не смог бы сидеть в офисе… мне лучше бегать. Или вот, ехать куда-то».
- Хорошо, - парень потер руки, разогревая сам себя, уселся позади розоволосого, - если вы не будете курить и двигаться – будет вообще чудесно.
Рыжий плавно забрал остаток сигареты, затушил и выкинул в стоявшую неподалеку урну.
- Я надеюсь, нас не выгонят отсюда…
Задумчиво мурлыкнул ушастый, склонив голову набок и осматривая свою «задачу».
- По одежде будет хуже, чем может быть по обнаженному телу, я думаю, вы это понимаете.
Тейра, улыбнувшись, потянул с парня куртку, снял и отложил в сторону, стал мягко поглаживать розоволосого по плечам, разогревая, прощупал позвонки у основания шеи, неодобрительно поцокал языком.
- Вы крайне запустили себе спину, вы в курсе? Все, что вот тут… - он провел рукой, - я не знаю, как это называется, - абсолютно беззаботно, ведь не в умных словах дело, - но здесь все зажато, перекручено и дико напряжено. Вам будет больно сейчас. Закройте глаза, чуть опустите голову, расслабьтесь. Когда вам в последний раз делали массаж? Вы в ужасном состоянии.
Искренность – не лучшая политика. Но Тейра, даже если и не будет работать на этого парня, не мог пройти мимо. И должен был сказать это. Жалко, если такой очаровательный юноша сорвет себе спину просто потому, что долбоеб и не ходит к массажисту.
Рыжий, немного разогрев плечи и шею, стал тихонько сжимать пальцы, хмурясь и мотая хвостом раздраженно.
- Признаться, сидя это делать дико неудобно, - буркнул ушастый.
Мышцы не поддавались, Тейру уже взял не слабый азарт и жаление справиться с вызовом. Он не усиливал нажим, не набрасывался на «жертву», просто хмурился, подергивал кончиком хвоста и методично сжимал, поглаживал, поправлял футболку, чтобы не мешалась.
- О, ну наконец! – удовлетворенно выдохнул Савато, когда почувствовал, что парня слегка начинает отпускать эта чертова зажатость, - а то как в бетон были заплавлены. Или как там можно быть в бетоне… забетонирован… хммм…
Тейра бормотал, потом чуть мурлыкнул и улыбнулся, довольный, что ему удалось добиться от этого запущенного тела результата.

0

119

- Не парься. Не выгонят. – спокойно отозвался Рейнс, достаточно недовольным взглядом проследив за тем, как рыжий незнакомец выбросил его недокуренную сигарету. В бесцеремонности был свой плюс. В отобранной сигарете – минус.
Первые минут пять процесса показались Этаниэлю странными. Нельзя сказать, чтобы он часто бывал на сеансах массажа – от силы пару раз, да и то случайно или по настоянию Натаны. Затем парень постарался расслабиться и прислушаться к собственным ощущениям. Усталость постепенно отступала, словно, освобождая мышцы, при каждом новом методичном нажатии на нужные точки.
- Не изображай врача, окей? Ты сам признался только что, что им не являешься. – произнес Этаниэль, дабы в очередной раз прервать поток благоразумных изречений ушастого – И хватит «выкать»…
По истечении еще минут десяти, когда пробный массаж был окончен, юноша довольно потянулся, снова надевая куртку.
- Девять из десяти. – констатировал музыкант – Ты молодец. Так что, если готов поехать с нами, я жду твою цену. – Эль извлек очередную сигарету, закуривая и глубоко затягиваясь терпким дымом.

0

120

- Если бы я изображал врача, я бы сыпал кучей малопонятных терминов, умничал бы и был редкостным засранцем, - хихикнул Тейра, продолжая массаж мягко и аккуратно.
Когда парень потянулся и натянул куртку, ушастый улыбнулся, довольный, что справился. И действительно справился, раз ему так сказали. Захотелось попрыгать от радости, но это явно было бы совсем лишним.
Крайняя эмоциональность Тейры сейчас могла бы объясниться усталостью, когда уже просто нервы не выдерживают – и сознание ведет себя не особенно адекватно. Но в данном случае… юноша просто опять забыл принять таблетки. Или не забыл, а проигнорировал… в общем, он был сейчас не на них, вот и вел себя слегка странно. Самую малость. Был очень разговорчив.
- Я готов поехать!
И тут же замолчал, почесывая кончик носа.
- Ой… а я совсем не знаю, какую цену лучше… а можно мне подумать? Ну… а это будет за месяц или за каждый… сеанс?
Рыжий совершенно растерялся. Он не умел копить деньги, не умел их нормально зарабатывать, радуясь абсолютно любой денежке. И планировал, раз уж так, посоветоваться с Жертвой. Тот хоть и младше, но в том, что касается выживания – гораздо круче рыжего.
- Кстати… меня Тейра зовут… - совсем как-то потерянно сказал ушастый, закусив губу, - можно я подумаю и завтра ва… тебе позвоню? Но я точно-точно могу с вами поехать!
«Только Крис запретить может… ага, даже Приказом… но тогда я пойду на него жаловаться… и буду идиотом выглядеть… и Криса могут забрать у меня… эй, чего это я вдруг так печалюсь этого! Пусть забирают».
Тейра коснулся ниточек Связи и мысленно дал себе по ушку. Дурь опять в голову лезет. Не хотел он оставаться со своим… не своим!.. Жертвом. Или хотел?..

0


Вы здесь » Токио. Отражение. » ЦЕНТР » Улицы